[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Other » [TEXT] 2000 12 xx - Articles about Aljoscha Rompe, Germany
[TEXT] 2000 12 xx - Articles about Aljoscha Rompe, Germany
AlonsoДата: Суббота, 23.11.2013, 12:12 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Die Welt  - 19.12.2000
Michael Pilz

Алеша Ромпе – образец живущего инобытия в ГДР.
Головокружительная погоня через субкультуры.

По существу, ГДР была раем для хиппи, панков, экзотов всех видов. Всё государство принимало всерьез их появление. Система, которую они презирали, обращалась с ними с беспокойством и ненавистью. Кто настоящий панк, тому недостаточно брезгливых взглядов пожилых дам. Он хочет большего: анархии и удовольствия. Здесь еще имеет силу старый тезис: никакой настоящей жизни в поддельной. Алеша был примером панка.
Его отец, Вернер Ромпе, был известным партийным солдатом СЕПГ. Алеша прошел через церкви, сидел в тюрьме, раздобыл швейцарский паспорт и остался, он расстилал в своей квартире матрацы и приглашал друзей для создания музыки. Группа называлась Feeling B. Излюбленной её угрозой было: "Wir woll'n immer artig sein. Hea-hoa-ha-ha-ha!". Её неистовый крик тревожил все отечество.
Эта вечеринка началась 17 лет назад. Она затихла к воссоединению Германии и закончилась в этом году. 23 ноября строитель случайно натолкнулся на заднем дворе в трейлере на мертвого человека, звали его Александр Ромпе и ему было 53 года. Алеша, должно быть, был астматиком.
Его жизнь была головокружительной спешкой сквозь субкультуру, которая склоняется к тому, чтобы саму себя устранить. В ГДР не надо было быть человеком, ведущим свободный образ жизни, приходилось уживаться всего с несколькими марками. В ГДР не было ничего большего. Сейчас панки хорошо оплачиваются как творческие личности и цепенеют в жалости к самим себе. Музыканты, которые пели с Алешей Ромпе в Feeling B, сейчас разъезжают с группой Rammstein. Если кто-то и понял систему рынка безупречно, то это они. Между тем, Алеша боролся за дом, в котором когда-то жил, и растачивался на мелкой войне с новыми собственниками. Из-за упрямства и протеста он переехал в жилой автомобиль. И когда речь заходила об Алеше, вчерашние панки сострадательно улыбались. «Сумасшедший», - говорили они. «Дилетант, который играет художника поразительно солнечной души». Привлекательный зануда, для которого воссоединение Германии казалось изгнанием из рая панков.
19 декабря Алеша Ромпе будет похоронен на берлинском центральном кладбище Фридрихсфельде. Вечером состоится памятный концерт в Культурной Пивоварне с близкими людьми: Feeiling B, Freygang, die Andere и Bolschewistische Kurkapelle.

Источник

Tagesspiegel - 16.12.2000
Christoph Waldmann

К смерти Алеши Ромпе: Пьеро в коже.

Алеша Ромпе сделал из панка дико стучащий шлягер. Когда Алеша Ромпе возник со своей группой Feeling B, появились тусовка и хаос. Смеялись и любили, как будто бы был беспрерывный карнавал. С 1983 по 93 он был их король, он без конца танцевал, с восторгом управлял ими и беспрестанно искал свои границы, сияющий Бог панков.
Бывало, назначен концерт, так могло случаться, что все четыре юных участника снова и снова шептали, любезно упрашивая «Алеша». Озирающего взгляда в зал было достаточно - где-то лежал вокалист. Этот неунывающий человек пробуждался, завоевывал сцену и прыгал как буй при урагане. Его якорем была микрофонная стойка, а его тело – морским прибоем. Через мгновение он делал жесты рок-звезд и смеялся над своим притворством. Он не принимал себя всерьез, брал все, что ему нравилось, уплотнял свою тревогу.
Ясные послания, страсть к жизни и темпу оказывали влияние на его тексты. Настоящий шлягер, сочетающийся с шумом, пленил к Feeling B интеллигенцию и пролетариев. Это было открытием фолк-музыки в стиле панк, и все признали её гимн: "Mix mir einen Drink, der mich woanders hinbringt" или "Irgend etwas treibt dich raus..." Ромпе был для них сияющим Пьеро в коже, он обучал пого рабочих. Было ли это в Штайнбрюкене или в Херингсдорфе, люди в никелевых очках и с мозолистыми руками радостно пели и танцевали, будто в другом мире. Все знали это сентиментальное головокружение от утомления, жажду контакта. Все наслаждались его темпом, его жаждой жизни. Когда вышел документальный фильм "Flüstern und Schreien" в 1988 году о восточной панк-сцене, Feeling B стали для всей страны культом.
Вступительная строчка в одной из классических у Feeling B песен звучит: «Я не знаю, что это. Что я наделал? Что мне теперь делать? Как мне быть? Мне сказали, что я – шизофреник. Теперь мне не остаётся выбора. Нужно прости идти». Во время ГДР это понималось публикой как призыв к выезду за границу. Алеша же этим подвергал сомнению типичное отделение от мелкобуржуазной частной собственности и политические пустословные обещания.
Темп панка был для Алеши жизненным ритмом. Страдающий астмой физик хотел всего одновременно: организовать тур, вести проекты, записывать пластинки, давать интервью, обсчитывать менеджеров, злить домовладельца, играть в шахматы и готовить. Для него это было идеальным состоянием. Но случалось только что-то одно из этого, и его внимание быстро снижалось. Алеша понимал Feeling B как партизанскую команду, вечно с пути, никогда не поймать. Отпрыск швейцарской семьи знал: «Движущие цели встретить сложнее». Как истинный родственник фигуры из пьесы Бертольда Брехта 'Ваал' он осознанно отрицал гражданские ценности и непринятое подчинение. Feeling B никогда не репетировали. Хаос постоянно мешал профессионализму.
Ромпе узнал запад раньше своих коллег. Его швейцарский паспорт открыл дорогу на запад за 8 лет до падения стены. Поэтому он путешествовал 2 года автостопом по Америке, раздобыл швейцарскую стипендию и, таким образом, финансировал оборудование Feeling B. Когда возрастание капитализма достигло востока, Ромпе вместе с Feeling B занял жилой многоквартирный дом на аллее Schönhauser. Была основана "Autonome Aktion Wydocks", внесено положение ABM, определено транспортное средство и дом приведен в исправность. Все же, когда работало отопление, студия видео- и звукозаписи была установлена, собственная пивная заработала денег и водки, нерешительность жителей пропала. Они обустроились и создавали проекты. Но это надоедало беспокойному бродяге. Его кругосветные путешествия становились все длиннее. Затем он возвращался и привносил все большие проекты. Теперь разрушающей целью была собственная сеть, "Schönhauser 5". Остальные за ним не последовали. Вместо этого распались Feeling B. Ромпе снова исчез. Когда он вернулся из отпуска, он должен был разучивать предстоящие к выпуску песни. Но он этого не мог, записи остались лежать. Музыканты Флаке Лоренц и Пауль Ландерс стали теперь называться Rammstein и деформировали архаичность Feeling B. Это была дорога не Алеши Ромпе. Через несколько лет он снова стартовал под старым именем с новым составом. Но панк-певца настигло отвращение к известности. Он отказывался бросать старые хиты и злил фанатов.
Когда брокерская фирма выкупила в 1998 дом "Schonhauser 5" и хотела превратить квартиры в частную собственность, началось разрушение общественного местожительства извне. Большинство квартирантов должны были рассчитаться. Ромпе остался и удерживал позицию. Когда ситуация стала опасной, он купил себе жилой автомобиль и успешно преследовал новых собственников до суда. Свой кемпинг-автобус он поставил на заднем дворе через несколько улиц. Там 23 ноября он был найден мертвым одним строителем. Ромпе было 53 года.

Источник

TAZ - 13.12.2000
Thomas Winkler

Он расцветал на сером Востоке.

Алёши Ромпе нет в живых. Певец панк-рок группы Feeling B был одной из центральных фигур периода воссоединения Германии. Его музыканты штурмовали позже хит-парады в составе Rammstein – без него. В Восточной Германии он был самым свободным, затем капитализм «проглотил» его.

Он был ходячим противоречием. Он чувствовал себя самым свободным именно в ГДР. На сером Востоке он расцветал. Он не был музыкально одаренным, но делал музыку, как будто бы его жизнь зависела от этого. Он был реалистом, страдающим манией величия. У него был швейцарский паспорт, но скорее телевизионная башня по сравнению с ним была как чужестранка. Всё, что он делал, он делал с миссионерским усердием, но ничего не занимало его действительно серьезно.
Александра Ромпе, которого называли Алёшей, нет в живых. 23 ноября строители нашли его в фургончике, вероятно, задохнулся во время приступа астмы. Ему было 53 года.
Это был не красивый конец, но подобающий. Это была смерть рок-н-рольщика, которую Алёша, иногда склонный к пафосу, вероятно, пожелал бы. Со своей группой Feeling B он был одной из центральных фигур переломного времени, гиперактивным болтуном, с ног до головы в прогорклой коже. Но он не был сторонником воссоединения. Он сам был как перелом: постоянно срывающийся и запыхавшийся, разнообразный, но не всегда милый, полностью дезориентированный и всегда волнующий, полный юношеской энергии и почти без волос на голове. Его, как и период воссоединения, некоторые не могли терпеть, но каждый должен был признать: он был значительным.
Весь мир был единодушным в том, что Алеша не умел петь, но это была решительно не его проблема. Он пел. Пел громко. Гитарист Пауль Ландерс и басист/клавишник Флаке Лоренс производили к этому лихорадочно галопирующий звук Feeling B, который только путем их существования и этого ритма показывал, что всё это действовало, если только в это верить. Что в ГДР можно было получать удовольствие, даже значительно больше удовольствия, чем на Западе. Потому что в ГДР, как философии, почти всё было запрещено, а всё, что запрещено, доставляет несомненно больше удовольствия, только нужно быть достаточно смелым.

Действительно существующее пого

Частью удовольствия, по словам Алёши, был, конечно, так называемый Сламер-орга́н, устройство, собственноручно разработанное Алёшей. На нём испытуемых пристегивали и начинали вращать, в то время, как в них вливалась через трубку «нездоровая смесь» только из алкогольных напитков. Затем Алёша прыгал по сцене и орал классическую у Feeling B „Mix mir einen Drink“. Эти выступления происходили везде и до тех пор, пока не были прерваны, потому что массы, танцующие пого, разрушали реально существующий порядок. Будь-то на пляжах Балтийского моря с гитарными усилителями, в официальных молодёжных клубах, на приватных вечеринках, под фальшивым именем на торжестве школьной весны Народного Предприятия по производству ламп накаливания «Narva», везде звучал их лучший хит, ироническая "Wir wolln immer artig sein" с восторженным припевом "Hea-Hoa".
Как всегда неожиданно, летом 1999 года Алёша шокировал интервьюера Юнгена Вельта признанием: «Мы никогда не были андеграундом». Действительно, Feeling B, едва были основаны, весьма официально были зачислены в разряд развлекательной музыки, даже получили особую ступень, как не уставал, усмехаясь, замечать Алёша. Он что-то организовывал, собирал хороших соответствующих музыкантов для выступлений перед комиссией, и когда его спрашивали, всё было только как «эффектный трюк» и в любом случае «чистая случайность». И так как всё получалось, но не каждый верил, Алёша организовал возможность регулярных выступлений несистематической группы и назвал её для маскировки просто "Öffentliche Probe" («Общественная проба/проверка»).

Сын функционера

По крайней мере, частично Алёша был защищен благодаря своему происхождению. Его отчим Вернер Ромпе был важным аппаратчиком гос.безопасности и членом центрального комитета СЕПГ (Социалистической единой партии Германии). Но Алёша в 70-х годах после прерванной учебы больше слонялся в оппозиционных церковных кругах и сидел 3 месяца из-за «антигосударственной травли». Как и многие другие музыканты и деятели искусства он пробивался через работу привратника и кочегара. Он работал не много и не имел много денег, но работа была нужна, чтобы не быть зачисленным к чуждым обществу и не заслужить гнев народной полиции. Это довольно классическая антикарьера ребенка функционера.
То, что он уже в середине 80-х годов был наполовину гражданином Швейцарии, не знали и его некоторые лучшие друзья. Ему было 34 года, когда он узнал, что может получить швейцарский паспорт. Его семья эту возможность держала в секрете. Паспорт представлял надежность в последние годы ГДР и возможность в любое время ездить в Западный Берлин. Временами он жил на Дрезденштрассе в Кройцберге. Уже за месяцы до воссоединения Германии он установил контакты с западногерманскими звукозаписывающими компаниями и СМИ.
В этом аспекте, его ситуация давала привилегию и быстро вызвала зависть и недоверие. Не умолкали слухи, что он был заслан штази на панк-сцену. Его отчасти открытое сегодня дело доказывает, что он мог противиться неминуемым попыткам найма.
Если бы он всегда знал, к чему бы хотел принадлежать, то уже разорвался бы. Его сверстники, с их недовольным диссидентством и традиционным художественным пониманием, нагоняли на него тоску, для панков, собственно, он был слишком стар. Долгие годы стоял вопрос, должен ли он окончательно уехать или же продолжать и дальше чувствовать себя на востоке непринятым всерьёз, ведь билет на запад был в его кармане.
Воссоединение Германии решило эту проблему, но его акционизм не иссякал. Он систематически показывался в восточном техническом учебном центре и затем позже в объединенной редакции в Кройцберге со стопкой информационного материала в руках для полдюжины мероприятий и концертов. И то, что он уже был там и связывался с восточным Берлином, было еще одним приключением, он часто оставался на часик и дольше и звонил, соединялся, организовывал, агитировал, беседовал, болтал до тех пор, пока его не выставляли за дверь, чтобы снова продолжить работать.

Schönhauser 5

В то время он останавливался на Шёнхаузер-аллее 5 в районе Пренцлауэр-Берг. Это был дом, заселенный еще перед воссоединением, затем быстро легализируемый в аренду, в котором как в микроскопе разыгрывалась попытка Пренцлауэр-Берг-сцены подступить к Западу и её неудачи. Благодаря Алеше, Шёнхаузер превратился в центр восточно-берлинских «левых» с концертами во дворе, собственной пиратской радиостанцией под крышей, кино в подвале и выпивкой в импровизируемых трактирах с очарованием затхлых комнат. В духе партизанских забав откупорены общественные кастрюли, оборудована студия и, наконец, с «Независимой акцией Wydocks" не был достигнут пятипроцентный барьер во время районных выборов. Главной причиной всего этого было удовольствие бороться с системой своими собственными средствами и, прежде всего, удовольствие, которому обеспечение расходов на предвыборную компанию позже содействовало в финансировании.
Несмотря на то, что анархия не хотела вырываться, он открыл средневековье. Склоняясь к мании величия, он устроил четырехдневный средневековый спектакль прямо у каменных мостов. «Он всегда свои ботинки истаптывал» - вспоминает Саша Тадик (Sascha Tadic), который был в последние годы во время нового издания Feeling B: «это меня в нем восхищало».
Пауль и Флаке, которые 10 лет были ответственны за музыку Feeling B, напротив, прекратили в какой-то момент сопротивляться новому времени. В 1993 году угаснули оригинальные Feeling B. Оба в высшей степени стали ярыми «учениками колдуна/чародея» и как участники Rammstein сделали неслыханную карьеру. Они доказали, что некоторые восточные немцы давно лучше распознали механизмы века СМИ, чем их братья и сестры из запада, которые между тем все спрашивали, является ли это только эстетикой или уже фашизмом. Американцы же до сих пор находят это всего лишь диким немецким языком и покупают, как чокнутые, диски Rammstein.
Лишь позже, когда спекулянты захватили Пренцлауэр-Берг, Шёнхаузер 5 обрел нового владельца и, в конечном счете, самого последнего могиканина, который незамедлительно выставил Алешу Ромпе из дома при помощи криминальных методов. Только тогда стало очевидно, что Feeling B делали когда-то так великолепно. Не было одной такой песни, которую они снова и снова играли на легко варьируемых скоростях и с постоянно меняющимися названиями, а всё потому, что они оголяли «абсолютно определенное, «гипервентилирующее» чувство радостной перемены и отъезда» и создавали фонтаны аккордов, которые лучше всего шли в действие, когда они были пропитаны потом и берлинским пльзенским пивом. Но после воссоединения Германии это чувство внезапно перестало больше иметь место.
Feeling B были в меньшей степени музыкой, а, главным образом, излиянием неспокойного характера Алеши, который хотел всего, не умея делать что-то правильно. Но даже потом он оставался неутомимым, иногда выглядел потерянным между всеми этими слишком молодыми людьми, которые его окружали. Круг друзей сменялся. В 70-х это были церковные сподвижники, затем панки, и, в конце концов, он снова и снова летал на Гоа, чтобы изучить тамошнюю техно-сцену, запасные выходы и наркотические средства. Сламер-орга́н был давно заменен Vaporizer-машиной, приводимой в движение на основе ТГК.
Такая жизнь изнуряла. В последние месяцы он стал тощим, ходили слухи, что все это из-за СПИДа. Евгений Баланскат (Eugen Balanskat), вокалист группы Die Skeptiker, также одна из центральных фигур восточно-берлинской панк-сцены, встретил его прошлым летом: «Он выглядел как сатана, ничего больше не осталось от «удивительной энергии», вспоминает Баласкант. По непроверенным данным, незадолго до смерти Алёша унаследовал порядочную сумму денег и купил жилой автомобиль, в котором он позже и умер.

Жизнь прекратилась.

Возможно, смерть естественна. Цилиндры устремляются в целое путешествие, но прибывают в пустоту. На ГДР можно было задираться, капитализм же просто проглатывал. В ГДР Алеша и такие как он были важны, потому что они ничего важного не брали, но как раз это было слишком важно взять у ГДР. В новое время Feeling B были только еще одной средне-плохенькой панк-группой, которая слишком много слушала Dead Kennedys, чьи тексты были исчерпаны некоторыми весомыми слоганами. То, что Алеша, когда у него не было желания, прекращал концерты уже после 3 песен и прокручивал всю ночь напролет в пивной напротив, до 89 года было анекдотом, а после - всего лишь непрофессионализмом.
Удовольствие любой ценой, которое едва ли любая другая группа отмечала так, как Feeling B, удовольствие, во имя которого Алеша мог умереть, это удовольствие не имело больше будущего, потому что удовольствие внезапно стало слишком дешевым и им можно было обладать с помощью каталога.
Он никогда не сожалел, что является устаревшей моделью, он просто это не принимал во внимание, и возможно, даже не замечал. Жизнь не проходила мимо него, жизнь исходила от Алеши Ромпе, всегда на предельной скорости, до того момента, когда она просто не смогла продолжаться дальше. Затем жизнь остановилась, исчерпавшись, как это было и с ним, Александром «Алешей» Ромпе.
Памятный концерт состоится 19 декабря в 19.00 в Берлине на Пренцлауэр-Берг в котельном помещении культурной пивоварни (KulturBrauerei) с участием Freygang, Die Anderen, Bolschewistische Kurkapelle и Feeling-B. В этот же день в 14.30 на центральном кладбище Берлина Фридрихсфельде состоится панихида. Урна будет захоронена на Хиддензее.

Источник

За перевод спасибо Spring
 
AlonsoДата: Суббота, 23.11.2013, 12:19 | Сообщение # 2
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Цитата Alonso ()
Весь мир был единодушным в том, что Алеша не умел петь, но это была решительно не его проблема

это проблема единодушного мира.....
 
SpringДата: Суббота, 23.11.2013, 12:36 | Сообщение # 3
Группа: Site friend
Сообщений: 1627
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
А мне нравится, как он поет. Свой стиль, всё к месту.

My mind is playing tricks on me
I am not as stable as I used to be
 
AlonsoДата: Суббота, 23.11.2013, 12:41 | Сообщение # 4
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Цитата Spring ()
А мне нравится, как он поет. Свой стиль, всё к месту.

+1.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Other » [TEXT] 2000 12 xx - Articles about Aljoscha Rompe, Germany
Страница 1 из 11
Поиск: