[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 05 27 - Interview Till & Peter, Revolver, USA
[TEXT] 2015 05 27 - Interview Till & Peter, Revolver, USA
Fur_ImmerДата: Среда, 27.05.2015, 19:40 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 7038
Репутация: 2208 ±
Статус: Off Clan
revolvermag.com


Interview: Rammstein’s Till Lindemann on New Project, Lindemann
by Chris Krovatin

For many listeners, Till Lindemann is German hard rock. For over 20 years, Rammstein has shaped their motherland’s musical landscape with their ferocious brand of pounding industrial metal, and so much of the band’s appeal has been Lindemann’s chasmically deep voice singing in authoritative German. But last year’s announcement that they would be taking time off from the studio left fans wondering when they would next hear new material from Deutschland’s greatest export. So when Lindemann announced he would be releasing a solo record, the horde rejoiced.

But the new Lindemann record, ‘Skills in Pills,’ is more than a Rammstein clone. The album is a collaboration with Peter Tägtgren, frontman of Hypocrisy and Pain and producer of such under- ground metal icons as Immortal and Dimmu Borgir. Driving, dramatic, and dripping with sexual deviancy—song titles include “Golden Shower” and “Ladyboy”—’Skills’ feels like a distillation of the Till Lindemann way of life, expressing both filth and purity, strength and weakness. And while it’s still full of the goose-step riffs, gothic choral moments, and bizarre erotic fantasies that Rammstein fans love, the singer’s choice to trade in his signature harsh German for English will no doubt give some headbangers pause.

Speaking to Lindemann and Tägtgren is like trying to have a polite conversation with Dracula and Dr. Frankenstein—one is all atmospheric baritone, describing music with colors and flavors; the other is full of nuts-and-bolts enthusiasm, referencing bands and genres. Both of them laugh a lot, and seem genuinely stoked to discuss the new record. When Revolver asks the singer why he waited until 2015 to write a solo album, he seems unsatisfied with the term. “It’s not a solo album,” he says. “It’s a side project.”

REVOLVER It’s interesting to discern a solo album from a side project. That implies that you wanted to create a new band entirely.
TILL LINDEMANN Really, me and Peter never thought about making a whole record—we just started with a song, and then another song, and all of a sudden we found ourselves with seven titles, and we decided to continue. And all of a sudden, a record was done.
PETER TÄGTGREN We’ve known each other for a long time, and we always knew we wanted to do something together. Then in 2013, Till invited my family and I to a Rammstein show in Sweden, and afterwards he said, ‘Now is the time to do it.’ We’d been talking since 2001 or 2002. Till had done some vocals on my Pain project. So we figured we’d just write some songs together and put them in the bucket, as we say. All of a sudden, we found ourselves sending MP3s between each other. One thing lead to another.

Till, did you ever worry how Rammstein fans would respond when they found out you were doing something different, especially in English?
LINDEMANN At first, I didn’t like the English sound of my voice, and so it took some time getting into it, because I never really did it before and wanted to experiment. But now I’ve become very proud of the way it sounds. I wanted to use this language to represent English-speaking people. Nobody speaks German outside of Germany. So I wanted to provide more access to my thoughts and lyrics to the people in Chile and Russia and France or whatever. It’s a new horizon right now.

That’s brave. Many of the fans, especially in America, love the guttural sounds of you singing in German.
LINDEMANN Yes, but I think the whole aesthetic of the music is totally different. It’s more gothic, filled with more melodies, and isn’t
as harsh music as Rammstein. Rammstein’s music demands German lyrics. But I feel that Peter and I found a great way to frame the English vocals. It’s a big difference. Doing this with English, it was like a totally new garden was opened. In German, there are only so many things you can write about. With English, I opened the gates and I entered the garden, and I plucked my cherries. Everything was totally new.


The Future is invisible.
 
SpringДата: Суббота, 06.06.2015, 17:37 | Сообщение # 2
Группа: Site friend
Сообщений: 1637
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
Для многих слушателей Тилль Линдеманн – это немецкий хард-рокер. Более 20 лет Rammstein формировали музыкальный пейзаж своей родины с их свирепым брендом индастриал-металла, а большая популярность была из-за низкого, глубокого голоса Тилля, поющего на авторитетном немецком языке. Но после прошлогоднего объявления о том, что они бы сделали перерыв от студии, фанаты стали интересоваться, когда же они снова услышат новый материал от великой, всемирноизвестной немецкой группы. Так что, когда Тилль объявил, что выпустит сольную запись, народ обрадовался.
Но новая запись Линдеманна „Skills in Pills“ – это больше, чем клон Rammstein. Альбом – это сотрудничество с Петером Тэгтгреном, лидером Hypocrisy и Pain, продюсером таких икон андеграунд-металла, как Immortal и Dimmu Borgir. Динамичные, драматичные и насыщенные сексуальными девиациями названия песен включают “Golden Shower” и “Ladyboy”. „Skills“ похож на сущность образа жизни Тилля Линдеманна, изображая грязь и чистоту, достоинство и недостаток. И пока это все еще полно маршевых рифов, готических хоровых моментов и причудливых эротических фантазий, которых поклонники Rammstein любят, решение певца продавать свою запись, в которой вместо резкого немецкого языка - английский, несомненно, даст некоторую паузу металлистам.
Разговор с Линдеманном и Тэгтгреном походит на попытку вежливого общения с Дракулой и доктором Франкенштейном: один – атмосферный баритон, который описывает музыку во всех красках, другой до мозга костей полон энтузиазма, говоря о группах и жанрах. Оба много смеются, и, кажется, искренне находятся в предвкушении дискуссии о новом альбоме. Когда Revolver спрашивает певца , почему он ждал до 2015 года, чтобы записать сольный альбом, тот, похоже, недоволен термином. „Это не сольный альбом“, - говорит он. „Это параллельный проект.“

REVOLVER: Интересно отличить сольный альбом от параллельного проекта. Это подразумевает, что вы хотели создать полностью новую группу?
TILL LINDEMANN: На самом деле, мы с Петером никогда не думали о создании целого альбома. Мы просто начали с одной песни, потом с другой, и внезапно у нас оказалось семь песен, и мы решили продолжить. И внезапно, запись была готова.
PETER TÄGTGREN: Мы знали друг друга уже давно и мы всегда знали, что хотим сделать что-то вместе. Затем в 2013 году Тилль пригласил меня с семьёй на концерт Rammstein в Швеции, а после он сказал: „Настало время это сделать“. Мы разговаривали с 2001 или 2002. Тилль сделал некоторые вокальные партии в моём проекте Pain. Так мы думали, что просто напишем несколько песен и просто отложим их в долгий ящик, как мы говорим. Внезапно мы стали посылать друг другу MP3. Одно приводит к другому.

Тилль, тебя никогда не волновало, как фанаты Rammstein отреагируют, когда узнают, что ты делал что-то другое, особенно, что на английском?
LINDEMANN: Сначала мне не нравилось звучание моего голоса на английском, так понадобилось некоторое время, потому что я действительно никогда не делал это прежде и хотел поэкспериментировать. Но сейчас я очень горжусь тем, как это звучит. Я хотел использовать этот язык, чтобы представить материал англоговорящим людям. Никто не говорит на немецком за пределами Германии. Так что я хотел обеспечить больший доступ к своим мыслям и лирике людям в Чили, России, Франции и где-нибудь ещё. Прямо сейчас это новый горизонт.

Это храбро. Многие фанаты, особенно в Америке, любят гортанные звуки вашего голоса, когда вы поёте на немецком.
LINDEMANN: Да, но я думаю, в целом эстетика музыки сильно отличается. Это более готично, наполнено большей мелодичностью, это не такая резкая музыка, как у Rammstein. Музыка Rammstein требует немецкие тексты. Но я чувствую, что мы с Петером нашли отличный способ создания английского вокала. Это большая разница. Когда это делаешь на английском, перед тобой открывается совершенно новый сад. В немецком языке столько вещей, о которых ты можешь написать. С английским я открыл ворота, вошел в сад и сорвал свои вишни. Всё было совершенно новым.


Перевод: Spring for Rammclan.ru

P.S. Небольшая тренировка перед зачетом по англ. Извиняюсь, если есть неточности)
 
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 05 27 - Interview Till & Peter, Revolver, USA
Страница 1 из 11
Поиск: