[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Emigrate (Official & Interview) » [TEXT] 2007 06 29 - Interview Richard, Galore, Germany
[TEXT] 2007 06 29 - Interview Richard, Galore, Germany
SpringДата: Понедельник, 28.10.2013, 14:26 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 1627
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
2007 06 29 - Interview Richard, Galore, Germany

Рихард Круспе
"Rammstein были единственной огромной сценой для моего зарубцевавшегося его"

29.06.2007, Берлин. Собственно говоря, в солнечный день музыкант из Rammstein с чашкой кофе макьято пришел, чтобы рассказать нам о своем параллельном проекте Emigrate. Однако в конце предстоит содержательный разговор о побеге, одиночестве и отсутствии материнской любви.

О личности
Рихард Ц. Круспе родился 24.06.1967 в г.Виттенберг (земля Бранденбург), его юность прошла в Шверине. В 19 лет квалифицированного повара занесло в восточный Берлин, осенью 1989 он уехал на запад, но после падения стены вернулся к Шпре (*река в Берлине). В это же время были первые музыкальные шаги с Orgasm Death Gimmick и Das Auge Gottes. В 1994 он стал соучредителем Rammstein, с которыми он получил мировой успех. Наконец отец, имеющий дочь, выпустил альбом под названием Emigrate. На будущий год запланирован следующий диск Rammstein. Круспе разведен и с 2000 года курсирует между Берлином и Нью-Йорком.


Господин Круспе, все в Вашем смежном проекте Emigrate представляется доказательством перспективного изменения. Центральный момент - взгляд извне (на Берлин, Германию, группу, даже на Вас как личность). Как Вы пришли к этому?
Рихард: Мне это нужно, чтобы поддерживать мое душевное здоровье. 12 лет в Rammstein – это как будто 12 лет играть в сериале. В какой-то момент времени мне это наскучило. Конечно, здесь играет роль часть моей личности, но только часть. Я не Мэрилин Мэнсон. И я всегда знал, что это все часть иллюзии, которая работает между фанатами и нами как главными героями. Rammstein – это ролевая игра.

И чтобы отойти на безопасное расстояние, Вы переехали в 2001 году из Берлина в Нью-Йорк.
Я просто должен был провести черту. Там довольно много всего имело значение: мой брак, Берлин, возрастающее напряжение внутри группы, также проблема с наркотиками. Я осознал, что это удобный шанс изобрести нового меня, одному, благодаря языковому барьеру. Мне бросилось в глаза, что в Нью-Йорке смеялись над совершенно другими предложениями. Странно, у них я считался веселым, в то время как здесь ни один человек не пришел бы к идее, меня назвать весельчаком. Это была как новая жизнь, в которую можно окунуться.

Для Вас как раз в Нью-Йорке было легче бросить тяжелые наркотики?
Я ощущаю Нью-Йорк гораздо не таким деструктивным как Берлин и в высшей степени вдохновляющим. Берлин не без основания имеет славу как цитадель героина. Напротив, Нью-Йорк – чистая драма, на каждом шагу на тебя падают истории. Мне посчастливилось пожить в Манхеттене в одной старой пожарной части. Мне также больше не нужно принимать участие в больших играх на деньги, моё выживание гарантировано. Однако с домом была одна история.

Что Вы имеете в виду?
Уже когда я переехал, у меня было чувство, что дом окутало сверхъестественное колебание. Конечно, мне долго никто не верил, но немного позже ко мне пришли в гости двое детей, которые приняли всерьез невидимого сожителя и сказали, с ним все хорошо. Моя подруга, очень самобытная особа, выдержала там лишь 2 недели, потом уехала. Тогда я стал узнавать и в итоге наткнулся в интернете на старое фото моего дома. Я не поверил своим глазам: в 1874 году у пожарной части стоят три человека, один из которых так удивительно похож на меня, что я не мог успокоиться. Я с головы до ног покрылся мурашками.

Вы помните момент, когда были на грани того, чтобы сдаться и пойти на попятную?

Да, но не по этой причине. Когда я заметил, что мой брак разваливается, единственный настоящий стержень, который у меня был в Нью-Йорке, я стал неуверенным. Вдруг я почувствовал себя ребенком. Но назад я не хотел, так как я был уверен, что была причина уехать туда.

Вы бы назвали себя одиночкой?
По крайней мере, одному мне абсолютно хорошо. Это было еще тогда, когда я переехал из Шверина в восточный Берлин. Я занимал квартиру, и почти 2 года мне себя было полностью достаточно. Еще ребенком я очень часто чувствовал себя одиноко, мне это не чуждо. Впрочем, я отстаиваю положение, что постоянное стремление к вниманию, которое имеется у деятелей искусства, берет свое основное происхождение из детства. Во время самого первого сеанса мой терапевт сказала похожее, что 90% всех деятелей искусства имели проблемы с матерями. Первая любовь, которую узнает человек, это любовь матери. И если этого лишают, то вы никогда больше не наверстаете. Это навсегда пустота, которая тебя нагружает. Моя мама просто предпочла кого-то другого.

Ваших братье и сестер?
Да, у меня брат и сестра, и по возрасту я посередине. Такой типичный ребенок-сэндвич. Тогда мне оставалась только одна возможность: любым путем обращать на себя внимание. Быть экстремальным. Так, быстро ставишь задачи и без затруднений больше не обходишься, потому что ребенок, конечно, не осознает эту зависимость. Долго я искал ошибки в самом себе, из-за чего все было еще хуже. Позже этот процесс расстраивал меня, а затем систематически и мои отношения. На полном серьезе, Rammstein и провокационные выступления группы для меня были настоящим спасением. Единственная огромная сцена для моего зарубцевавшегося эго и одновременно выход из эмоционального плена. Чувство, что сидишь в заключении, знакомо мне с раннего детства.

Можно ли об этом конкретней?
Возьмем только домашний арест, который дома был очень ходовым методом воспитания. Было время, когда мне 2, 3 недели не разрешалось покидать мою комнату. Я тоже был непрост. Я оставался с моими тремя кассетами, Led Zeppelin, AC/DC и Black Sabbath, и смотрел в окно. В сочетании с фактически имеющимся «восточным синдромом» заключения в собственной стране это однозначно на меня повлияло…

И первое бегство повлекло Вас в направлении запада, до того как потом вы осмелились двинуться еще дальше, до Америки. Это 2 степени одного и того же движения?
В некотором смысле, да. Но все-таки с тем существенным отличием, что переезд в Америку был добровольным решением, не инстинктом побега.

Пожалуй, не наличие ли много денег делают Вас свободным и независимым?
Так категорически я бы не утверждал. Разумеется, быть финансово независимым приятно. На этом основывается новая форма зависимости, потому что отныне стремишься поддерживать свои жизненные стандарты. Когда мы в Rammstein впервые смогли регулярно выплачивать деньги, это был момент финансовой свободы. У нас было достаточно, чтобы жить без забот. Вскоре после этого все стали звонить в дверь: вдруг я стал задействован на рынке недвижимости, торговал акциями и ориентировался на налоговые убежища. Свобода это другое.

В то же время Вы называете деньги «корнем мультикультурных связей» в Нью-Йорке. Как это пришло Вам в голову?
Я думаю, деньги – это религия, которая, в конце концов, связывает этот город. Я всегда удивлялся, как безупречно там взаимодействует между собой множество различных культур. Там не как в Лос-Анджелесе, где ради славы ходят по трупам. В Нью-Йорке все вертится только лишь вокруг угля. Возможно, это звучит жалко и черство, но, прежде всего, честно и прямо. С этим, по крайней мере, я лично могу обходиться.

Было ли наравне с Нью-Йорком альтернативное «место причала»?
В один момент у меня промелькнула мысль о Кейптауне. Такую насыщенную лазурь как там на глубинах не увидишь больше нигде в мире, это самая настоящая светотерапия. Прежде чем когда-нибудь заткнется рот, я бы еще раз отправился к воде.

Но ведь есть еще немного времени?
Да, но мне недавно исполнилось 40. В одночасье начинаешь ставить себе совсем другие вопросы. Время летит. А знаете, почему? Потому что люди больше не скучают. Вы помните, как в детстве иногда было скучно на летних каникулах? Этого больше нет. Сейчас иногда я по-настоящему желаю себе этого состояния, но вместо этого по вечерам ты просто истощен.

Что стало с отношениями между Вами и вашей матерью? Вы с тех пор объяснились друг с другом?
Да, но все же найти общий язык с опытом таких отношений очень тяжело. Напротив, ты даже привносишь его во все отношения. Сначала для меня мой брак был так важен, что я реально занялся им и как раз начал упомянутую терапию. Я думаю, у меня хотя бы получилось простить. Я признал, что определенные вещи никогда не смогу изменить. Только на этом аспекте я был в состоянии отпустить. С того времени многое изменилось в моей жизни. Так сказать, я нахожусь в абсолютно новой траектории. Конечно, у меня появились новые проблемы, но, по крайней мере, из этого круговорота я вышел.

Действовало ли Вам на нервы в большинстве случаев чрезвычайно серьезное обращение немецкой прессы с феноменом Rammstein, эта постоянная политизация?
Конечно, это нервировало. Но мы с этим примирились, а в первое время мы были не в состоянии адекватно отвечать. Вы можете себе представить: мы были абсолютно левые, и вдруг нас причислили к правым и даже назвали фашистами. Я помню, у моей дочери в школе произошла ужасная сцена: можете поверить, когда учителя смотрели на ребенка, будто это неонацист, а все другие прекрасные.

А Вы не думаете, что ваши фанаты частично тоже соучастники этого?
Ой, за все годы я точно помню единственный инцидент, среди публики стояли лысые, как раз это было во время одного концерта в США. Конечно, группа фанатов себе не выбирает. Сначала мы были темой для фриков, затем мы стали мейнстримом, и нас стали слушать массы. То, что среди зрителей стоят несколько идиотов, может случится и с другими группами.

Очень честно: Вам нравится то, что Вы видите, когда сегодня смотрите на Rammstein?
Конечно. То, что мы делали раньше, я нахожу очень мужественным. Я лично по сей день частично еще там, но, конечно, в определенном смысле группа – фирма, в которой каждый выполняет ровно свою работу. Не признавать это было бы ложью.

Кстати, о лжи.. Правда ли, что у вас на сцене точно измеряется и строго соблюдается радиус движения каждого участника?
Нет, что за идиотизм. Конечно, есть определенные зоны, в которых каждый должен стоять, но это, в первую очередь, из-за светошоу и довольно важных для нас специальных эффектов, но не из-за эго. (смеётся) Иначе ты будешь или стоять в темноте, или сгоришь.

Перевод: Spring for Rammclan.ru
 
Forum » RAMMSTEIN SIDE PROJECTS » Emigrate (Official & Interview) » [TEXT] 2007 06 29 - Interview Richard, Galore, Germany
Страница 1 из 11
Поиск: