[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 05 xx - Interview Lindemann, Sweden Rock
[TEXT] 2015 05 xx - Interview Lindemann, Sweden Rock
AlonsoДата: Понедельник, 01.06.2015, 17:55 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7639
Статус: Off Clan
Sweden Rock Magazine on Project Lindemann

After one wet night out in town, the singer of Rammstein Till Lindemann and the strong man behind Pain and Hypocrisy Peter Tägtgren, fantasized about making a song together. After 15 years reality struck and that resulted in the Lindemann project. The album “Skills in pills” according to Till is mostly about fucking.

By DAVID JANNATI (translated by Anna Hellblom)


When I enter the luxurious hotel room, Till is standing by one of the windows, looking out over the roof tops of Stockholm. The tall German in a suit have adopted a powerful pose with his arms crossed. I can’t help but wonder if he chooses to stand with back turned against me as a part of some sort of power struggle, to show who’s in charge of this interview. Before I get myself seated I ask him which one of the two couches he preferred to sit in.

- Take the black one, Till answers. I just farted in the white one. That is why I am standing by the window to get some fresh air before you entered.

Then he gives me heartwarming welcome and I quickly come to turns with that the front figure of Rammstein is more easy going than I first thought. The second part of the duo is unfortunately sick with something that looks like the flu. Because of that, Peter Tägtgren will get his say in this interview on another occasion during a phone interview. Even if being sick, both me and Till are surprised about his absence. Peter is known for working hard even when not getting enough sleep or food or when he is sick.

- Even if it is dreary to do this promotion all by myself today, I am glad he decided to stay in bed, says Till. Peter is like a locomotive, when he gets going he is hard to stop. When in the studio together I asked him, after working for 14 hours, if he also wouldn’t go to bed. The answer was always “I just have to finish this one more thing.”

So you don’t share Peter’s obsession with work?

- No, because of Rammstein I have learned that you have to make a decision when a song is finished, even if there are more suggestions to it. Otherwise you will keep on going forever and you might end up producing a bad song, killing a really good idea. Peter has definitely been the creative source of ideas during this project. I’ve took the role as project Manager and the one who made the deadlines.

Pain have many times been compared to Rammstein sound wise. How much similar music taste do you and Peter share?

- There are some essential differences. Which is an important factor to make this collaboration interesting. Peter’s background is hard rock, so when he writes music he always wants to barge in with the electric guitars. I am more goth and I want to start with the piano or the strings as an intro. I rather surprise the listeners with the help from sound of guitar riffs instead of serving them with right away. Peter’s been open to my ideas and we have been able to plan every details since Peter is playing every single instrument himself. He even plays the drums. I thought we were going to use the drum machine, but the record is a craftsmanship from the beginning to the end.

The album “Skills in pills” have been kept behind locks and bars until only a few hours before this interview. Then I got listen to the ten songs for the first time. And I think I have identified three significant themes for the lyrics, an assumption that gets Till all fired up. First up: sexual preferences.

- That is correct. I have a bottomless box filled with stories on this matter. Many of them are of course personally experienced, but I also get a whole bunch of dirty anecdotes told to me. Most often it is hard to transform them into something concisely you can sing about, but the concept itself is something I let out all the time. The album probably is probably about something else than fucking, since life itself is more or less about fucking. Or the lack of fucking. By the way, last night I got very inspired by a guy who told me a story about an accident he witnessed in Berlin. A girl fell of her bicycle and then knocked unconscious. Of course the guy called an ambulance to take care of her. But me, I started writing down an idea of what could have happened instead. What if you start the scenario of the girl falling off her bike and then this one guy witness the whole thing. As the listener your first thought might be that the song is about a hero, doing the right thing. But instead of helping, the guy starts to look around, making sure that he is alone with this girl and then he rapes her! And for the chorus you could sample the cheerful tunes of Queen’s song “Bicycle race”. Really slapping the listener in the face.

Till is now humming the melody of Queen, laughing out loud. After that he starts thinking about how the song would end. Maybe the rapist has to do the Tour de France, under death threat, with no saddle? Then we start talking about the second theme: doomsday romance.

- It is strange how some people don’t seem to accept that the world we know, soon will be gone. I don’t think we will realize that the world has ended until way afterwards it actually happened. I do wonder what kind of decisions we would make if we found out that we only had one day left to live. Perhaps everything would just continue as normal. The world we live in is obviously the one we chose to live in.

I then reconnect to the themes again. The third one: criticism of society

- There are no criticism towards the society on the album, says Till with a puzzled face. I see, you interpret the title track “Skills in pills” and “Praise abort” that way. It is amazing to hear all the different interpretations of my lyrics. One man had this totally awesome theory about “Skills in Pills”, that it was about the music industry. Then I just didn’t have the heart to give him another explanation and destroy his illusions about the song. I can tell you this much, “Skills in pills” is straight up about the skills in using pills. When I grew up in East Germany behind the wall, as kids we couldn’t get our hands on drugs. Therefor we had to come up with our own mixes of pills through experiments with the medicines available on the market. For example you could take two pills for motion sickness, three pills for headaches and one caffeine pill. Then you wrote down the effects of your intoxication and compared it against your friend’s effects. All the kids were all very driven and read all the medical dictionaries to learn more about active substance in different medicines.

The story about how the whole Lindemann project begun is not that complicated. Peter and Till got drunk together.

- Rammstein were in Stockholm for the mixing of the “Mutter” album (2000). We ended up at Pub Anchor (translator edit: well-known hard rock pub) when we were introduced to Peter. I have always loved Pain so we started talking about the possibility of me doing guest vocals for an upcoming album. The year after we talked about it again, but both of us were busy touring, so we postponed it. And it went on like that year after year. When we performed at Bråvallafestivalen 2013 (translator edit: festival in Sweden), Peter and his family came by to say hello. I then told him that we only had one more month left on the tour. After that Rammstein will have a two year break, since some of the members had babies. I suggested that we finally should make that song we always talked about and Peter gave me a slight nod. Then I picked up the phone and made serious business of the whole thing, a few days later Peter sent me an all instrumental track. Then in September of 2013 we started the whole thing.

One song turned into five and the duo felt that they had enough tracks to release an EP. During their first contact with the record label resulted with a demand for a whole album and the production pace had to be turned up a notch. This led to some unconventional work methods.

- One time we had half an hour to finish because I had to catch a train to Arlanda airport. I really wanted to record the foundation for this idea that came to me during this day, but Peter said that it was impossible to put something together that fast. I then asked him to start a click track in my headphones and record my singing. The steady rhythm of the click track almost made me rap. Peter gave me a mistrusted look, stopped recording and then gave me a lift to the train under a somewhat strained atmosphere. I almost forgot about the recording. Around Christmas Peter sent me a file with an intro that reminded me a bit of Depeche Mode and I rejoiced within. Then my singing appeared and I recognized that it was a result of my experiment with the click track, he built the whole thing around that. I only had to enter my bathroom to add the natural reverb effect, using my iPhone. I sent it to Peter and he worked on what I gave him and finished up “Praise abort”.

Am I right when I say that you never had the chance to work like that with Rammstein?

- Never. When I introduce an idea to Peter he says: “OK, let’s do it!”. When I present ideas to Rammstein I have to be well prepared. There will always be debates and sometimes we fight about it. It is pretty tiresome to present to three or four people, a lyric you are really proud of and the only reaction you get is “redo it and make it better”. Especially when every one of them have their own opinion about what counts as “better”. It has happened that I had between 35 and 40 different versions of one lyric before it’s gotten through this filter.

Speaking of your lyrics. Rammstein is the most successful German speaking band in the world. What was your motivation to do the entire album in English?

- The answer to that question is simple. I wanted Peter to understand what the songs were about. Otherwise he might have composed a polka for a song about cancer. Besides that, it is refreshing to use brand new words. After writing about 80 lyrics in German, I had to start thinking long and hard so I didn’t repeat myself. Writing for this album was like entering an empty room and start rearranging the furniture with an unlimited budget. Of course I also want to distance myself from Rammstein by singing in another language. Why make something new if it will still remind you of the old?

