[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Other » [TEXT] Rammstein - Making Of The Video (MIG)
[TEXT] Rammstein - Making Of The Video (MIG)
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 14:59 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video “Du Riechst So Gut”.
(From “Made In Germany” DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Е.Ф. – Эммануэль Фиалик (Режиссер клипа и менеджер группы).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

К.Ш.: Никто из нас раньше не снимал такой видеоклип. У нас не было для этого ни достаточного бюджета, ни больших возможностей. Тем не менее, наш менеджер очень хотел воплотить свои грандиозные амбиции, создать шедевральный видеоряд; и тогда он предложил хотя бы один раз снять видеоклип таким способом, каким он это себе представлял. Мы сказали: «Хорошо, Эммануэль, давайте снимем все сами».

Р.Ц.К.: Он из тех людей, кто любит выражать свои чувства через визуальные образы. У него были идеи, и я знаю, что на тот момент его любимым видеоклипом была работа Шинейд О’Коннор «Ничто не сравнится с тобой» (Sinead O'Connor – “Nothing Compares 2 U”). Эммануэль грезил этим видео, только от него он настраивался на нужную волну. Думаю, именно оно вдохновило Эммануэля снять клип, в котором всегда видны лица.

П.Х.Л.: Мы думали, что снимем это видео легко и предложим его зрителю словно на подносе. Зритель скажет: «Клип, пожалуйста», – и получит его! Но вы тоже должны проявлять активность, если хотите, чтобы результат получился хорошо, или чтобы ваша активность отражалась в группе, была видна в клипе и являлась чем-то таким, чему мы должны были научиться.

Т.Л.: Процесс был необычным и, в некоторой степени, напоминал первый концерт. Это было что-то абсолютно новое. Было трудно. Мы должны были приучить себя не смеяться над другими и оставаться серьезными. В команде было два идиота, которые могли бы не делать, что должны, и это выглядело бы намного забавнее, чем… суровость, которую они, как предполагалось, на себя напускали. Мои колени дрожали от страха, все было немного странно.

К.Ш.: Вспоминая эти моменты сегодня, я думаю: «Какого черта мы делали? О чем мы думали? На какого черта мы были похожи?» Создание клипа происходило во время формирования эмоционального фона группы, мы просто выражали наши чувства на тот момент. Мы хотели быть мужественными… казаться агрессивными и твердыми.

Т.Л.: Спорт много значил для Восточной Германии и имел свою собственную эстетику, свое собственное движение. Стремление к спорту уважалось. Так что мы использовали только те отличительные черты и атрибуты, которые мы всегда применяли на сцене: обнаженная грудь, ремни, потертые черные брюки. Такой внешний вид в то время казался близким к спортивному стилю, и мы попробовали включить его в видеоклип. Конечно, не обошлось без натирания маслом наших тел, которые всегда выглядели хорошо.
Кадр с цветком? Я думаю, это была чья-то идея для контраста с нашим относительно тевтонским [1] воинственным внешним видом.

Р.Ц.К.: Это было правильное решение для обложки нашего первого альбома. Опуститься до некой естественной наивности и простодушия, которое всегда важно во время творческих процессов, и при этом не загоняя себя в рамки. Пусть люди знают, что у парней с обложки есть амбиции.

Т.Л.: Мы просто встали, чтобы сделать фото на фоне цветка, но он сильно отсвечивал, ослеплял нас и действовал нам на нервы, но с другой стороны он отсвечивал и вызывал восхищение у людей. Неважно, нравились ли мы зрителям или нас считали полным дерьмом. Просто случилось что-то, что привлекло внимание к нам. Что могло быть лучше, когда нас замечают люди?
Это происходило в середине 90-х годов – было время пробуждения, витал дух оптимизма. Он возникал и в дизайнерских универмагах, и в магазинах одежды, в модных местах Берлина. До этого я проезжал каждый день мимо магазина, где продаются очки, но внутри никогда не видел покупателей. Я купил там немыслимо дорогие очки для клипа. Они изготовлены либо для мотоциклистов, либо для пилотов Второй мировой войны, у них вода отражается в прорезях, а алюминий хорошо сочетается с кожаным ремешком. Это приобретение помогло мне прекратить покупать солнцезащитные очки, у меня обычно был склад из 20-ти солнцезащитных очков, сложенных друг на друге.
Когда записывался первый альбом, я позднее, во время тура, пережил несколько операций на колене. Все началось с повреждения мениска, которое я когда-то получил во время плавания, сильно растянув крестовидные связки. На концертах иногда я ставил ногу в неправильное положение, всегда забывал о вывихе, и имел привычку бить ее и снова выбивать свою коленную чашечку. Три-четыре сильных удара – и она снова на месте. Пауль всегда говорил: «Ударяй чаще, это здорово смотрится». С тех пор это превратилось в привычку.

Р.Ц.К.: В то время клипы отсылались телевизионным каналам, и даже когда это был полноценные завершенные клипы, не было известно, появятся ли они когда-нибудь на экранах или нет. Об этом ходило много шуток. Думаю, что наш клип был отправлен обратно и никогда не пускался в эфир. Если я не ошибаюсь, мы тогда сказали: «В таком случае, мы снимем крутую историю. Она будет во второй части “Du riechst so gut” («Ты так приятно пахнешь»)», но я точно не помню, как мы сказали.

П.Х.Л.: Мы подумали, что если бы нам снять более-менее «нормальное» видео подобно этому, особенно принять во внимание то, для чего песня изначально создавалась?! Мы думали, как бы нам ее подкорректировать, немного отшлифовать и избавить от некоторых деталей. Одна версия – художественное видео со статическими изображениями, а вторая – какое-нибудь переснятое видео с таким же названием.

К.Ш.: Мы показали этот видеоклип друзьям и знакомым из нашего круга, а также людям, которые работали с нами, – и все воскликнули, что это отстойный клип. Некоторые знакомые были вежливее и только сказали: «О'кей, клип не похож на другие и… ну…». Я, конечно, не помню какого-нибудь фонтанирующего восторга.

Р.Ц.К.: Это было 18 лет назад? Господи Иисусе!

К.Ш.: Когда я смотрю этот клип снова, я счастлив. Я думаю: «Какие же мы были молодые в то время!».

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.


[1]: Тевтонцы (лат. Teutoni, Teutones) – Древнегерманские племена, жившие на западном побережье Ютландии и в низовье р. Эльба. В конце II в. до н. э. двинулись с Ютландского полуострова на юг и вторглись в Галлию, соединившись с кимврами, затем вместе с ними и другими племенами направились в Северную Италию. Это вторжение явилось «первой волной» нашествия варваров на Древний Рим.
В 102 до н. э., несмотря на численное превосходство, были полностью разбиты 30-тысячной армией римского полководца Гая Мария при Аквах Секстиевых (Aquae Sextiae, древнеримское селение севернее Массилии (ныне г. Экс в департаменте Прованс близ Марселя, Франция). После этого упоминание о тевтонцах как племенах исчезает.
Слово «тевтонцы» употреблялось иногда и для обозначения германцев вообще.


Rammstein – Making Of The Video “Seemann”.
(From “Made In Germany” DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Л.К. – Ласло Кадар (Режиссер).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

Т.Л.: Я думаю, что песня “Seemann” («Моряк») была единственной стоящей песней для звукозаписывающей компании. Можно точно сказать, что у этой песни был потенциал, была возможность попасть в радиоэфир или на экран MTV. Остальной материал альбома – это на самом деле один большой беспорядок, от начала до конца, и это все еще допустимо. Материал оптимистичный и одновременно тяжелый, но не отвечает коммерческим требованиям. Именно поэтому к остальному материалу мы записали балладу, хотя это необычно для нас.

Р.Ц.К.: В то время мы обычно говорили: «Давайте спросим звукозаписывающую компанию: может быть, у них есть идея». Как правило, мы просили найти режиссера для нашего клипа. В данном случае мы выбрали Ласло, – отчасти потому что он что-то снимал для пивной компании.

Т.Л.: Правда, он был жителем города Йевер [1], который производит пиво Jever [2]. Это было отличной рекламой. Сегодня пиво является силой, от которой парни плюхаются в песок.

Р.Ц.К.: А сейчас о том, как все было. Я вообще не пью пива, и когда я видел ящики с пивом, я задумывался: «Что это?». Это было в те дни, когда мы не знали, что мы на самом деле хотим делать.

К.Ш.: Фактически, мы все отдали в руки режиссера, так как режиссура – не наш конек.

Л.К.: Я не знаю, понравился ли им этот клип. Содержание этой песни, ее цельная тональность, естественно, тронула мою странную, непонятную, позвольте мне упомянуть об этом, венгерскую, меланхоличную душу.

К.Ш.: Я хорошо помню, как мы спорили обо всем, особенно, когда нас одевали. Мы ходили вокруг в кожаной одежде и в набедренных повязках, и нас это возмущало. Этот прикид не соответствовал нашему представлению о себе.

Л.К.: Парни, безусловно, ненавидели эту одежду. Им приходилось носить ненавистные им наряды, менять свои прически и все такое, но, в конце концов, они согласились и смирились с этим. Не думаю, что они были этим довольны, но я точно не знаю.

П.Х.Л.: Тогда мы не сильно сопротивлялись, а только следовали за нашим английским стилистом. Он никогда ничего не говорил, а только состригал наши волосы, прежде чем мы успевали это осознать. Все мы выглядели достаточно странно, например, Рихард был похож на русского. И они прикрепили на наши головы странные ирокезы. У меня был реально большой ирокез, я надеюсь, что вы меня с ним не увидите. Я был похож на одного из англичан в гусарском кивере. У Тилля был самый маленький ирокез, который хорошо смотрелся. Я не знаю, какая была в этом идея. Такой имидж не имел ничего общего с нами, но мы считали, что в клипе это будет выглядеть нормально. Нам просто разрабатывали стиль, и мы должны были вжиться в свою роль. Думаю, это было в последний раз, когда кто-то стриг наши волосы. Все же мы позволяем стилистам делать нам подобные вещи, мы считаем, что это необходимая часть творческого процесса.

Т.Л.: Мы только сели и нам тут же состригли все волосы на голове. Только Рихард сумел сбежать. Затем нам дали шиньоны, оперенья и… Я говорю о том, как мы выглядели. Думаю, прикид был довольно крутой. Хорошо сидел.

К.Ш.: Какое-то время нам пришлось быть почти лысыми, но мы с удовольствием пожертвовали своими волосами. Мы были молоды, хотели добиться успеха и мы вложили в наше творчество все, что у нас было.

Р.Ц.К.: Мы должны были с большим усилием тянуть дурацкие веревки и изо всех сил тащить воображаемое судно. Вокруг было куча песка, предположительно волны, и мы должны были вытащить лодку из песка. Еще я так и не понял, о чем была сюжетная линия с проституткой в этом клипе, я тогда вообще в это не въехал.

Т.Л.: Фактически, мы везде тащили любовь за собой, куда бы мы ни отправились. Когда в кадре появляется девушка, судно не движется, и мы тянем его как сумасшедшие. Эта история о… невозможности прибыть. И об отчаянии. И когда такой посыл объединяется с лирикой, результат, как и предполагается, излучает меланхолию.

Л.К.: Вся эта история в клипе, главным образом, о жизни, которая потерпела крах. О том, как Rammstein пришли с идеей поместить воображаемое судно в кучу песка посреди студии. Представить судно в пустыне, а пустыня настраивает людей на отчаяние и безысходность, а может быть на надежду – в зависимости от того, как посмотреть.

П.Х.Л.: Флаке повезло… или же нет. Он всегда будет претендовать на такую роль, которую никто не захочет сыграть. В клипе “Seemann” он играет монстра с открытым клювом.

Т.Л.: Он единственный, кто смотрит на всех сверху. Может быть, у него не осталось других вариантов, кроме как сниматься в этой роли, однако вокруг валялось множество утвари: маски и головные уборы, броня и щиты, а также манжеты, шляпы и прочая хрень. Каждый что-то выбрал, а, возможно, единственное, что досталось Флаке – это маска. У него маленькая голова, и маска птицы была единственной вещью, которая ему хорошо подходила.

Л.К.: Все терпеть не могли голову птицы, а он ее надел. Это было здорово!

П.Х.Л.: Преимущество Флаке было в том, что он находился в каркасе корабля, а недостаток в том, что он должен был делать всю эту дерьмовую хрень (смеется). Я же устранился от этого… Тиллю реально повезло, – он солист, и поэтому всегда в кадре. Рихарду всегда доставались хорошие роли, иначе бы он жаловался. Шнайдер, я и Олли дурачимся на заднем плане и наполняем картину большим количеством людей. Нам трудно вшестером, но что есть, то есть. Однако, если бы я был режиссером, я бы выбрал только четверых человек, – думаю, так бы смотрелось лучше. Но я рад, что мы не сидим с 17-ю чуваками, прыгающими вокруг нас. Так что могло быть хуже. Армия Спасения, блин!

Л.К.: Да, действительно, было много споров о костюмах и голове птицы, но, в конце концов, группа позволила всему этому быть в клипе. Они чрезвычайно профессиональные парни, дисциплинированные и физически развитые, особенно Тилль и, конечно, все, включая эпизод с самосожжением, было снято хорошо.

К.Ш.: Мне нравится, как Тилль выступает в этом клипе. У него много стилистических приемов, которые он держал долгое время в своей памяти. Он с самого начала выражал их в своих выступлениях. Например, то, как он все время бьет свою ногу.
В этом видеоклипе мы сделали все, что в наших силах, чтобы вытянуть этот корабль из песка, но нам это не удалось (смеется).

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.


[1]: Йевер, Евер (нем. Jever) – город в Германии, районный центр, расположен в земле Нижняя Саксония.
[2]: Jever – пиво марки Jever (Йевер).


Rammstein – Making Of The Video “Rammstein”.
(From “Made In Germany” DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


А.Г. – Александр Герцог (Пост-продакшн).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

К.Ш.: Время написания песни “Rammstein” – это музыкальный час рождения группы. Ее текст был единственным, который мы написали вместе как группа. В деревне, откуда приехал Тилль, в деревенской пивной, мы вместе написали слова этой песни, прямо на чеке. Мы все воскликнули: «Удивительно, как нам с этим не везло в прошлом…», – и мы начали отчетливо представлять себе все в образах. Каждый из нас создавал набросок, и внезапно слова песни были готовы.

Р.Ц.К.: К нам снова обратилась звукозаписывающая компания с вопросом: «Вы теперь группа и вам нужен видеоклип. Вы можете прикинуть с кем бы вы хотели его снять?». Мы ответили: «С Дэвидом Линчем». Так что вопрос был решен, мы почитали, что будет круто. Его фильмы и т.д. Люди из компании уставились на нас и воскликнули: «Кем вы себя возомнили?». Мы только ответили: «Почему бы и нет? Только попросите его».

Т.Л.: Для этого видео мы хотели пригласить Клаудию Шиффер и Джонни Деппа. Мы не страдали манией величия, но мы всегда говорили: «Кто не рискует, тот не выигрывает». Мы до сих пор так считаем. В настоящее время мы бы хотели что-то снять с Дэвидом Финчером, может быть, мы скоро это сделаем. Вам остается только гадать.

Р.Ц.К.: Наша наивность в то время шептала нам: «Только сообщите ему, – может быть, он согласится?!». Такой подход всегда помогал нам развиваться на протяжении многих лет. Я расскажу, как все было. Звукозаписывающая компания выслала Дэвиду Линчу посылку с нашей записью, на тот момент он уже снимал середину фильма “Lost Highway” («Шоссе в никуда»). Почтальон приехал раньше Линча. Линч ехал в своей машине на работу. Он получил посылку, и как рассказал Билл Пуллман, актер в главной роли фильма, был так впечатлен записью, что с помощью нашей музыки сделал все эпизоды своего фильма искусными и зрелищными.

А.Г.: Он был впечатлен мрачным настроением музыки. По-моему, в музыке Раммштайн, по крайней мере, есть несколько уровней. Их музыка несет таинственную атмосферу, и в то же время излучает определенную грубую силу. Наверное, это и заинтересовало Дэвида Линча. Эта музыка говорила на его языке.

П.Х.Л.: Когда нас спросили, может ли Дэвид Линч использовать наши песни в своем фильме, мы с радостью согласились. Отрывки проскакивают в автомобильном радиоприемнике, когда в фильме заводят автомобиль, играют по радио на кухне, когда главный герой ест яичницу, или где-то еще. Наша музыка сыграла столь важную роль, что удивило нас, нам это тоже понравилось.

К.Ш.: Естественно, мы также получили возможность использовать сцены из фильма в видеоклипе. Видео “Rammstein” – это коллаж из отрывков фильма и эпизодов с концерта, взятых с нашего первого и действительно важного концерта в Берлине.

Т.Л.: Концерт проходил в Берлине, на арене. Это был первый отснятый материал, откуда мы могли что-нибудь использовать, ведь для этой съемки были использованы две или три камеры.

А.Г.: Возникла проблема. С одной стороны у нас был материал из фильма, а с другой – с концертного выступления. Различные видеокамеры, разные точки съемок, плюс десять часов отснятого материала, – настоящая гора кассет. Искать подходящие фрагменты, которые хорошо сочетаются с фрагментами фильма, конечно, довольно трудно.
В принципе, я дал наводку, и Кай Книпкамп сделал монтаж. Группа в некоторой степени была озадачена, ведь я раньше снимал довольно много техноклипов, но видео “Rammstein” не соответствовало этому стилю, он получился абсолютно в ином направлении. Но была и хорошая отдача и кто-то, кажется, Флаке, сказал, что ему понравился этот клип. Другие участники группы тоже сказали, что клип супер. Таким образом, съемки закончились со счастливым концом, все прошло хорошо. Это, конечно, здорово.

К.Ш.: Случилась абсолютная кульминация, уникальная ситуация, что такой человек как Дэвид Линч, чьи фильмы относятся к интеллектуальным, решил использовать нашу музыку. Естественно, это больше, чем огромная честь для нас. В Германии вокруг нас было много споров и дискуссий на темы: «Что это за музыка?» и «Кому она нужна?».

П.Х.Л.: Думаю, наша музыка отличалась от музыки американских групп: в ней был немецкий вокал, также в этой песне было что-то новое для американцев. Именно поэтому она понравилась Дэвиду Линчу.

К.Ш.: Первое, что нам сказали, – что Линч не поймет, о чем мы поем, и он не сможет оценить песню. Но, тем не менее, съемочную команду и народ в этой песне что-то вдохновило.

П.Х.Л.: Зарубежные страны всегда относились к нам мягче, потому что они не скованы, как немцы. Кажется, что все немцы носят «наручники».

А.Г.: Слова песни “Rammstein” немного метафоричны (образны), и имеют определенные рамки для интерпретации. Конечно, вы не сможете их расширить прекрасными образами, которые могут быть не в тему, но песни имеют рамки, с помощью которых можно объяснить образы в фильме Дэвида Линча. В фильме есть несколько фрагментов, на которых видно, как снимают видеозапись, в одном из них можно наблюдать, что снимают на камеру. Мы использовали шум пленки и саму видеозапись в качестве моста для объединения материала фильма и концертного выступления.

Т.Л.: Огонь начинается с рукавов, затем соединяется с шеей и становится все больше и больше. Было добавлено много гелиевого огня, и пламя увеличивалось в высоту. Фактически использовалась усовершенствованная пиротехническая среда, которая позволяла гореть куртке в течение четырех минут. Но мы продолжали экспериментировать над этим. Мы хотели, чтобы огонь горел еще дольше. В кадре вышеупомянутая куртка. В какой-то момент она может говорить.

П.Х.Л.: Это честь – быть частью фильма Дэвида Линча, независимо от того, откуда вы родом. Я даже не уверен, заслужили ли мы это. В футболе никто не спрашивает, что и как случилось, – главное, что вы победили. Эта победа сделала многих людей в мире счастливыми, и заставила немцев отчаяться. У нас есть много привлекательных фишек, поэтому вы хотите нас слушать? В этом проявляется ваше уважение и это делает нас счастливыми. Жить ради бесконечных нытиков гораздо труднее. В то время все это было достаточно весомо.

Р.Ц.К.: Вся группа была приглашена к сенатору на закрытый показ, там мы впервые смотрели этот фильм. Я изо всех сил старался, но не смог понять его до конца. Однако кадры хорошо сочетается с сюжетными линиями, которые, вероятно, я так и не смогу понять. В самый ответственный момент фильма заиграла наша музыка и все воскликнули: «Ничего себе, как круто!».

П.Х.Л.: Мы всегда слишком ленивы, чтобы сделать остановку в Лос-Анджелесе, мне было бы интересно узнать мнение мастера об этом (смеется).

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.


Rammstein – Making Of The Video “Engel”.
(From “Made In Germany” DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Ф.С. – Филипп Стольц (Художник-постановщик).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

К.Ш.: Наш первый альбом вызвал небольшие споры после его выхода в Германии, были дискуссии на тему «Что дальше будет у Rammstein?» А затем появился альбом “Sehnsucht” (нем. «Страстное желание, вожделение»), и он почти сразу же стал гораздо успешнее предыдущего, во многом благодаря первому синглу “Engel” (нем. «Ангел»). Он стал относительно значимым продуктом на музыкальном рынке.

Р.Ц.К.: Мы обдумывали, какого режиссера взять для съемок видео “Engel” и каким должно быть это видео. Как всегда, мы черпали вдохновение в классических фильмах. Это происходило в то время, когда фильм “From Dusk Till Dawn” («От заката до рассвета») шел в кинотеатрах. Нас сильно вдохновила одна сцена [1].

Ф.С.: В то время я был генератором идей, а не режиссером. Я взял идею с танцем и выстроил весь процесс вокруг нее. Мой коллега, Даниэль Львовский, помог мне в этом. Фактически мы все помогли друг другу, позже мы вместе поехали в Гамбург, где сняли этот клип.

К.Ш.: Атмосфера на месте съемок была восхитительная. Этот гамбургский бар сильно отличался от других и имел классную атмосферу.

Т.Л.: Это гамбургский притон и небольшой, очень дикий, садо-мазо клуб.

К.Ш.: У этого клуба хороший стиль и индивидуальность. Особенно как поют двое детей – это полный улет.

Т.Л.: Дети в клетке оказались не из нашего круга коллег или друзей, они были наняты режиссером. Тем не менее, все это связано с гамбургским клубом “Prinzenbar”. Кто-то исполнил роль служащих, кто-то официанток, кто-то просто посетителей. Это место пользуется дурной славой из-за еженедельных представлений с садо-мазо. Также в нем было несколько девушек, – прославленная компания. Было забавно.

Ф.С.: По своим ощущениям могу сказать, что у Rammstein довольно странные концерты, музыка и слова песен. Их лирика напоминает мне о немецком экспрессионизме в 1910 и 1920 годы. В этом есть что-то жуткое, непонятное, сюрреалистичное, искривленное, кровавое и эротичное. Если результат от всего этого остался бы в тени авангардистского Берлина, никто бы не удивился. Теперь этот стиль возник как одиночное явление и перешел в нечто глобальное, несмотря на немецкую лирику. От такого невероятного случая до сих пор в восторге.

Р.Ц.К.: Женщина-змея была крутой.

Ф.С.: Женские контактные линзы были дерьмовыми, словно зуд в заднице. У змей вертикальный разрез глаз, но контактные линзы вертелись, и нам приходилось с этим бороться.

П.Х.Л.: Женщина-змея носила металлическое бикини, это меня так впечатляло! Бикини было изготовлено целиком из металла, но, каким-то образом, низ и верх были сплетены вместе.

К.Ш.: Она тоже была довольна. Позже Флаке, как и задумывалось, взял ее ногу и засунул ее ступню себе в рот, а она по своей ноге влила текилу в рот Флаке, чтобы он выпил этот напиток. Независимо от того, что ему вливали, он пил. Я знаю, что Флаке нервничал и весь дрожал, пытаясь хорошо сыграть в этой сцене. У него убедительно получалось и это выглядело по-настоящему хорошо.

Т.Л.: Я думаю, он боялся. Она подошла к нему со змеей и вылила Текилу по своей ноге ему в рот. Тогда он с трудом испил этот чудесный напиток, однако всем это представление понравилось.
Он не был в восторге, такие вещи не в его вкусе. Он мазохист-любитель, но ему это не сильно понравилось.

К.Ш.: Попробуйте засунуть в свой рот ногу симпатичной девушки. Нога была специально подготовлена, она была напудрена и тщательно вымыта (смеется). Это очень важный момент.
Я помню, что Паулю было трудно сидеть за ударной установкой во время съемок, он не мог выйти из-за нее. Пауль из того типа людей, которым нравится быть везде, давать советы, о которых его не просят, особенно говорить режиссеру, что он должен и что не должен делать, если свет выходит довольно ярким или если мы не должны сниматься при таком-то ракурсе. У него всегда были новые идеи, которыми не получалось поделиться со своего места позади сцены. Он был словно привязан к своему месту. Проводить весь день в таком очень ограниченном пространстве для него было пыткой. Это немного смущало – ведь только часть группы играла и пела.

П.Х.Л.: Мы разделили нашу группу на две части: одна играла роль музыкальной группы на сцене, другая – роли посетителей вечеринки. Это было глупо при таких обстоятельствах. Певец либо поет, либо ничего не делает. Это была первая нелепая и грубая ошибка. Рихард и Олли не могли петь как следует, изначальная энергия отсутствовала, а Тилль, Шнайер и Флаке, играющие посетителей клуба, не были освещены должным образом и выглядели неуместно.

К.Ш.: Сегодня я вижу, что лучше было бы для всех нас сначала выступить и сыграть, а затем смонтировать все сцены вместе, но в то время для нас было важно не строить интриг или выдумывать свои варианты сценариев. Хотя теоретически такие вещи не могли происходить одновременно.

Р.Ц.К.: В клипе есть сцена, где мы трое якобы заходим в бар. Мы должны были перепрыгнуть стену, а в ней был гвоздь… Поскольку нас снимали, я не мог закричать «Ой!», я должен был держаться на гвозде и подтянуть себя. У меня остался огромный шрам здесь (показывает ладошку левой руки).

П.Х.Л.: В одной сцене я бросаю небольшой барабан в толпу. Мы спросили самых сильных в аудитории, смогут ли они поймать его. Это был барабан Шнайдера, мы не хотели его разбить. Чувак в кадре поймал его, и с тех пор он наш охранник уже много лет. Мы его звали Герман «Фриц» [2], потому что он выглядел впечатляюще. Он спортивный борец, и мы взяли его к нам. Это были счастливые времена. Мы заметили, что ассистент Филипп Стольц был тоже хорош.

Ф.С.: После этого видео я был по-настоящему счастлив, Rammtein смотрели на меня как на какого-то творческого типа. Но начиная со следующего клипа, я никогда не снимал видео сам, группа мне только говорила в своей нахальной манере: «Продолжайте, снимайте».

П.Х.Л.: Позже в нашем следующем видео “Du Hast” мы дали ему шанс убедить нас, что он может быть хорошим режиссером, и он убедил нас в этом.

Ф.С.: Я думаю, что “Engel” – действительно хороший видеоклип, в нем все гармонично. Клип оказался хорошим первым коммерческим появлением Rammstein, но сама песня, конечно, очередная настоящая сука.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.

[1]: Имеется в виду сцена с танцем Салмы Хайек из х/ф «От заката до рассвета».
[2]: Herman – это имя Херман (Герман если по-русски); The German – это Немец (кличка – такая как мы сказали бы по-русски «Фриц», ведь Фриц – это тоже имя, а советский народ окрестил так когда-то всех фашистов).
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:00 | Сообщение # 2
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video “Du Hast”.
(From “Made In Germany” DVD).
Перевод английских субтитров.


Ф.С. – Филипп Стольц (Режиссер).
C.Ф. – Себастьян Пфайфенбихлер (Оператор).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

(В этом Making Of иногда показывают кадры со съемочной площадке и лучше посмотреть его перед чтением, чтобы хорошо представлять, о чем идет речь, также иногда показывают фрагменты клипа. Если в скобках написано «На съемочной площадке», то диалоги происходят на съемках клипа, иначе нет).

Ф.С.: Rammstein – очень плодотворная группа, благодаря чему работать над их видеоклипами
Можно сказать, что их музыка подходит для кинематографа. Ощущаешь, что можешь смонтировать этот материал лучше или что музыка напоминает изображение.
Я считаю применение немецкого языка в связке с рок-музыкой – новым и искусным направлением. Я был впечатлен, когда впервые услышал их музыку.

C.Ф.: Я видел их на концерте перед съемками клипа. Их выступление напоминало оперное произведение, и я проникся этой хорошей группой, хорошей рок музыкой.

(Фотографии с Rammstein в кадре).

Ф.С.: Я их запомнил с нашей последней съемки ”Engel” («Ангел»). Я слышал их песню и знал, что в группе шестеро парней, которые были самими собой и позволяли мне идти только в направлении ощущений от 2 песни – ее слов, музыки и своего видения.

Ф.С. и C.Ф.: (На съемочной площадке) Последний кадр – сумка. Мы снимем ее широкой линзой 14, пожалуйста… 10.

C.Ф.: В то время я был еще молодым оператором и снял только несколько клипов на жуткую попсовую музыку, и вдруг появилось это музыкальное видео с хорошей рок-музыкой. Филипп сказал мне: «Если захочешь снимать это видео со мной, мы так и сделаем». И у этого клипа появился редкий, особенный стиль, который мы придумали, и который был ни на что не похож на музыкальном рынке.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

Ф.С.: Такая странная комбинация хэви-металла и электронной музыки была в новинку у группы Rammstein, я это чувствовал, и это ощущение осталось даже после многочисленных клонов группы, которые появились позже.

Ф.С.: (На съемочной площадке) Отключить звук. Хорошо. Мотор.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

Ф.С.: (На съемочной площадке) Снято. Хорошо.

Р.Ц.К.: Эта песня, как ни странно, из числа лояльных произведений. Мы смотрим на Rammstein, как на семью. У нас есть стойкое понимание и стойкое чувство важности традиций в группе, и мне эта песня немного напоминает клятву верности, которую мы знаем со свадеб. Эта песня – своего рода вступление в семью.

Ф.С.: Rammstein соответствуют своей музыке. Их музыка тяжелая и немного суровая, и они должны соответствовать этому стилю, быть шестью крупными угловатыми мужчинами и чувствовать себя частью мужского союза, группы, армии; такие ассоциации о Rammstein приходят на ум. Когда снимаешь кинематографичное видео с ними, замечаешь, что они проводят ту же самую черту и что это работает. Группе Rammstein эти образы хорошо подходили, и от этого их музыка становилась живой. Они начинали блестеть, сверкать. Именно поэтому я считаю, что этот клип снят очень хорошо.

C.Ф.: Я не знаю, на кого они похожи сегодня, но тогда мне определенно казалось, что они были единственными в своем роде. Когда люди вместе так долго и когда в коллективе имеются люди не похожие на остальных, думаю, это создает форму из небольших групп, где всегда есть аутсайдеры [1], но в принципе, Rammstein сплочены вместе и являются одной группой.

К.Ш.: Мы больше не были самой молодой группой, мы стали немного старше, и у нас были длительные отношения много лет. Кто-то завел детей, кто-то отделился. Мы начинали все заново, словно нам было по 14 лет. Это создали энергию в таком виде, какая она была раньше. Таким образом, все лишнее было отброшено в сторону, и осталась только группа.

Ф.С.: И, как всегда, приходится что-то делать с мужчиной и женщиной, с сексом, любовью, смертью, кровью и т.п. Эта песня зловещая, как все у Rammstein.

C.Ф.: Их публичный имидж словно взят с каждого артиста, – не только от себя; они очень разные, ранимые, очень спокойные и интроверты [2] в большей степени в жизни, чем во время своих выступлений.

Ф.С.: Для меня эти парни были значимее коллектива с Пренцлауэр-Берга [3], которые проделали огромную, внушительную работу по созданию, представлению и совершенствованию Rammstein. Думаю, они классический пример того, что артисты и их творения не обязательно должны быть связаны.

C.Ф.: Конечно, клип далек от того, чтобы быть провокационным, вопрос в том, что осталось за кадром. Но я думаю, что провокация немного встряхивает людей – и это неплохой вариант развития сюжета. Я надеюсь, что клип все же провокационный, и не похож на то, когда просто берешь образы и используешь их. Такой вариант нельзя считать хорошим.

Ф.С.: В основном, песни Rammstein – это совокупность загадочных художественных произведений. Их слова метафоричны, вызывают ассоциации и не поддаются никакому политическому толкованию.

Ф.С.: (На съемочной площадке) Мотор.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

Снято. Прекрасно. Хорошо. Новая репетиция.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

C.Ф.: (На съемочной площадке) Да, хорошо.

Ф.С.: (На съемочной площадке) Замечательно. Мы снимем это.

О.Р.: (На съемочной площадке) Я уже снял.

(Все смеются).

Ф.С.: (На съемочной площадке) Точно? Окей. Тогда мы закончили. Спасибо.

C.Ф.: У Филиппа всегда очень сильный визуальный подход, он всегда его применял. Всегда было важно, как смотрелся клип, и было много споров во время съемок внутри помещений. В сцене, где парни ожидали одного из своих, тот должен был выйти из темноты, словно тень. Темнота была важным элементом в этом клипе, так что когда я установил лампы, я был вынужден положить их все снова на пол. Должно было быть абсолютно темно, и один из группы должен был выйти из темноты на свет. Визуальный аспект был всегда важен для Филиппа, и он много знал об этом.

Ф.С.: Клип “Du Hast” имеет несколько отсылок к творчеству Дэвида Линча: взрыв в обратном направлении был в фильме «Шоссе в никуда» (“Lost Highway”), и черная хижина реально очень напоминает стиль Линча. Также есть явная отсылка к Тарантиновскому фильму «Бешеные псы» (“Reservoir Dogs”), к сцене с мужчинами в черных костюмах на складе, проливающих кровь друг друга.

C.Ф.: Думаю, что такое братство пришло с древней традиции, когда мужчины шли на охоту и сражались вместе или еще раньше. Это важно для мужчин, мы всегда нуждаемся в товарищах, по крайней мере, одному из группы.

Ф.С.: Они тоже были поклонниками творчества Дэвида Линча, и это хорошо сочеталось с мрачной и загадочной эстетикой клипа. Еще я должен сказать, что мне действительно нравится тяжелый, сюрреалистичный, выразительный стиль лирики Линдеманна. Я люблю яркие и мрачные цвета, которыми он рисует.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

Ф.С.: Образы, которые он использует, получаются очень кинематографичными и очень вдохновляют.

К.Ш.: Что побудило нас попросить его петь с нами?! По большей части его типаж, его внешний вид. Мы считали, что он хорошо бы подошел для сцены, ему пора было попробовать. Поначалу он не думал, что он создан для сцены, но потребовалось немного времени, пока из этого получилось что-то полезное. Впоследствии мы исполнили наши первые концерты, и лед был сломан! Он реализовал на сцене, что ему нравилось, и доказал, что его можно называть певцом. С тех пор он завербован в нашу команду.

Ф.С.: Огонь всегда хорош, когда он – часть представления Rammstein, ведь огонь – основная идея, элемент, играющий большую роль в группе. В клипах и на сцене всегда присутствует огонь.

Т.Л.: Наша музыка принадлежит не тому жанру, в котором можно потанцевать на сцене или попрыгать вокруг. Я лишь стоял на сцене и чтобы не чувствовать себя настоящим идиотом, решил как-то это компенсировать и принялся что-то делать на сцене, а до этого я наблюдал, как группа сочиняла музыку, но я ничего не делал, а только смотрел на них.
На сцене ничего не происходит, и вдруг загорается огонь; эффект выглядит отлично, людям всегда от него немного страшно. Он хорош во вступлении, и становится интенсивнее в некоторых других моментах представления. Пальто, все эффекты и атрибуты.

C.Ф.: В клипе есть крутая сцена – горящий человек. Это был каскадер в костюме, покрытом асбестом и обернутыми вокруг него огнеопасными материалами. Его подожгли, и он должен был горящим пройти по комнате. И Филипп был так заворожен этим представлением, что забыл дать команду «Cнято!», а каскадер продолжал идти, дожидаясь этой команды, потому что он не знал, когда будет конец сцены, но никто этого не сделал. Мы все стояли с открытыми ртами, наблюдали, и никто не закричал «Снято, снято!». Даже ассистент режиссера стоял, смотрел в изумлении и тоже ничего не говорил. Каскадер все шел, становясь все горячее и горячее, а затем он сам прыгнул в бак с водой, потому что никто не приказал ему остановиться.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

Т.Л.: Мои руки и спина часто покрывались пузырями от ожогов. Они были ужасны! На гастролях заполнялись гноем, и на следующий день оставались одинаковые шрамы. Иногда я получал фонтаны огня по лицу, но со временем учился справляться с этим и избегать очень опасных ситуаций. Со временем становишься более осторожным.

(Съемки клипа “Du Hast” в кадре).

C.Ф.: Это было круто и свежо! Клип понравился всем возрастам. Нет, реально, было забавно! Мы были на взлетно-посадочной полосе аэропорта и хотели вести съемку под солнцем, но шел дождь, а затем поднялся ветер, и работа остановилась. Но мы это пережили и получились хорошие съемки.

(Фотографии с Rammstein в кадре).

Ф.С.: Я реально помешан на подготовительных действиях, поэтому я всегда хорошо подготавливаюсь, и в тот раз я поступил так же. Таким же образом я всегда работаю со сценариями и сценами, детали всегда четко оговариваются заранее. Я смотрю на местоположение довольно часто, и расставляю все идеально, вплоть до последней детали. Именно поэтому работа дает хорошие результаты

C.Ф.: Я считаю, что это первый видеоклип, который вышел отличным и очень сильным, стал опорой для группы и их музыки. В странах, где говорят на немецком языке, такого видео еще не было в то время, не было в таком стиле и виде. Он вышел немного жестким и очень реалистичным. Девушка, которая играла в клипе, была актрисой театра «Фольксбюне» [4]. Актеры никогда до этого не проходили кастинг для музыкального видео, это было невозможно представить. В клипах всегда снимали моделей, а она была актрисой, которая играла очень хорошо. Этот клип с цельным контекстом, и тогда ему не было аналогов в немецкоговорящих странах.

Ф.С.: Фактически я хотел найти настоящее лицо персонажа. Есть убеждение, что работать с актрисой лучше, чем с моделью, и этой актрисой была Астрид Майерфельд – звезда театра «Фольксбюне». Я реально был рад тому, что она согласилась сниматься. Отчасти это произошло, потому что сам Касторф [5] всегда позволял включать Rammstein в своих представлениях, так как в то время «Фольксбюне» посещало много фэнов Rammstein.

C.Ф.: В клипе есть сцены, где она сидит в автомобиле и ждет его. Сцены получились такими красивыми! Когда я их снимал, я чувствовал, что персонажи получаются невероятно хорошо, и ощущаешь эмоции – эмоции, проходящие через камеру. У меня такое чувство, что тогда мы впервые сняли что-то стоящее, и с настоящими актерами. Всегда стараешься снять что-то искренне, и эта искренность там присутствовала.

Ф.С.: Я все еще считаю видео “Du Hast” отличным, оно хорошо демонстрирует музыку группы и ее стиль, который отлично им подходит. Эти люди создали себя в тяжелой работе.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.

[1]: Аутайдер – тот, кто находится в конце списка, таблицы, отстающий от остальных.
[2]: Интроверт – человек, сосредоточенный на своем внутреннем мире.
[3]: Пренцлауэр-Берг (нем. Prenzlauer Berg) – район Берлина. Пренцлауэр-Берг был самостоятельным и независимым городским округом со времени образования Большого Берлина в 1920 году. Но после административной реформы 2001 года Пренцлауэр-Берг объединили с другими северо-восточными районами столицы Германии в новый самый большой по численности населения административный округ Берлина – Панков.
[4]: Фольксбюне (англ. The Volksbuhne, он же Народный театр) – один из самых противоречивых современных театров в Германии, все время балансирующий на грани классики и авангарда.
[5]: Франк Кастроф (нем. Franz Castorf) – один из руководителей театра «Фольксбюне».


Rammstein – Making Of The Video “Du Riechst So Gut '98”.
(From “Made In Germany” DVD).
Перевод английских субтитров.


С.Г. – Съемочная группа.
А. – Ассистент.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

(Перед тем, как начать читать перевод к этому Making Of, лучше посмотреть само видео, т.к. надо понимать, что происходит на экране. Этот Making Of снимают на съемочной площадке и в гримерной).

Т.Л.: (В гримерной) (Мажет крем для бритья) Лучше для мужчины нет.

П.Х.Л.: (В гримерной) Мы – форма жизни из шести человек. Форма жизни с шестью разными лицами.

С.Г.: (В гримерной) Камера. Мотор. (Спустили «волков») Вперед!

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

С.Г.: (На съемочной площадке) (Актерам) Быстрее!

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

П.Х.Л.: (В гримерной) Изначально мы хотели заполучить в наш клип гиен, но этих животных трудно снимать. Вот почему их нет в Бабельсбергском [1] фильме о клубе животных. Они присутствуют только в американской версии, но в ней они не всегда послушно себя ведут. Поэтому мы использовали белых волков.

Р.Ц.К.: Волк олицетворяет нашу группу, как Rammstein. Мы походим на волка. Те собаки – не настоящие волки, они просто похожи на волков.

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера работает. Воспроизведение идет.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

Т.Л.: (В гримерной) (Вставляют линзы-зрачки волка) Нет, просто сделайте это. Широко открытые.
Мне это сделать?

А.: (В гримерной) Да, это помогло бы мне.

П.Х.Л.: (В гримерной) Контактные линзы легче носить. Это было впервые, когда я вообще надел линзы. Что-то новое есть в этом клипе, мы первые, кто так его снял. Контактные линзы-глаза волка заставляют нас быть похожими на волков.
Они не вытаскивались. Ассистентам потребовалось полчаса, чтобы вынуть их с помощью плоскогубцев, но это не сработало.

(К.Ш. и С.Г. о чем-то беседуют. Субтитров нет).

С.Г.: (На съемочной площадке) (Режиссер беседует с К.Ш.) Вы выходите из двери.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

С.Г.: (На съемочной площадке) Замечательно! Повторим только чуть быстрее.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

Т.Л.: (В гримерной) Никогда не знаешь, как будет выглядеть результат. Это похоже на то, когда ожидаешь увидеть, во что обернутся старания, как это будет выглядеть в итоге, и будет ли это иметь значение. После нашего опыта работы с клипами “Engel” (нем. «Ангел») и “Du Hast” (нем. «Ты…») мы были обязаны научиться видеть результат.

С.Г.: (На съемочной площадке) (Актерам) Мотор! Снимаем! Подержите платок. Выше. Выше. Другой рукой. Да, встаньте.

Т.Л.: (В гримерной) В этом клипе я должен пойти и поцеловаться с той женщиной. Она где-то сидит и ждет, когда я ее поцелую. Сделаю это сегодня. Это то, что я хочу. Затем от поцелуя начнется превращение, как во всех сказках.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

С.Г.: (На съемочной площадке) (Обращается к Тиллю и актрисе Майе во время сцены поцелуя) Повернитесь ко мне. Другим боком. Да. Майя, подними руки. Отлично. Выше. Да. Повернитесь ко мне. Правее. Очень хорошо.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

Р.Ц.К.: Меня захватывает этот процесс. Для меня многие вещи могут пойти не так, как надо, но я не могу ждать, чтобы увидеть, во что это обернется. У меня хорошее предчувствие. Думаю, что съемки пройдут хорошо, но всегда случаются вещи, которые идут не так, как следует.

С.Г.: (На съемочной площадке) Мотор.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

Р.Ц.К.: Каждому раздали фрагменты сценария, и все были счастливы. Я не знаю, зачем теперь мне надели это платье, но мне это кажется забавным. Может быть, проблема в том, что я не всегда могу смеяться над собой. Наверное, я бы мог попытаться это сделать в этом платье.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

С.Г.: (На съемочной площадке) Свет.

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Ты не можешь остановиться в ряду?

Т.Л.: (На съемочной площадке) Могу.

С.Г.: (На съемочной площадке) (Группе) В середину.

(Съемки клипа “Du Riechst So Gut '98” в кадре).

Р.Ц.К.: В каждом клипе мы вшестером переходим в следующее видео. Мы уходим из кадра, и сегодня мы сделали это снова. В конечном итоге, слава Богу, все закончилось хорошо. Мы все шестеро прощаемся и уходим.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.

[1]: Бабельсберг (нем. Potsdam-Babelsberg) – район Потсдама, в котором расположен одноимённый парк, колледж кино и телевидения, основанный в 1954 г., университетские корпуса. Во времена ГДР в данном районе находилась киностудия ДЕФА. Впервые упоминается как отдельное поселение в 1375 году при императоре Карле IV.

Rammstein – Making Of The Video “Stripped”.
(From “Made In Germany” DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Ф.С. – Филипп Стольц (Режиссер).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

Т.Л.: Наши запросы были высокими, теперь мы хотели спеть на английском языке, чтобы выйти на международный уровень и скромно щелкнуть пальцами. Позже он [1] появился с молодой особой, мы были в восторге.

Ф.С.: Черно-белое изображение и героическая эстетика: натура, тело, бросок копья и т.д., и т.п. Я посчитал, что это хороший антураж для группы Rammstein. В кадре весьма мускулистые мужчины, хорошо дополняющие картину.

Т.Л.: Это видео привело в восторг все звукозаписывающие компании и круг близких людей из нашего служебного персонала. Друзья, увидевшие его, были немного взволнованы, им понравилось такое изображение. Прерывистый ритм, а затем удар по струнам хорошо сочетался с видеорядом!
Я не был хорошо знаком со старым фильмом Лени Рифеншталь. Единственное, что я смог увидеть тогда, – это сначала грубою видеонарезку, а затем видео в отредактированном конечном виде. Я подумал: «Ничего себе!». Даже сегодня я считаю это видео великолепным.

П.Х.Л.: Depeche Mode – одна из тех групп, когда достаточно сказать ее название и все начинают кивать. Есть группы из разряда карт-бланш [2], они пишут музыку для всех жанров и вкусов.

К.Ш.: Для меня и моих коллег по группе Depeche Mode была всегда любимой группой. В 80-е годы я был большим фанатом Depeche Mode, в то время они начинали как бой-бэнд [3].

Р.Ц.К.: Мне было примерно 14 лет, и я любил тяжелую музыку, хэви-метальную хрень. С другой стороны, мне нравилась поп-музыка. Я всегда должен был держать свое увлечение в тайне, поскольку Depeche Mode были очень популярны, но мне нравились их мелодии и талант Мартина Гора писать песни.

К.Ш.: Когда нам поступило предложение перепеть одну из их песен, у нас была возможность самим выбрать нужную, что стало нашим вкладом в этот альбом и абсолютно особой задачей. Мы приложили много усилий к ее решению, и задача была выполнена очень дотошно.

Р.Ц.К.: Прошло много времени, пока у нас не появилась своя крутая версия песни! В студии было тяжело, Тилль должен был спеть строчку: «Позволь мне увидеть тебя обнаженной полностью», но он не мог нормально спеть кусок: «обнаженной полностью». И мы не могли спеть этот кусок басом [4], не получалось, поэтому мы его пропустили. Вот почему строчка песни заканчивается на «Позволь мне увидеть тебя обнаженной».

К.Ш.: Мы не хотели перепевать песню один в один, мы хотели сделать из нее версию Rammstein. Мы сделали это с песней “Stripped” («Обнаженная»).

Р.Ц.К.: Мы считали, что раз мы должны были спеть на английском языке, то нужно сделаем как-то по-особенному, перенести песню на новый уровень.

К.Ш.: Режиссер сделал нам что-то типа предложения и рассказал, как наш клип мог бы выглядеть с использованием в нем нескольких футов пленки фильма Лени Рифеншталь “Olympia”(«Олимпия»). Он сказал нам: «Я могу придумать видеоклип с такой эстетикой». Когда мы впервые увидели кадры фильма, мы все в один голос воскликнули: «Почему бы не использовать все как есть? Было бы круто!». Конечно, это было наивно, и мы не задумывались о возможных последствиях.

П.Х.Л.: Я по сей день рекомендую это видео. Оно такое интересное! Я уверен, что никто из вас не сможет ответить, как далеко друг от друга можно разделить искусство и политику. Один скажет: «Если там кто-то столкнет ребенка с моста, я не смогу смотреть эту картину». Другой: «Он столкнул ребенка с моста, но сама картина великолепная, для кого это интересно». В любом случае, это просто картина, и вы можете спорить, хороша она или нет.

Ф.С.: Реакция от просмотра героически снятых спортсменов в черно-белом цвете всегда вялая, когда знаешь контекст. Вы воскликните: «Ах, это фильм “Олимпия”! Олимпийские игры 1936 года, до которого был фильм “Нюрнбергское Ралли”». Если вы в курсе этого, то изображение более или менее грязное [5].
Rammstein много лет боролась, по-моему, с неоднозначным обвинением в том, что группа имеет склонность к партии правых, и высказывались мысли: «Они так похожи на тевтонцев [6], должно быть они нацисты?!».

Р.Ц.К.: Конечно, поднимались вопросы касательно правого радикализма. Мы бы могли все хорошо объяснить, но внезапно у нас не оказывалось других объяснений, кроме того, что наш клип не политический, а эстетический.

К.Ш.: Также клип хорошо походил к дискуссиям о нас. Он появился в то время, когда жители Германии бурно обсуждали тему «Кто мы такие?». Сколько уже можно это обсуждать?

Ф.С.: Все темы часто заканчивались на ироничной ноте, чтобы, в конечном счете, появиться заново. Я всегда считал, что это должно быть разрешено для совершения самых безумных экспериментов.

Т.Л..: В этом состоит большой парадокс, когда вы… Когда сравниваешь съемку с немецкого спортивного фестиваля «Спартакиада» (“Spartakiade”) в том виде, какой он был известен в ГДР, с режиссированной версией Лени Рифеншталь, замечаешь едва заметные отличия. Множество рабочих и фермеров, безошибочно выполняющих однообразные движения в форме серпа, молота или венков, и взмахи, создающие разные фигуры из булав, говорят о том, что рабочие не сильно отличались от спортсменов!

Ф.С.: Фильм Рифеншталь целостен в своих безумных монтажных идеях, в нем много эстетики, схожей с современными музыкальными клипами. Таким образом, исполнитель песни представляется нам каким-то героем. В видео имеются приемы нелинейного монтажа, акцент на ритмичность, коллаж и перемотку сцен туда и обратно. Вы свободно взаимодействуете с материалом и творите в стиле Баухаус [7]. Лени придумала все это, создала и неизбежно зашла слишком далеко.

Т.Л.: Среди подобных клипов это видео вызвало много шума. Все сходили с ума, комментировали и писали статьи. Появлялись зарубежные музыканты, я не буду называть их имен, но они чувствовали агрессию в происходящем и даже хотели нас избить, включая Тима Реннера – босса нашего лейбла. Ситуация складывалась плохо. Мы были счастливы от мысли, что сняли отличный видеоклип, он шел по MTV в течение целой недели, пока не возникла проблема. Но я думаю, что клип все равно вышел превосходным. Сняли бы мы его снова? Это другой вопрос.

Р.Ц.К.: Я уже говорил это раньше, но я считаю позором, что, наверное, никто бы не снял похожее видео сегодня. Я все еще считаю его красивым. Это действительно красивое видео! Его парадокс в том, что миры в нем сильно связаны. Поп-мир Depeche Mode связан с мрачным миром Rammstein и фильмом Рифеншталь «Олимпия», прекрасная синергия [8].

Ф.С.: Страх и ужас – это часть эмоций и ощущений Rammstein. Это сексуальное пересечение рубежей крови, огня, мочеиспускания, садо-мазо, наркотиков и т.д. и т.п. Шесть участников группы поднимаются на сцену – это всегда выглядит зловеще, с определенной мрачностью, с угрожающим сумраком, являющимся частью нас. И я считаю, что клип “Stripped” как-то… хорошо гармонирует с этим.

К.Ш.: Группа Depeche Mode также отозвалась об этом видео положительно. Они никогда не были против того, чтобы одну из их песен, наподобие этой, перепели. Она тяжелая, но, в то же время, настоящая (реальная) и танцевальная. Ребята из Depeche Mode определенно были впечатлены.

Р.Ц.К.: Несомненно, Дэвид Гаан был поражен этим клипом, ведь клип отличался от всех других кавер-версий [9] песен Depeche Mode, которые он знал. Но, честно говоря, я не уверен в этом.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
16 сентября 2012 г.
v1.0.

[1]: Я так и не понял кто это «он». Возможно, Филипп Стольц.
[2]: Карт-бланш – полная свобода или право на совершение какого-либо действия.
[3]: Бой-бэнд – мальчиковая музыкальная группа.
[4]: В этот момент Рихард переходит на бас, демонстрируя как надо было спеть.
[5]: Имеется в виду, когда знаешь, что фильм очень старый, знаешь его содержание и историю, то дефекты пленки кажутся заметнее.
[6]: Тевтонцы (лат. Teutoni, Teutones) – Древнегерманские племена, жившие на западном побережье Ютландии и в низовье р. Эльба. В конце II в. до н. э. двинулись с Ютландского полуострова на юг и вторглись в Галлию, соединившись с кимврами, затем вместе с ними и другими племенами направились в Северную Италию. Это вторжение явилось «первой волной» нашествия варваров на Древний Рим.
В 102 до н. э., несмотря на численное превосходство, были полностью разбиты 30-тысячной армией римского полководца Гая Мария при Аквах Секстиевых (Aquae Sextiae, древнеримское селение севернее Массилии (ныне г. Экс в департаменте Прованс близ Марселя, Франция). После этого упоминание о тевтонцах как племенах исчезает.
Слово «тевтонцы» употреблялось иногда и для обозначения германцев вообще.
[7]: Баухаус (нем. Bauhaus, Hochschule fur Bau und Gestaltung – Высшая школа строительства и художественного конструирования, или Staatliches Bauhaus) – учебное заведение, существовавшее в Германии с 1919 по 1933, а также художественное объединение, возникшее в рамках этого заведения, и соответствующее направление в архитектуре.
[8]: Синергия – совместное действие нескольких факторов.
[9]: Кавер-версия – перепетый другим исполнителем оригинал песни.
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:03 | Сообщение # 3
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video "Mein Tell".
(From "Made In Germany" DVD).
30-минутная версия.
Перевод английских субтитров.


З.Б. – Зоран Бихач (Режиссер).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).
С.Г. – Съемочная группа.
Л.Р. – Люциана Регина.
А-Д. – Актер-двойник
Г. – Гримерша.
Н.М. 1 – Неопознанный мужчина №1.
Н.М. 2 – Неопознанный мужчина №2.
Н.М. 3 – Неопознанный мужчина №3.
Н.Ж. – Неопознанная женщина.

К.Ш.: Эта песня о прошлогоднем случае, произошедшем в Германии: двое мужчин познакомились в Интернете и решили встретиться, после чего один убил и съел другого, причем добровольно. Мы решили написать об этом песню.

З.Б.: Песня поется от лица съеденного. Mein Teil («Моя доля», «Часть меня») – это его член, который был съеден. В этом есть и эротика и что-то нездоровое, тут даже есть гомосексуальная эротика. Теперь Тилль хочет, чтобы его били, когда он поет припев. Мы называем этот момент жареным, то есть, как во время жарки мяса, мы его дубасим (показывает). Тогда я подумал, что это только часть всего действия, не хватает вожделения. Как нам еще и это изобразить? Тогда Тилль просто сказал: «Окей! Давайте сделаем все как следует!». На что я в шутку ответил: «Хорошо, тогда сам снимай этот клип» (смеется). И вот сегодня утром мы приступим к съемкам. Все будет проходить в атмосфере полной секретности. Идея такая: никто на самом деле не знает, что делают остальные. Они держат это в секрете. С некоторыми из группы я действительно не знаю, что будет происходить, потому что мы так все задумали.

Т.Л.: Я примерно знаю, что будет происходить, хотя на самом деле я ничего не знаю. Вероятно, из-за того что мы не участвуем во всем этом процессе. Организаторы расскажут нам все в самом конце… посмотрим. Есть основа, примерный план действий, но что точно будет происходить, знает только режиссер. Нам понравилась идея сделать цикл импровизаций, также у режиссера было несколько запасных вариантов (досл. козырей в рукаве), которые мы должны были выучить на всякий случай. Так намного интереснее, чем с предопределенным сценарием, где только и делаешь, что в нем написано.

З.Б.: Фактически это будет импровизация, которая, несомненно, может запросто не получиться. И если это произойдет, то виноват буду я (смеется). Впервые за долгое время я не мог уснуть перед съемками. И все из-за этой сцены. Она ведь не только с Тиллем, но и с другими участниками группы тоже. Я никогда прежде не снимал ничего подобного, так что понятия не имею, как это сделать!

Т.Л.: Я немного волнуюсь, так что… да. Это хорошо, так должно быть. Думаю, когда не волнуешься – вот это дерьмо!

(Перед съемками интимной сцены).

С.Г: (На съемочной площадке) Теперь мы должны освободить съемочную площадку. Прошу остаться только Сашу и Даниэля.

С.Г.: (На съемочной площадке) Кроме вас двоих, прошу остальных покинуть площадку. Там есть столы и скамьи в зоне кейтеринга [1], пожалуйста, ждите там, пока мы не услышим новых распоряжений. Спасибо. На этом пока все.

З.Б.: (На съемочной площадке) Парни, первые 3 минуты мы затемняем место, непринужденно, чтобы мы могли разогреться.
Теперь по… Теперь Кулле! Извините!

С.Г.: (На съемочной площадке) Извините, но сейчас настал момент, когда я должен попросить нас оставить и пойти выпить чашечку кофе или колы. Спасибо.

(Во время съемок).

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Речь идет о соревновании по борьбе?

Н.Ж.: (На съемочной площадке) Да, и ты там будешь участвовать.

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Давайте уточним.

Н.М. 1: (На съемочной площадке) Подождите, подождите! Пока не входите, подождите минуту! Сейчас там все закрыто, они ведут съемку.

Н.Ж.: (На съемочной площадке) И черный ход?

Н.М. 1: (На съемочной площадке) Я позову техника, он вам откроет.

Н.Ж.: (На съемочной площадке) