[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 xx xx - Interview, Till & Peter, Kerrang, London
[TEXT] 2015 xx xx - Interview, Till & Peter, Kerrang, London
LadyLiДата: Четверг, 21.05.2015, 22:44 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 200
Репутация: 228 ±
Статус: Off Clan
На Rammstein Maximum выложили вот это
Если все-таки появится оригинал на английском или сканы - было бы здорово с ними ознакомиться, коли попадется-делитесь. А то перевод кое-где с точки зрения читабельности, на мой взгляд, хроменький

Представляем Вашему вниманию перевод интервью Тилля Линдеманна для английского музыкального журнала Kerrang!
ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМПЕРАТОРА
Почти три десятка лет он правил индустриальным металлом железным кулаком Rammstein. Но сейчас королевство Тилля Линдеманна приветствует другой музыкальный проект. Kerrang! – в первый раз за последние пять лет – приглашен на редчайшую аудиенцию Его Величества от рок-музыки.

Когда я был моложе, мне не хватало секса, а сейчас его у меня слишком много. Возможно, именно поэтому я всегда о нем думаю. (Тилль Линдеманн)

Тилль Линдеманн не производит впечатления человека, проснувшегося за несколько часов до рассвета. По нему не скажешь, что компания British Airways на несколько часов перенесла его авиарейс из Парижского аэропорта Шарля-де-Голля в Хитроу. И уж тем более он не производит впечатления человека, который ненавидит общаться с прессой, и поэтому делает это редко. Наоборот, кажется, он из тех, кто любит поговорить.

В пасмурную среду, днем в центре Лондона, Тилль Линдеманн рассказывает о сидящем рядом с ним человеке. Впервые Тилль встретил Петера Тэтгрена осенью 2000 года, когда Rammstein сводили в Стокгольме свой третий альбом, Mutter. В это время Петер был вокалистом и гитаристом в шведской death-метал группе Hypocrisy, и они оба могли встречаться в клубах после работы. Их встреча как раз и произошла при таких обстоятельствах, что швед спас немцу жизнь.

Тилль Линдеманн сидел в байкерском баре со своим коллегой по группе клавишником Кристианом «Флаке» Лоренцом. «Флаке, как обычно, напился и нарывался на неприятности, провоцируя здоровых мужиков», – рассказывает Тилль. Но в том случае, «это были действительно серьезные неприятности, на самом деле напряженная ситуация». Флаке нарочно порвал сукно на биллиардном столе, и байкеры жаждали крови. И все шло к тому, что они ее получат. «Флаке, – говорит Тилль, – всегда нарывается на неприятности, и я всегда оказываюсь в них замешан». К счастью для фронтмена Rammstein, в бар зашел Петер Тэтгрен и сумел разрядить обстановку. После этого Тилль и Петер отправились к Петеру домой, и «совершенно потеряли связь с реальностью – домашний самогон и ликер». Они поддерживали связь. Тилль Линдеманн стал фронтменом одной из наиболее известных и прославленных метал-групп, а Петер стал продюсером не менее сотни альбомов, включая работы Children of Bodom и Dummi Borgir.

Через тринадцать лет после потасовки в байкерском баре, ребята решили вместе написать песню. Петер сочинял музыку в своей домашней студии The Abyss на севере Швеции, а Тилль занимался стихами в немецкой деревеньке. Первая песня этого дуэта называлась Ladyboy.

Если вы спросите Тилля Линдеманна, был ли у него личный опыт секса с транссексуалом, он ответит: «Да, конечно», так просто, как будто у него спрашивают, а не подскажет ли он который час. Это было в Гамбурге на знаменитом Риппербане, Тилль, его друг и одна девушка сидели на квартире, покуривая марихуану и попивая пиво. Он думал, что подцепил именно девушку, и только при ближайшем рассмотрении стало понятно, что с ней все не так, как кажется. «Это было примерно как: "Ни хрена ж себе!"» - смеется немец, воздевая руки и вспоминая собственное удивление. Потом он задумывается: «Но они (транссексуалы) удивительные, – говорит Тилль. – Все самое важное собрано в одном месте. И грудь, и влагалище, и… – тут Тилль указывает на собственную ширинку, – в общем, мужское достоинство. Если тебе нравится такое, это должно быть замечательно. Это как два в одном!»

Это совершенно потрясающе, ты замираешь и думаешь: Тилль Линдеманн совершенно ненормальный! Вокалист объясняет все сам. «Я веду двойную жизнь», – говорит он, как будто, собственно, все так и живут. Когда Тилль подставляет себя под струи огня на O2 Arena в Лондоне, на Madison Square Garden в Нью-Йорке или на главной сцене фестиваля Downloads, фронтмен Rammstein признается – театрально разведя руками:

– Люди готовы дышать дымом из его задницы и целовать ее, и все такое. Но когда я возвращаюсь домой, все совсем по-другому, – говорит он. – Конечно, есть и те, кому нравится продолжать вести такой образ жизни, у них соответствующая обстановка и так далее. Но я возвращаюсь домой и провожу большую часть времени в деревне, хожу за покупками во все эти аптеки, и провожу время со своей семьей. И это совершенно нормально. Возвращает на свое место, это очень легко. Возвращение ко «второй» жизни занимает пару дней, но очень важно это сделать, иначе можно сойти с ума!

Но сегодня, перед Kerrang!, Тилль Линдеманн живет публичной из двух своих жизней. Сегодня 52-летний берлинец, который выглядит как гибрид Брайена Ферри (английский музыкант, фронтмен группы Roxy Music, прим. админ.) и Германа Мюнстера (аналог франкенштейновского монстра из сериала «Семейка монстров», прим. админ.), отправлен в люкс в Park Lane’s Metropolitan Hotel, в сегодняшнее пристанище капризной рок-звезды. Человек, который «не при исполнении» любит рыбачить щук, готовить спагетти и кальмаров, обедает сегодня в невероятно эксклюзивном Nobu Sushi Restaurant и с воодушевлением рассказывает Kerrang! «обо всех этих красивых женщинах там». Он тяжело вздыхает и рассказывает «о красивых женщинах с длинными ногами в юбках, трусиках и все таком».

– Секс везде, – говорит он, – именно он заставляет вращаться планету.

Секс везде, и не в последнюю очередь на уме Тилля Линдеманна. После записи Ladyboy, он и Петер продолжают запись. После четырех или пяти песен, во время записи которых Тилль переехал на север к Петеру в студию The Abyss, где они вместе записывали готовый материал и рыбачили в озере, расположенном настолько близко, что удочку можно было забрасывать из окна студии. Тилль попросил у остальных участников Rammstein добро на то, что он сейчас считает скорее "проектом", чем сольным альбомом – и, конечно, получил его.

Немаловажной деталью стало то, что вокалист в первый раз за всю свою карьеру будет исполнять песни полностью на английском языке. Именно поэтому сегодня ваш журналист сидит в фойе Метрополитена и слушает альбом, лирика которого живописует все прелести секса с толстыми девушками, писания на своего любовника, сексуальной жизни ковбоев и транссексуалов, и даже целесообразность абортов. Тем не менее темы, который в других руках могут показаться извращенными и порочными – и несомненно грубыми – выигрывают за счет озорного подхода, который иной раз граничит с юмором.

– Спасибо, – говорит вокалист.

– Ты не производишь впечатления человека, помешанного на сексе, Тилль.

– Я не знаю, почему это всех так волнует, ну, вся эта тема секса, – говорит он. – Мы таковы, каковы мы есть, но никто не осмеливается говорить об этом вслух! Я бы не сказал, что мне пришлось сильно напрягаться, чтобы написать об этом, на самом деле о сексе писать очень легко.

– У тебя много секса?

– Да, конечно, – говорит он, с интонацией «А в чем проблема?». – Но когда я был моложе, секса было немного. В молодости у парней обычно немного секса. Возможно, позже они стараются наверстать. Возможно, они как-то зацикливаются на этой теме. Когда я был моложе, мне не хватало секса, а сейчас его у меня слишком много. Возможно, именно поэтому я всегда о нем думаю, – говорит он.

Вообще, очень тяжело не воспринимать "проект" Линдеманна и Rammstein с чисто сексуальной точки зрения. Если хотите, этот проект что-то вроде внебрачной связи, в то время как группа, в которой Линдеманн пел на протяжении 26 лет, похожа на стареющую и невероятно непривлекательную жену. Когда эту мысль озвучивают Тиллю, он мгновенно понимает, что именно хотят ему сказать.

– Я знаю, о чем вы говорите! – восклицает он.

– Хорошо, продолжай.

– Что ты должен оставить старую стерву дому и уехать с молодой пышногрудой красоткой!

Ну, если честно, я бы не стал говорить именно так. Я вообще собирался сказать что-то вроде – как вы с вашим явным увлечением проектом Lindemann собираетесь предотвратить устаревание Rammstein? Петер, до сих пор слушавший Тилля, поднимает голову и тихо предупреждает: «Не говори глупостей». Нет, если ты хочешь сказать что-то глупое, пожалуйста. Но вместо этого Тилль просто улыбается и собирается с мыслями.

– Когда мы собираемся как Rammstein, я всегда с удовольствием ожидаю встречи, – говорит Тилль. – Я всегда предвкушаю увидеть то, с чем мы появимся на этот раз. Но в то же время я боюсь, потому что мы становимся старше, а наше поведение – все сложнее. Мы становимся все более раздражительными, капризными и занудными. У каждого свои дела и свои вкусы. Каждый хочет что-то сказать. Каждый из нас выступает со своим мнением, у каждого есть что сказать, и делать музыку становится все сложнее. Слишком много разговоров, споров и борьбы вокруг мелочей. И я немного боюсь этой ситуации, потому что с проектом Lindemann, с которым я сейчас выступаю, все было очень легко, мирно и расслабленно. Этот сайд-проект – красивая полногрудая девушка, а Rammstein – ворчливая жена с надоевшей едой и откровенно плохим сексом. Но, – заключает он, – мы остаемся вместе ради детей.

На самом деле это не совсем правда, и Тилль Линдеманн знает об этом. Как он сам говорит, «Rammstein остается вместе на протяжении 20, 25 лет именно потому, что мы говорим, говорим и говорим». С 1989 года группа не потеряла ни одного участника, что само по себе уже достижение. Это демократия – и это настоящая демократия, – объясняет вокалист – которая предвосхитила демократический институт восточного Берлина, где образовался секстет. В самом начале группа играла на коммунистической стороне Берлинской Стены, и для того, чтобы получить разрешение играть на публике, требовалось пройти предварительное прослушивание у администрации. Можете быть уверены: участники группы Rammstein знают более, чем все, о ситуациях, когда нужно получить право на желаемое самовыражение именно таким способом, который остальные принимают как должное.

– Мы научились общаться и позволяем высказаться каждому, – говорит Тилль. – Иногда это действительно скучно, иногда раздражает, но это важно. С помощью разговоров в группе я научился справляться с проблемами в своей личной жизни. Я научился общаться, потому что общение – это ключ. Говорить приходится обо всем. И именно поэтому никто в группе не сказал: «Я хочу свалить с этой проклятой работы». И именно потому, что мы говорим обо всем, мы до сих пор не распались.

За более, чем четверть века, Rammstein стали монолитом, железом и сталью. Поэтому Тилль может завести интрижку с «грудастой красавицей», которой является его "проект" с Петером, может наслаждаться его легкостью и предоставляемой им свободой. Он может наслаждаться головокружительным трепетом своего романа, не испытывая чувства вины. Он может даже вполне гармонично сосуществовать с тем, что можно назвать сравнительно неприглядной дневной работой. Но когда наступает ночь, Тилль Линдеманн не может не назвать домом именно Rammstein.

– Кто твой друг, Тилль?

– Его зовут Петер, Петер Тэтгрен, если быть точным. Мы позволим ему представиться самому, не так ли?

– В свое время я играл в группе, которая называлась Hypocrisy. Потом я также играл в группе под названием Pain, которая была более индустриальной и танцевальной, чем металл. После этих групп я стал продюсером, и работал с такими группами как Dummi Borgir и целой кучей других. Я живу в маленьком шведском городке, о котором никто и не слышал. Ближайший большой город Стокгольм, но до него два с половиной или три часа пути. Я знаю Тилля, потому что Rammstein и Pain работали с одним и тем же лейблом, Universal, поэтому мы встретились в Стокгольме. Я тогда ездил в Стокгольм на промоушен два или три раза в неделю, и хотя это было почти 15 лет назад, мы успешно поддерживали отношения с Тиллем. И сейчас – вот они мы!


Сообщение отредактировал LadyLi - Четверг, 21.05.2015, 22:46
 
ГорынычДата: Пятница, 22.05.2015, 03:25 | Сообщение # 2
Группа: Site friend
Сообщений: 1031
Репутация: 631 ±
Статус: Off Clan
Цитата LadyLi ()
Почти три десятка лет он правил индустриальным металлом железным кулаком Rammstein.

Цитата LadyLi ()
С 1989 года группа не потеряла ни одного участника, что само по себе уже достижение.

Что-то журналисты сильно преувеличили с годами существования Rammstein
Да и вообще статья какая-то странная по содержанию...

Цитата LadyLi ()
А то перевод кое-где с точки зрения читабельности, на мой взгляд, хроменький

Перевод нормальный. Спасибо


Хороший любовник тот, кто умеет понимать женщин. (С) Richard Kruspe
 
LadyLiДата: Пятница, 22.05.2015, 12:29 | Сообщение # 3
Группа: Site friend
Сообщений: 200
Репутация: 228 ±
Статус: Off Clan
Горыныч, Мне материал также показался странноватым, поэтому и хочется оригинал увидеть.
 
mIRK_1Дата: Вторник, 26.05.2015, 09:02 | Сообщение # 4
Группа: Clan Member
Сообщений: 476
Репутация: 95 ±
Статус: Off Clan
Такое интервью и от Тилля ставит все на свои места. Пусть общаються дальше, приятно уяснить, что на покой никто не собираеться.
 
mIRK_1Дата: Вторник, 26.05.2015, 09:03 | Сообщение # 5
Группа: Clan Member
Сообщений: 476
Репутация: 95 ±
Статус: Off Clan
Спасибо огромное за проделанный труд!
 
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Lindemann (Official & Interview) » [TEXT] 2015 xx xx - Interview, Till & Peter, Kerrang, London
Страница 1 из 11
Поиск: