[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Emigrate (Official & Interview) » [TEXT] 2014 10 13 - Interview Richard, Ultimate-Guitar.com
[TEXT] 2014 10 13 - Interview Richard, Ultimate-Guitar.com
AlonsoДата: Четверг, 05.02.2015, 10:47 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Рихард Круспе: «Если Вы спрашиваете, получаю ли я удовольствие во время записи с “Rammstein” – нет, не получаю»

Большинство из нас знает Рихарда Круспе как гениального гитариста “Rammstein”. Недавно “Rammstein” объявили, что они «возьмут небольшой перерыв» в концертной деятельности и выпустят несколько долгожданных DVD. Новости могут звучать печально для фанатов “Rammstein”, поскольку группа не выпускала нового материала с 2009 года, но появился свет в конце туннеля.

Для Рихарда Круспе «взять небольшой перерыв» не выглядит привлекательным вариантом. Вместо того, чтобы отправиться на тропический остров, он готовит к выпуску второй альбом его сольного проекта “Emigrate”. В проекте Рихард участвует в качестве вокалиста (на английском) и расширяет границы звучания своей гитары далеко за пределы звука “Rammstein”. Новый альбом, под названием “Silent So Long”, также представляет в качестве гостей Лемми Килмистера, Джонатана Дэвиса и Мэрилина Мэнсона.

В данном эксклюзивном интервью Рихард расскажет нам о новом альбоме “Emigrate”, который выйдет в свет 14 ноября 2014. Также он расскажет о приглашенных гостях в альбоме и бегло познакомит нас с опытом студийной работы с “Rammstein”.


UG: Вы занятой человек; мне приятно, что вы нашли немного времени, чтобы поболтать с нами сегодня.
РК: Я был занят. В разгар работы над альбомом и всего такого, сейчас я строю дом, и это для меня большое испытание. Вы когда-нибудь раньше занимались строительством?
UG: Я работал в строительстве какое-то время, строил дома, и я надеюсь начать строить свой собственный дом в следующем году.
РК: Удачи на этом поприще. У нас в Германии есть такая поговорка: Первый раз тебе следует построить для твоего врага, во второй раз – для твоих друзей, и наконец, в третий – для себя самого. Есть много мудрых вещей на этот счет, скажу я вам.
UG: Вы сейчас снова живете в Берлине?
РК: Да, я вернулся около трех лет назад. Я вновь стал отцом и решил, что Нью-Йорк - не очень хорошее окружение для малыша. Я был в Нью-Йорке по поводу рекламирования пару недель назад и понял, что правильно поступил, когда переехал туда в свое время. Я по-прежнему скучаю по Нью-Йорку, и благодаря ему я выявил у себя несколько хороших вещей, это было определенно правильное решение.
UG: Первый альбом в 2007, похоже, был вдохновлен этим переездом в Нью-Йорк.
РК: Да, это было довольно-таки интересно. Я был в какой-то степени удивлен, насколько роково звучала первая пластинка. Я назвал первый альбом нью-йоркской записью, а второй – берлинской, поскольку представлял себя более темным, более депрессивным, более электризованным, что в итоге на конечном звучании альбома.
UG: Что в конце концов заставило вас принять решение выпустить альбом именно сейчас?
РК: Депрессия. Большая депрессия. Я только вернулся из тура “Rammstein” и был совершенно подавлен. Я непрерывно пишу музыку; это было не так, что я решил, что пришло время для альбома и начал писать. Итак, я постоянно пишу музыку, и как сейчас помню, около 2,5 лет назад я просматривал папку со всем материалом, что написал, и это вдохновило меня и вывело меня из того настроения, в котором я был. Я позвонил семье и сказал: «Давайте соберемся все вместе и посмотрим, что у нас есть». Мы потратили около двух месяцев в Берлине, просто просматривая и меняя то здесь то там, и приняли решение, что пришло время для создания записи. Во время записи первого альбома я думал, что “Emigrate” должен быть открытым источником, в отличие от “Rammstein”. Каким-то образом я потерял жизненный путь, был слишком занят улучшением своего звучания. Есть огромная разница между тем, когда ты становишься певцом и тем, когда ты уже им являешься, я усвоил это. Мне понадобились последние семь лет для того, чтобы научиться быть певцом. Также мне понадобилось доверие для того, чтобы обратиться ко всем тем великим музыкантам, которые были нужны для этих песен. Итак, все, что я искал на первом альбоме, я нашел на втором, и это привело к тому месту, где я вижу будущее “Emigrate”, которого не видел раньше. Также впервые в своей жизни я чувствую, что не хочу ничего менять в альбоме. Это довольно редкая перемена. Сейчас в моей жизни очень хороший баланс. Это едва ли не пугает. Я всегда чувствую себя хреново, теперь я счастлив, что дальше?
UG: Люди очень взволнованы по поводу нового альбома. В прошлом Вы также упоминали, что у “Emigrate” не будет туров, Вы не изменили своего мнения?
РК: Я реально не думаю о том, к кому я хочу стремиться. Я в каком-то роде эгоистичен относительно этого. Я похож на парня на фондовой бирже: когда все бегут в одну сторону, а я бегу в другую. То же самое я делаю в музыке. Я думаю, что сейчас мы живем в то самое время, когда ежедневно выходит множество музыки, но ее качество – дерьмо. По этой причине нет времени или денег для создания качественных записей. Но для таких групп все становится инструментом рекламы. Они выпускают рекламное видео и рекламную запись, и все эти рекламы, похоже, они собираются инвестировать в свои живые выступления. У меня такого не произойдет. У меня есть преимущество в том, что у меня есть большая группа, которая дает мне деньги для создания хороших записей, и у меня есть время, когда нет давления ни от кого, кроме себя самого, никто не говорит мне, что делать. Итак, создание записей – это главное направление, то, что я хочу делать. Но сейчас есть множество требующих и множество людей, общающихся со мной людей, и они хотят, что бы “Emigrate” играл вживую. У меня попросту не было такого желания, потому что в моей жизни существует равновесие. У меня есть “Rammstein” с его большим шоу и есть “Emigrate”, делающий хорошие записи. В данный момент я доволен сложившейся ситуацией. Помимо этого, как вы будете соревноваться с группой, у которой одно из лучших живых шоу в мире? Есть определенные планы, которые сейчас обсуждаются, но я не планировал выступать вживую.
UG: Я могу представить, что опыт студийной работы с “Rammstein” был в какой-то степени приятным.
РК: Нет. Ни в коем случае. Это не так. Для меня больше нет. Это работает, но я прошел через множество страданий. Я люблю “Rammstein”, и метод, согласно которому мы работаем – это единственный способ, благодаря которому работает “Rammstein”, и я понимаю это. Но особенно будучи в “Emigrate” и понимая, кто я есть, мне нравится быть единственным, кто всем управляет и кто скажет последнее слово относительно каких-либо вещей. Это заставляет меня лучше работать в команде, в конце концов. “Rammstein” очень демократичен, и часто решения принимаются из-за чего-либо эго, а не из-за музыки, и у меня нет такого в “Emigrate”. Работа в студии более приятна с “Emigrate”, чем с “Rammstein” Но у нас есть определенная ответственность, будучи в “Rammstein”. Так что если Вы спрашиваете, получаю ли я удовольствие во время записи с “Rammstein” – нет, не получаю.
UG: Это должно сделать студийную работу с “Emigrate” более свободной. Поэтому у людей появляются сторонние проекты, я полагаю.
РК: Да. Это приносит мне равновесие, благодаря которому я все еще с “Rammstein”. Без “Emigrate” я бы даже не задумывался насчет того, чтобы остаться там, теперь же это для меня вполне терпимо. “Emigrate” балансирует меня, это то, что я так долго искал.
UG: Одна вещь, что меня очень интересует касаемо записи “Emigrate” – это множество приглашенных потрясающих исполнителей. Как эти парни попали сюда?
