[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 06 19 - Till & Peter, P-magazine, Belgium
[TEXT] 2015 06 19 - Till & Peter, P-magazine, Belgium
TILLAДата: Понедельник, 29.06.2015, 01:35 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные
English text translated by © team Rammstein Belgium
Interview: Jelle Verstaen

Frontman of Rammstein goes English:

What do you get when Rammstein frontman Till Lindemann and PAIN/Hypocrisy-chief Peter Tägtgren have a couple of wild nights? A huge hangover, that's for sure, but also a longplayer, Skills In Pills. A - look out - English speaking album about innocent golden showers, a fishing line and Moby Dick, that between the lines sticks more than the avarage darkroom.

"Our Skills In Pills? A cocktail of wodka, sleep- and diabetespills"

Rammstein shouter Till Lindemann slides his legs under the table together with companion Peter Tägtgren, at the roof terrace of the Beursschouwburg in Brussels.
They rub quickly their morning simmer and possibly some leftovers of coke from their eyes - it seems that the two gentlemen have had a wild party the evening before.
Under my list of questions are two editions of P-Magazine, that I would like to hand over to the two gentlemen after the interview. Although that is reckoned with the eagle eyes of Lindemann, when he notices the suspenders of our cover model from under my questionnaire.
"Tanja Dexters? Do you have her number? When can I meet her?" He says with a greasy smile. The tone has immediately been set.
P-M: Tell me rather how you two have met each other.
PETER: Fifteen years ago, I prevented that a couple of bikers pounded on Till's muzzle.
My brother and I pulled him underneath".
TILL:"Rammstein-keyboarder Flake and me were at that time in Sweden, because he wanted to meet up with a couple of girls. We didn't know that one of those chicks that we were flirthing with, used to be together with one of those rough bikerguys. Those guys already had their knives drawn and a bar stool above their heads ready to teach us a lesson. Until Peter intervened to say that we were friends of him. But I have to tell honestly that we ran into eachother a few times before in metalbars in Stockholm, so we recognized eachother's face. But then we just said 'hello' and thought 'go fuck yourself'. Which of cource changed after the incident. (smiles) The real friendship started when Peter invited me at his house, togheter with a couple of pretty girls and more cherry gin that the avarage liver could handle. The things that have happend there, oh boy..." (laughs out loud)
P-M: Such as?
LINDEMANN: "I will show you (pulls up the sleeve of his right wrist, where we see a scar the size of a mini pizza). We were so drunk that we were hasseling eachother the whole time. Suddenly Peter said: 'Hey, big mouth! On stage you dare to play with fire!' I did not say anything, lit up a cigarette and held my arm above a burning candle that smelled like barbeque meat. It took seven months before the wound stopped festering. Oh, when I'm completely drunk, I always want to be the bruiser. Afterwards I hate myself for that, because it always turns out in a disaster: blood, scars and shit all over the place."
P-M: You are being very quiet, Peter? Where is your scar?
Tägtgren: "I pussied out. I was the pussy of the evening. To outdo Till is a hopeless task. Especially when he is completely wasted." (laughs)
P-M: Did you then decide on the name of the band? As in: the winner may give his name to the project?
Lindemann: We had no idea what we would choose as a band name. Every time we thought that we found one, it seemed that it already excisted. I wanted 'Krauts' (a bad name that the Americans gave to the nazi's during WW II) but that was apparently a punk band.
P-M: When were you were so wasted that you ended up having scars?
Lindemann: "That should have been last weekend.
We had just recorded a video, so we invited the whole crew to go out for drinks. It was a fucking disaster. Peter wanted to beat me up as well as a good friend of mine - he was trying to seduce the wrong lady. I wanted to intervene, but when I stood up, I fell through a table, because I was so drunk. The rest of the evening is one black hole." (laughs).

Can the audience expect fire tricks with Lindemann, like with Rammstein?
Peter: Oh no, we will do all sorts of sick shit, but nothing with fire.
Till: I do not want the show to be just like my work with Rammstein. That would not be fair against the boys. Rammstein is Rammstein and Lindemann is Lindemann. That's why we sing with this new project in English."
P-M: That was indeed the first thing that caught my attention when I heard your album: away with the German, welcome English perversions.
Till: "It's important that the whole world can hear what we write about. Otherwise the fans are just screaming along about sex, without even knowing about it. Also for Peter it's interesting: I would not want that he is singing along very happy in a serious song that is about cancer".
P-M: Never considered to write Swedish lyrics?
Till: (laughs out loud)
Peter: "Till's brains would explode if he would have to memorize all the songs, I'm afraid."
Till: "And that Swedish gibberish would unlikely sound retarded. Sorry Peter."
Peter: "No, that's not a problem, I agree. I would not like to play in a band that writes Swedish songs." (laughs)
Till: "But on the serious side: I rather prefer Spanish. At least that has some edge on it - the rolling 'r' and the fast talking is still somewhat aggressive."

P-M: Whatever kind of language you prefer to toggle with, when it come to themes, you don't go anything out of the way.
Till: "Why should we? Peter wrote all the music first, after which I left my inspiration run free. Ladyboys, golden showers, abortion, necrophilia... I do not choose the topics, they choose me." (laughs)
Peter: (grins) "Blame it on someone else. You filthy mind!"
P-M: Till, you grew up in East Germany, where it was best to have the same opinion as the government, or the Stasi would beat you up. Are these spicy topics, your middlefinger to that period?
Till: "I have never stood still with this, but it's possible. We were not allowed to do anything, and now I can shout 'asshole' to everybody. Somewhere I'm happy that I've experienced that period - it made me to the person I am today."
P-M: But you have never had to shut Till up, because he went a theme too far, Peter?
Peter: "I never bothered about that. When Till was doing the singing, the producer and I looked quite a lot at eachother from behind the mixing console.
“Can we do this?' Fuck it, we will do it anyhow. If we can score with this, perfect. If the press breaks us down, then that's the case. Life is one big gamble."
Till: "It's still a risk, but for me it's very clear that it's about black humor and sarcasm. I expect that the main part of our audience can read between the lines."
P-M: When you're suddenly singing in another language, I can imagine that you would stumble over your lyrics now and then.
Peter:"I rarely forget lyrics, they now go on autopilot. On the moment that you think about it too much, you start to panic and then things go wrong."
Till: "I constantly have black outs on stage. Then I really have lost the text, but it pops up in my brain just in time before I need to sing it, 'a hairpussy away'. That is really absurd.
P-M: And when it still does not pop up?
Till: "Then I smash my microphone to pieces. If I still can't remember the text, at the time the roadie brings a new microphone, then I smash that to bits too. And this can take a long time. A while ago, I could not remember the text of Ohne Dich - then I smashed three of them during one song. I never thought I could screw up 6.000 euro so quickly." (laughs).
P-M: Would that temporary memory loss would have something to do with your ritual that you drink a whole bottle of tequila before every Rammstein show?
Till: (grins) "That is possible, yes. We are very superstitious, so we 'have' to open that bottle. And if someone is not present during the first shot, we have to keep drinking until every bandmember at least drank one glass of tequila, otherwise everything else goes wrong."
P-M: Are there any plans for a Lindemann ritual?
Peter: "Dammit, we never thought about that."
Till: "Don't worry, we will find something." (Puts his head on the table and pretends to sniff firmly)
Peter: (laughing out loud) "I was rather thinking in another direction!" (pulls up his sleeve and aims my pen as a syringe on a large vein - both gentlemen cannot stop laughing)

P-M: How is everything going on with your "Skills In Pills"? Do you take drugs a lot before a show?
Till: (serious) "No, never done that."
P-M: My grandmother can tell better lies, man. Come on.
Till: Next question, please (laughs) No, that denying will be a remnant from my East German time. We could not get to drugs because there was simply nothing. We searched our salvation in pills: we mixed sleep- and headache medicine together with diabetespills in a glass of wodka to get high. I've had quite a few good trips on it!"
P-M: But you were never arrested for drug posession?
Till: "No, that were all legal medicines which I also had a prescription for them. Also the blood tests were not good at point back then. The only thing they could infer was what I had eaten during Christmas (laughs). I was high as a kite and they could not do anything to me. Fantastic! Also glue and paint thinners were very popular back then. I really hated the hypocrisy around drugs: people are against all forms of soft- and hard drugs but they pop pills between their teeth every day. Where do you draw the line?
P-M: If I understand correctly there are no drugs for you on the rider?
Peter: "No glue, that is!" (laughs)
P-M: And what about woman on the wish list? Till, I read that you don't know how many children you have? Were you bored of the person who interviewd you or do you really don't remember?
Till:"I may drop dead here if I know how many children I have and with who. But I know I have a lot of them running around."
Peter: That also applies to me. I am already nervous for the moment when the first one is at my door and says: 'You are my father;' (laughs)
Till: "I am mentally prepared for it. That is called to bear the consequenses of the good life!"
LadyLiДата: Вторник, 30.06.2015, 20:16 | Сообщение # 2
Группа: Site friend
Сообщений: 189
Репутация: 228 ±
Статус: Off Clan
Фронтмэн Rammstein перешел на английский

Текст на английский переведен командой Rammstein Belgium
Автор оригинального текста: Jelle Verstaen

Что получитается, когда фронтмэн Rammstein Тилль Линдеманн и шеф PAIN/Hypocrisy Петер Тэгтгрен проводят вместе пару диких вечеров? Безусловно, дикое похмелье, но также и полноценный альбом Skills In Pills. Внимание – англоязычный альбом о невинном золотом дожде, рыболовной леске и Моби Дике, в котором между строк скрыты темные пространства.

"Наши Skills In Pills? Коктейль из водки, снотворного и диабетических таблеток"
Громкий голос Rammstein Тилль Линдеманн и его компаньон Петер Тэгтгрен вытягивают ноги под столом на террасе Beursschouwburg* в Брюсселе. Они быстро стирают с лиц следы утренней усталости и, может быть, употребления кокса – похоже, вечер накануне у них окончился бурной вечеринкой. Под моим лсиком с вопросами лежали два номера P-Magazine, которые я намеревался вручить обоим джентльменам после интервью. Тем не менее, орлиный взгляд Линдеманна выхватывает бретельки на теле модели, сфотографированной для обложки, даже под моим опросником.
«Таня Декстерс? А у тебя есть ее номер? Когда я смогу с ней встретиться?». Он говорит это с сальной улыбкой. Тон беседы задан сразу же.
P-M: Лучше скажи, как вы оба познакомились
Петер: «Пятнадцать лет назад я выручил Тилля, когда пара байкеров собиралась набить ему морду. Мы с братом вытащили его из этого»
Тилль: Клавишник Rammstein Flake и я в тот момент находились в Швеции, он хотел познакомиться с парой девушек. Мы даже не подозревали, что одна из этих цыпочек, с которыми мы флиртовали, раньше встречалась с крутым байкером, он оказался в том же баре. Эти грубые парни уже вытащили ножи и занесли над головой барные стулья, готовые преподать нам урок. В этот момент вошел Петер и сказал, что мы его друзья. Но, откровенно говоря, мы сталкивались с ним несколько раз в рок-барах и просто знали друг друга в лицо. И просто говорили друг другу «привет», подумав при этом «иди в жопу».
Конечно, все изменилось после того случая (улыбка). Настоящая дружба началась с момента, когда Петер пригласил меня к себе домой в компании с парой девушек и с количеством вишневого джина, гораздо большим, чем то, с которым справляется печень. В общем, потом событие развивались..ну…ох, парень… (громкий смех)
P-M: Как?
Тилль: "Я покажу тебе (закатывает рукав на правой руке и мы видим шрам размером с мини-пиццу). Мы были сильно пьяны и все время подкалывали друг друга. И тут Петер говорит: «Эй, хвастун! На сцене ты отваживаешься играть с огнем!». Я, не говоря ни слова, закурил сигарету и вытянул руку над огнем свечи. Запах был как при жарке барбекю. Ожог гноился потом в течение семи месяцев. Ох, когда я совершенно пьян, мне всегда хочется превратиться в громилу. После я себя за это ненавижу, это всегда заканчивается катастрофой: шрамы, кровь повсюду и прочее подобное дерьмо».
P-M: Ты слишком тих, Петер. А твой шрам где?
Петер: "Я спасовал. Я стал лохом всего вечера. Победить Тилля – это вообще безнадежное дело. Особенно если он бухой (смех)».
P-M: Вы тогда определились с именем для проекта? Типа: будет назван в честь победителя?
Тилль: Мы понятия не имели, как можно назвать группу. Каждый раз, когда мы думали, что нашли, выяснялось, что такое название уже существует. Я хотел назваться 'Krauts' (презрительное прозвище, которым американцы называли нацистов во время Второй Мировой войны), но это, скорее, для панк-группы.
P-M: А когда вы опять напивались до того состояния, что это окончилось шрамами?
Тилль: "Должно быть, в минувшие выходные. Мы только что досняли клип и предложили всей съемочной группе пойти выпить. Это была чертова катастрофа. Петер хотел побить меня и моего хорошего друга – он пытался клеиться не к той женщине. Я собрался вмешаться, но, когда встал, свалился и разбил стол, поскольку был пьян вусмерть. Остаток вечера – сплошная черная дыра (смех).

P-M: Ожидать ли аудитории трюков с огнем от Lindemann, какие делаются
Петер: О нет…Мы будем делать все возможные шизанутые вещи, но никакого огня. Rammstein это Rammstein, а Lindemann это Lindemann.
Тилль: Я не хочу, чтобы шоу напоминало мою работу с Rammstein. Это было бы нечестно по отношению к ребятам. Поэтому в новом проекте мы поем на английском.
P-M: Это действительно самое первое, что привлекло мое внимание, когда я услышал альбом: от немецких извращений добро пожаловать к английским.
Тилль: Важно, чтобы во всем мире могли понять, о чем мы говорим. Иначе фанаты будут орать вместе с нами что-нибудь про секс, не понимая вообще, о чем речь. Кроме того, важно было понимание Петера, мне бы не хотелось, чтобы он написал что-то очень счастливое в серьезной песне о раке.
P-M: Никогда не думал написать лирику на шведском?
Тилль громко смеется.
Петер: Боюсь, у Тилля мозг бы взорвался, если б ему пришлось запомнить все песни.
Тилль: И этот шведский бред сопровождался бы слабым звучанием. Извини, Петер.
Петер: Да ничего, я согласен. Мне самому не хотелось бы играть в группе, пишущей тексты на шведском (смех)
Тилль: Если серьезно, я б лучше предпочел испанский. У него есть один аспект – грассирующее «р» и быстрый темп все равно оставляют некоторую агрессивность.

P-M: На какой язык вы предпочитаете переключаться, когда дело касается тем, отступать от которых вы не хотите?
Тилль: А зачем? Петер написал музыку, после чего я отпустил свое вдохновение на свободу. Ladyboys, золотой душ, аборты, некрофилия… Я не выбираю темы, это темы выбирают меня (смех)
Петер (усмехается): Ну и к черту. Ты извращенный ум!
P-M: Тилль, ты вырос в Восточной Германии, где было лучше придерживаться линии правительства или ты мог пострадать от Штази. Все эти острые темы – это твой способ показать средний палец тому периоду времени?
Тилль: Я не зацикливался на этом, но, может, и так. Нам ничего тогда не позволялось, а сейчас я могу крикнуть «ублюдок» кому угодно. Хотя я где-то счастлив, что у меня есть опыт того времени – он делает меня тем, кем я являюсь сегодня.
P-M: Вам не приходилось заставлять Тилля заткнуться, поскольку он зашел слишком далеко, Петер?
Петер: Меня это не заботило. Когда Тилль записывал вокал, мы с продюсером частенько переглядывались за микшерским пультом – «мы вообще можем такое сделать?». Да нахрен, мы все равно сделаем. Если это принесет нам очки – здорово. Если пресса раскатает нас – так тому и быть. Жизнь это одна большая авантюра.
Тилль: Риск остается, но мне совершенно ясно, что нельзя забывать о черном юморе и сарказме. Я ожидаю, что большая часть аудитории умеет читать между строк
P-M: Когда вдруг начинаешь петь на чужом языке, как я представляю, то будешь спотыкаться тут и там на собственном тексте
Петер: Я редко забываю слова, они идут на автопилоте. А вот если ты начнешь на этом фокусироваться, станешь паниковать и тогда все пойдет кувырком.
Тилль: У меня постоянно бывают провалы в памяти на сцене. Когда у меня вылетает текст, но он всплывает в мозгу прямо перед тем, как я должен спеть какое-нибудь «убрать лобковые волосы». Абсурдно.
P-M: А если слова не всплывают?
Тилль: Тогда я разбиваю микрофон на кусочки. Если все равно не помню, стафф приносит другой микрофон, и его я тоже разбиваю. Это может занять некоторое время. Давно как-то я забыл текст Ohne Dich, это обошлось в три микрофона. Никогда не думал, что я могу так быстро изничтожить 6000 евро (смех)
P-M: Может, эта временная потеря памяти связана с вашим ритуалом выпивать целую бутыль текилы перед шоу Rammstein?
Тилль: (усмехаясь) Может, и да. Мы очень суеверны, так что мы «должны» открыть эту бутылку. И если кто-то из нас отсутствует во время разлития первых стопок, приходится пить до тех пор, пока каждый участник группы не употребит стакан текилы, иначе все пойдет не так.
P-M: А вы планируете какой-нибудь такой ритуал для Lindemann?
Петер: Черт возьми, мы и не думали об этом.
Тилль: Можешь не переживать, что-нибудь изобретем (опускает голову к поверхности стола и делает вид, что нечто втягивает носом).
Петер (с громким смехом): У меня мысли текли в другом направлении. (Закатывает свой рукав и использует мою ручку, чтоб изобразить шприц, втыкаемый в вену – и оба просто покатываются от хохота)

P-M: А как дела обстоят с вашими "Skills In Pills"? Вы принимаете наркотики перед шоу?
Тилль (серьезно): Нет и никогда этого не делали
P-M: Да ладно, даже моя бабушка врет более убедительно
Тилль: Следующий вопрос, пожалуйста (смех). Нет, это отрицание – напоминание о том времени, когда я жил в ГДР. Мы не могли принимать наркотики, их просто не было. Решение находилось с помощью таблеток: мы смешивали снотворное, таблетки от головной боли и диабетические пилюли в стакане водки, чтобы «улететь». У меня случались от такого неслабые приходы.
P-M: Вас не арестовывали за все эти лекарства?
Тилль: Нет, это все были легальные препараты, и у меня имелись на них рецепты. Даже анализ крови не помог бы ничего выявить. Единственная вещь, которую могли узнать таким образом про меня – что я съел на Рождество (смех). Я мог быть упоротым, но сделать со мной ничего не могли. Фантастика! Популярно было в то время и нюхать клей или разведенную краску. Я ненавидел лицемерие по отношению к препаратам: люди против всех видов легких или тяжелых наркотиках, зато закидываются таблетками каждый день. Где тогда граница?
P-M: Если я верно понял, наркотиков в вашем райдере нет?
Peter: Клея точно нет! (смех)
P-M: А что насчет женщин? Тилль, я читал, вы как-то сказали, что не знаете точно, сколько у вас детей. Вы просто устали от интервьюера или вы реально не помните?
Тилль: Я мог бы свалиться тут замертво, если б выяснил точно, сколько детей я заимел и с кем. Но я уверен, что они где-то точно есть.
Петер: То же касается и меня. Я всегда нервничаю, представив момент, когда первый из них войдет в дверь и заявит: «Вы мой отец» (смех)
Тилль: А я морально готов к такому. Это называется отвечать за последствия хорошей жизни.

* Культурный центр в Брюсселе
Перевод LadyLi для http://www.rammclan.ru
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 06 19 - Till & Peter, P-magazine, Belgium
Страница 1 из 11