What is the next step for Rammstein?

- We decided a long time ago that we will meet this fall, probably by the beginning of September, and start working on a new album. As soon as I am done with my part of the whole thing I will then return to Peter. Rammstein is really important part of my life but working with Peter is so much fun that I want to make it my first priority for every possible opportunity I get. I was really touched the other day when he described me as his second big brother, which he gained later in life. As with most musicians, it is just something we usually say about each other all the time, but coming from Peter I really believe him. We are friends before anything.


Your biography by the record company, describes your first meeting with Till as a dramatic story. Apparently you saved his life when a motorcycle gang wanted to beat him up, for hitting on one the wrong girl.

- Most of it is true, says Peter Tägtgren. But it wasn’t the first time we met. It was somewhere up in the northern parts of Sweden and we visited an illegal club. A fight broke out and I had to break it off. After that, me and Till became closer friends. Sadly we have been thrown out from several places. Well, at least I have!

Till mentioned that you had a hard time to decide what you should call your project. What suggestions did you have and what made you decide to go with Lindemann?

- For a long time we wanted to call ourselves Kunts, but that was already taken. Then Till really wanted it be Krauts because he so German, but that one was also taken. Everything we came up with, we googled and everything was taken, so the search for a name took a lot of time. Then someone at Universal suggested the name Lindemann and I immediately said no. Shortly after that they invited us for dinner at Sturehof (translator edit: fancy fish and seashell restaurant) in Stockholm, where they paid for wine that cost 6000 SEK (translator edit: approx. €645), in an attempt to loosen us up a bit. Then the Lindemann suggestion was brought up again and I still said no. The representative for the record company begged that I would accept. He told me that no one ever have turned down that much money just because of a name. He had to fly back Germany without anything except for a big fucking bill from Sturehof. But in the end, we still haven’t decided on a name. I eventually gave up so we didn’t have to think about any longer. And we just cannot use the name Lindemann-Tägtgren without being a law firm.

Don’t you think that it is typical in a business deal, where a German and a Swede are involved, that it is finally the Swede who gives in?

- Oh, I hardly ever backs down these days so I can let this one pass! It is just a name. Between me and Till it was never a conflict what so ever about this. If someone comes up with the best idea, we go through with that one.

When Till talked about your time in the studio he pretty much gave the impression of you two being two cozy fishermen on holiday at a cabin. Is this also how you remember it?

- Till is really a fisherman. When I was editing he went fishing. When I was done I had to call for him through the window and tell him to get back in and add something.

You two seems to share the same vulgar type of humor.

- We are like brothers, we laugh at the same things. The funniest thing about Till is that when he is rewriting his lyrics because of some word that doesn’t fit in. He then giggle the whole time like a mad professor. Then he walks in to the mic booth and starts singing something totally unreasonable that he put together, and you start thinking if you can really get away with that. And then you remember all the other sick things we already have and you just go for it.

What kind of reactions have you encountered regarding the lyrics?

- Up till this point we have made around 150 interviews and we have noticed that the girls that have talked to us gets the lyrics more often than the guys. Many of the lyrics can be seen as sexist, if that is how you choose to see it, but most girls understood that the lyrics are not sexist. One guys was completely wrecked about “Praise abort” and was wondering about what the fuck we were doing. Till don’t like to take away the reaction from people, but he was pretty much forced to try and explain how the song was about a friend of him who has seven kids. Till is wondering if his friend ever regrets not using a condom every here and there. The song is not heavier than that.

What are your plans for the future?

- We are having a meeting next week with some crew people to get ready for the first time we will hit the stage. But it is not too serious at the moment, we move forward gradually. We are not set to go on tour just yet and play the festivals this summer. First we have to play some clubs and have a proper sound check, to get the feel to it and how it all works. By the end of September we might just play at Jocke’s pizzeria or some other place that might want to have us there.

David Jannati Sweden Rock Magazine iss. 5, p.46-49 (2015)

LadyLiДата: Среда, 17.06.2015, 21:28 | Сообщение # 2
Группа: Site friend
Сообщений: 189
Репутация: 228 ±
Статус: Off Clan
После одной попойки вокалист Rammstein Тилль Линдеманн и мощная персона, стоящая за Pain и Hypocrisy, Петер Тэгтгрен, частенько фантазировали на тему сотрудничества. Спустя 15 лет фантазии стали реальностью и вылились в проект Lindemann. Как говорит Тилль, альбом “Skills in pills” – в основном про траханье.

DAVID JANNATI (перевод Anna Hellblom)

Интервью с Тиллем

Я вошел в люксовый номер гостиницы. Тилль стоял у окна, глядя на крыши кварталов Стокгольма. Здоровенный немец в костюме, он стоял со скрещенными руками, в позе, которая подчеркивает силу. Я не мог понять, стал ли он так намеренно, чтоб дать понять, кто главный из нас сейчас, во время интервью.
Прежде, чем сесть, я спросил его, какое из кресел предпочтет он.

- Садись на черное кресло - ответил Тилль.- Я сидел в белом и напердел там. Поэтому мне и пришлось открыть окно, чтоб пустить сюда свежий воздух до твоего прихода.

Он тепло приветствует меня и я быстро обнаруживаю, что ключевая фигура Rammstein – намного более простой в общении человек, чем мне представлялось. Второй участник дуэта, к сожалению, болен, похоже, что гриппом. Поэтому Петер Тэгтгрен примет участие в данном интервью при первой возможности, по телефону. Хотя он болен, и я, и Тилль удивлены его отсутствием. Петер известен тем, что работает в поте лица и тогда, когда голоден, и тогда, когда ему плохо.

- Хотя мне тягомотно сегодня делать эту всю рекламу в одиночку, я рад, что он решил остаться в постели, - говорит Тилль. – Петер похож на локомотив, когда он заведен, остановить его очень сложно. Как-то в студии, после 14 часов работы, я спросил его, не собирается ли он пойти спать. Он ответил: «Нет, надо еще кое-что закончить»

- Ты не разделяешь одержимость Петера работой?
- Нет, потому что работая с Rammstein, я выучил, что нужно вовремя принять решение, что песня уже окончена. Иначе будешь работать над ней бесконечно и в итоге убьёшь хорошую идею.В этом проекте источником идей выступал Петер. Я взял на себя роль своего рода менеджера и человека, который определяет дедлайны.

Pain часто сравнивали по звучанию с Rammstein. Насколько схожи ваши с Петером музыкальные вкусы?
- Есть вполне определенные различия. Этот фактор сделал сотрудничество еще более интересным. Петер «вышел» из тяжелой музыки, он всегда хочет ошеломить тяжелым гитарным звуком. Я больше склонен к готике, мне нравится начать с фортепиано или струнных. Гитары я лучше оставлю на потом, в качестве сюрприза для слушателей,Ю нежели подам их на блюде сразу же. Петер был открыт для моих идей, так что мы могли продумать все детали, тем более, что он сыграл сам на всех инструментах. Даже на ударных. Я думал, он использует драм-машину, но запись тонкая работа от начала и до конца.

Альбом “Skills in pills” поломает все рамки и границы спустя всего несколько часов после интервью. Я прослушал десять песен. И могу сказать, что выделил три темы, на которых Тилль фиксируется. Первая: сексуальные предпочтения.

- Совершенно верно. У меня есть бездонная шкатулка, наполненная историями этой тематики. Часть из них – личный опыт, часть основана на пошлых анекдотах, которые мне рассказывали. Большинство из этого сложно преобразовать в нечто, о чем можно было бы внятно спеть, но сама концепция – это то, что я всегда выпускал на свободу. Этот альбом – он о чем-то ином, чем просто трах, но, в конце концов, вся жизнь завязана у нас на трахе. Или его недостатке.
Прошлым вечером, кстати, меня впечатлил один парень, расказав историю, свидетелем которой он стал в Берлине. Девушка попала в ДТП, слетела с мотоцикла и потеряла сознание. Парень вызвал скорую, естественно, и позаботился о ней.
А я начал размышлять, как события могли бы развиваться иначе.Если начать сценарий с того, что девушка упала с мотоцикла и парень был единственным свидетелем этого случая. Слушатель сначала думает, что речь идет о герое, совершающем хороший поступок. Но вместо того, чтоб помочь ей, этот парень оглядывается по сторонам, чтобы убедиться, что никто не наблюдает, и затем насилует ее! А в припеве звучат очаровательные отсылки к песне Queen “Bicycle race” («Гонка на велосипеде», можно перевести и как «Гонка на мотоцикле» - прим. переводчика). Это будет пощечиной слушателям.

Тилль пропевает про себя мелодию Queen, смеясь при этом. А после думает вслух, как сложилась судьба насильника. Может быть, его отправили участвовать в Tour de France* без седла? Мы заводим разговор о второй теме: романтике конца света.

- Даже странно, как люди открещиваются от факта, что мир, каким мы его знаем, скоро исчезнет. - говорит он. - Сомневаюсь, что мы вообще осознали бы, что происходит, разве что задним числом. Мне интересно, какие решения мы бы принимали, если б поняли, что нам осталось жить один день. Может быть, продолжали бы вести себя, как будто ничего не происходит. Мир, в котором мы живем – это наш личный выбор.

Я снова вернулся ко взаимосвязи тем. Третья из них: критика общества.

- Да нет здесь никакой особой критики общества, - говорит Тилль, выглядящий озадаченным. – Я понимаю, что вы интерпретируете “Skills in pills” и “Praise abort” таким путем. Мне всегда было забавно слышать разные интерпретации лирики. Один человек вообще развил метафору, что “Skills in Pills» - о музыкальной индустрии. А у меня не было желания давать какие-то объяснения и разбивать его иллюзии о песне. Более того, “Skills in pills” – она именно о том, как изобретательно можно использовать таблетки. В Восточной Германии по юности мы и думать не могли о наркотиках. Мы экспериментировали с пилюлями, имевшимися на легальном рынке лекарств. Например, могли проглотить пару таблеток от морской болезни, потом три – от головной боли и напоследок одну кофеина. Потом записывали свои ощущения и сравнивали с тем.ю что испытали друзья.
Подростки, мы были увлечены этим и даже читали медицинские справочники в поисках информации об активных компонентах лекарств.

История о том, как начался проект Lindemann, до сих пор не ясна.

Петер и Тилль напились вместе – и…?

- Rammstein были в Стокгольме, записывая альбом “Mutter” (2000). We приземлились как-то в баре Anchor (примечание переводчика на английский: известный хард-рок паб) и там познакомились с Петером.
Мне всегда нравились Pain, мы стали обсуждать возможность записи меня в качестве приглашенного вокалиста на их грядущем альбоме. Через год мы снова говорили про это, но оба были слишком заняты в турах. Так что отложили все на потом. И так год за годом. Выступая на Bråvallafestivalen в 2013-м (примечание переводчика на английский – фестиваль в Швеции), Петер и я подошли поздороваться. Я ему сказал, что мы будем заняты в туре еще месяц, а потом Rammstein уйдут в отпуск года на два, тем более, что у двух из наших появились маленькие дети. Я предположил, что наконец-то мы сможем записать вместе какую-нибудь песню и Петер просто кивнул мне. Я серьезно взялся за телефон (примечание переводчика – видимо, имеется в виду запись на встроенный диктофон), а через несколько дней Петер прислал мне трек уже с инструментами. Сотрудничество мы начали в 2013-м.
Одна песня вылилась в пять, и дуэт был готов к EP. Первый контакт со звукозаписывающим лейблом показал, что необходим полный альбом и что темп производства должен вырасти. Это привело к нетрадиционным методам работы.
Однажды у нас оказалось всего полчаса на запись, поскольку мне надо было успеть в аэропорт Arlanda Мне хотелось записать хоть «рыбу» для идеи, которая пришла мне в голову в тот день, но Петер считал, что за минуты нельзя сделать что-то путное. Я просто попросил его дать звук ко мне в наушники и записать голос, как получится.
Ритм метронома чуть не заставил меня читать рэп. Петер странно на меня посмотрел, и к электричке он меня подвозил в несколько напряженной атмосфере.
Где-то на Рождество Петер прислал мне нечто, что с первых тактов напомнило мне Depeche Mode, а потом я услышал собственное пение и понял, что это результат того опыта с метрономом, и он ухитрился на его основе что-то сочинить. Мне пришлось для создания эффекта эхо пойти в ванную, и он на этой основе смог сочинить
“Praise abort”.

Я буду прав, если скажу, что с Rammstein у вас никогда не было шансов работать таким образом?

- Никогда. Когда я объясняю идею Петеру, он просто говорит: «ОК, давай сделаем это!». Если я представляю идею для Rammstein, мне нужно быть очень хорошо подготовленным. Всегда случаются дискуссии и драчка вокруг идеи. Очень напрягает, когда ты показываешь трем или четырем людям текст, которым ты гордишься, а они кисло говорят только «иди, переделай и тогда вернешься». Особенно когда никто из них не может сформулировать, что они считают за «лучшее». Случалось, я писал 35-40 вариантов текста, прежде чем он проходил таки через этот фильтр.

К слову о твоей лирике. Rammstein – самая успешнная немецкоязычная группа в мире. Что подвигло тебя сделать альбом полностью на английском?

- Ответ на этот вопрос крайне прост. Мне хотелось, чтобы Петер понимал, о чем песни. Иначе он мог бы написать что-нибудь типа польки для песни, в которой говорится о раке. Кроме того, использование новых слов заставляет встряхнуться. После около 80-ти песен на немецком я стал задумываться, в какой мере я стал уже повторять самого себя. Написание для этого альбома походило на ситуацию, когда ты входишь в комнату и начинаешь менять там мебель, при этом твой бюджет не ограничен. И, конечно, мне хотелось дистанцироваться от Rammstein, исполняя песни на другом языке. Смысл делать что-то новое, если оно все время напоминает тебе о старом?

Каковы следующие шаги Rammstein?

- Мы давно уже решили встретиться этой осенью, вероятно, в сентябре, и начать работу над новым альбомом. Как только я закончу свою часть работы, я вернусь к проекту с Петером. Rammstein – очень важная часть моей жизни, но работать с Петером так легко, что я хочу к этому возвратиться при первой же возможности. Меня очень тронуло однажды, что он описал меня как своего второго старшего брата, которого он обрел только сейчас. Мы, музыканты, часто что-то такое говорим друг о друге, но Петеру я верю. Прежде всего – мы друзья.

Интервью с Петером

Твоя биография, распространяемая звукозаписывающей компанией, гласит, что вы с Тиллем встретились в драматической обстановке. В частности, что ты спас его от байкерской банды, которая хотела избить его из-за девушки.

- Большая часть истории правда, - говорит Петер Тэгтгрен. – Но это был не первый раз, когда мы с ним встретились. В тот раз мы оказались в подпольном клубе где-то на севере Швеции. Назревала серьезная драка, и мне пришлось утихомиривать конфликт. После этого мы стали более близкими друзьями. К сожалению, нас потом выгоняли из нескольких местечек…Ну, меня точно!

Тилль упоминал о том, что у вас были большие сложности с названием проекта. Какие варианты рассматривались и почему в итоге пришли к Lindemann?

- Долгое время мы хотели называться Kunts ( в принципе, у этого слова в жаргоне не одно значение, но все они относятся к мату – «пи**а», «гандон» и прочее. – Прим переводчика с английского), но это название было уже занято. Потом Тилль, до мозга костей немец, предложил Krauts (тоже жаргон, этим словом называли немецких солдат во время Второй Мировой, что-то вроде нашего «фрицы» - примечание переводчика с английского). Но и это название было уже занято. К чему бы мы ни приходило, погуглив, выясняли, что слово занято, поэтому поиск имени занял много времени.
Потом кто-то из Universal предложил просто Lindemann и я тут же сказал «нет».
Через некоторое время нас пригласили на обед в Sturehof (примечание переводчика: фешенебельный ресторан, специализирующийся на блюдах из рыбы и морепродуктов) в Стокгольме, и тогда они заказали вино аж за 6000 SEK (примечание переводчика: около €645 за бутылку), чтобы сломить сопротивление. Там опять всплыла тема с Lindemann, но я продолжал упираться. Представитель умолял меня согласиться. Он сказал, что еще никто не тратил таких денег просто на подбор названия. И что ему иначе придется вернуться в Германию с носом и с невъе***о огромным счетом из Sturehof. К концу встречи мы так и не договорились о названии, но я обещал подумать над этим, слегка сдавшись. А имя типа Lindemann-Tägtgren точно звучало бы как название адвокатской конторы.

А ты не думаешь, что это была чисто бизнес-сделка между немцем и шведом, в которой швед в итоге уступил?
- Ох, в то время я вообще мало кому уступал, так что это мог себе позволить! Это просто название. Между мной и Тиллем не возникало конфликтов на этой почве. Если кто-то выступит с лучшей идеей, мы ее рассмотрим.

Из общения с Тиллем о вашем времяпрепровождении в студии, сложилось впечатление, что вы оба в свободное время рыбачили в свое удовольствие. У тебя те же воспоминания?.
Вот Тилль – фанатичный рыболов. Пока я занимался редактированием записи, он уходил ловить рыбу. Когда я заканчивал, начинал через окно звать его, чтоб он вернулся и мы добавили б что-то еще.

У вас обоих, по-моему, схожее чувство юмора

Мы как братья, смеемся над одними и теми же вещами. Самое забавное относительно Тилля: когда он начинает переписывать собственный текст из-за того, что какие-то слова не вполне вписываются, то постоянно хихикает, как сумасшедший профессор. Потом он идет к микрофонной стойке и начинает петь что-то совершенно несочетаемое друг с другом, что он все равно умудрился собрать вместе. А ты вспоминаешь все безумства, которые мы уже наворотили и просто продолжаешь в том же духе.

Какой реакции на лирику вы ожидаете?

- До этого момента мы дали уже около 150-ти интервью и заметили, что о лирике женщины говорят с нами чаще, чем мужчины. Некоторые тексты могут восприниматься как сексистские, если вы сами выберете для себя такой взгляд, но большинство женщин в итоге понимает, что никакого сексизма тут нет.
Один товарищ был абсолютно раздавлен “Praise abort” и интересовался, какого, вообще, хрена происходит. Тилль не любит людского внимания, однако был принужден объяснять, что песня основана на биографии его друга, воспитывающего семерых детей. Тилля всегда интересовало, а не жалеет ли его приятель о том, что трахался направо и налево без презерватива. Смысл песни не жестче этого.

Каковы планы на будущее?

- На следующей неделе мы собираемся встретиться с некоторыми людьми, которые могут помочь нам с первым выходом на сцену. Но пока это не всерьез, мы движемся вперед постепенно. Мы не собираемся в настоящий тур и не планируем этим летом появиться на фестивалях. Может быть, нам надо сыграть сначала в каких-то клубах, нечто вроде саунд-чека, чтобы понять, как все может происходить.
К концу сентября нам стоит сыграть в Jocke’s pizzeria**, если они нас примут

David Jannati Sweden Rock Magazine iss. 5, p.46-49 (2015)

*Самая известная и престижная велосипедная гонка мира. Епть…Ну и извращенное же воображение:)
**Вот тут не совсем понятно. Или речь идет о каком-то конкретном месте, но нагуглить не удалось. И Петер ржет над уровнем – пиццерия все ж таки. Или обыгрывается слово Jocke’s pizzeria – «шутка», по аналогии с сетью Joe’s pizzeria

Перевод LadyLi для http://www.rammclan.ru

Сообщение отредактировал LadyLi - Среда, 17.06.2015, 21:43
TILLAДата: Четверг, 18.06.2015, 00:35 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные
Интересное интервью, LadyLi спасибо ещё раз)
LadyLiДата: Четверг, 18.06.2015, 10:15 | Сообщение # 4
Группа: Site friend
Сообщений: 189
Репутация: 228 ±
Статус: Off Clan
TILLA, Рада, что понравилось
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 05 xx - Interview Lindemann, Sweden Rock
Страница 1 из 11