РК: Ну, как я сказал ранее, я всегда хотел, чтобы “Emigrate” был открытым проектом, куда люди могут приходить и уходить когда пожелают. Это не как группа из шести человек и все. Я скучал по некоторым вещам, которые были в восточном Берлине, откуда я родом, где каждый день выходила масса групп, и каждый делал музыку совместно с кем-то. В “Rammstein” все было по-другому. Это было очень близкое окружение, и это работало, но я очень хотел заняться чем-то еще. Сейчас у меня есть великолепная возможность держать связь и работать совместно с людьми. Так что когда мы закончили запись, у нас не было списка людей, с которыми мы бы хотели работать. Мы просто слушали песни, а песни бы привели нас к вокалистам. Иногда это все было просто, а иногда было полно драмы и переживаний. У каждой песни своя история. Например, для Лемми [Килмистера] у меня была маленькая поп-песня, и она была похожа на нечто среднее между “Depeche Mode” и “Motörhead”, и я сомневался, кого же позвать – Дэйва [Гаана] или Лемми. Я пришел к Лемми, но он был сильно болен, и он отменял свои концерты, и мне показалось, что он будет не в силах сделать это. Пару дней спустя мне пришел e-mail с моим треком, и на него был наложен голос Лемми. Не было никакого объяснения, никаких комментариев, ничего. Это просто описывает этого парня, понимаете? Я очень сильно его зауважал после этого.
UG: Вы просто не можете его остановить.
РК: Нет, он не остановится, и с этим парнем не было никакой чертовой драмы. Он просто не витает в облаках. Когда вы слушаете песню, вы можете услышать, что его голос немного дрожит, но это придает песне некоторую эмоциональность. С Джонатаном [Дэвисом] мы встречались во время Family Values Tour в 1997 году, но я в то время не очень хорошо говорил по-английски, так что нормального общения не получилось. Позднее мы снова увиделись, и он реально занят, он много чем занимается. Была одна песня, и я хотел, чтобы он ее спел, и я пытался с ним связаться, но это было очень трудно, так как у него было e-mail или телефона. Он всегда мне пытался связаться со мной, и говорил мне, что «давай сделаем это», но у нас не хватало времени, так что я сказал «К черту все» и спел эту песню сам. Я был в то время в студии в Лос-Анджелесе, и получил от него e-mail о том, что он хотел спеть эту песню. И мы ждали его два часа, чтобы записать песню и отправить записать нам. Я услышал его версию, и там была верхняя нота, пропущенная в пении. Я ответил ему и спросил его, может ли взять свои руки и сжать свои яйца так сильно, как он только может, чтобы взять эту верхнюю ноту. Час спустя он прислал исправленную версию с великолепным хором. Это такое приятное чувство – писать песню, быть с людьми, которые эту песню поют, и по-прежнему контролировать создание песни, чтобы она была в том виде, в каком хочу именно я.
UG: Мне кажется, что в пресс-релизе упоминалось, что Мэрилин Мэнсон был также приглашен для записи альбома, но не упоминалось, в записи какой песни он участвует.
РК: “Hypothetical”. Это была первая песня, когда я почувствовал, что его голос и его личные качества для нее подходят. С первого раза, когда я ее услышал, я всегда представлял его поющим эту песню. Он послушал песню с моим вокалом и сказал, что она хорошо звучит, и «я не понимаю, почему ты хочешь ее изменить». Он не был уверен, что он смог бы сделать лучше. Он попытался что-то сделать, и я почувствовал, что это была действительно песня не для него. Он работал над записью в своей студии. Так что я захотел вытащить его из этого окружения. Я позвонил своему другу, у которого была студия в Лос-Анджелесе, и мы привезли его [Мэнсона] на эту студию, и он работал над записью в течение восьми часов, и она получилась именно такой, какой я ее себе представлял. С этим парнем пришлось повозиться, но это всегда так, когда его о чем-либо просишь. Он – не Лемми.
UG: Вы записывали в Лос-Анджелесе или только микшировали там?
РК: Я все записывал в Берлине. Я только микшировал в Лос-Анджелесе. Обычно для микширования я работаю совместно со своим знакомым парнем в Швеции, но он потерял свою студию, и он пытался микшировать в какой-то будке, не скажу, хуже она или лучше, она просто другая. Но у меня была 21 песня, и я чувствовал, что за время пребывания в Швеции на протяжении трех месяцев зимой я бы просто повесился. Так что я думал о Лос-Анджелесе, я думал о солнце. Я начал подумывать о том, кто там был, начал просматривать свои записи, и нашел одного парня, работающего с “Disturbed”, который мне понравился, парня звали Бен Гроссе, так что я позвонил ему и спросил, может ли он с нами поработать, он ответил, что может, и мы начали работу. Я думаю, он проделал над этим большую работу.
UG: У Вас была уникальная возможность, наверно, впервые в жизни, быть одновременно продюсером и музыкантом. Вы пытались разграничивать эти две роли?
РК: Это очень интересная вещь. У меня была возможность сделать шаг назад и вжиться в роль продюсера. Однажды я ошибся, когда работал над звуком гитар. Я такой перфекционист, когда дело доходит до гитарного звучания. Я 5 раз проигрывал все 21 песни. У меня в голове было это сумасшедшее гитарное звучание, и я гонял этого дракона, этот звук, и никак не мог его поймать. Спустя какое-то время, поскольку я не мог сказать продюсеру «заткнись, черт возьми, забей», я постоянно возвращался и менял настройки усилителя, микрофона. Спустя какое-то время мне пришлось закрывать студию и отдавать ключ одному из своих техников, и сказал ему не возвращать мне его. На тот момент, было бы лучше иметь своего продюсера. С другой стороны, у меня была возможность сделать шаг назад и увидеть, что хорошо для музыки, чем что хорошо музыкантов, потому что это разные вещи.
UG: Вы используете те же инструменты, что и в “Rammstein”?
РК: Это всегда одна и тоже история о покупке новых вещей, возне с ними, и в конце концов возвращении к старым вещам. Я постоянно пробую новые вещи. Я создал микрофонного робота. Я все время использую различные студии и различные микшеры. Но в основном когда дело доходит до этого, я довольно часто использую одни те же инструменты снова и снова. Neve 1081, Telefunken U47, Neumann M149, я почти постоянно пользуюсь гитарой ESP RZK II. Для очистки я использую Gretsch White Falcon. Играю с помощью Mesa Dual Rectifier. Она создает главный звук на записи.

Интервью Джастина Бекнера
Ultimate-Guitar.com 2014

Перевод: Игорь Еловский (специально для сообщества Rammstein Russia)
 
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Emigrate (Official & Interview) » [TEXT] 2014 10 13 - Interview Richard, Ultimate-Guitar.com
Страница 1 из 11
Поиск: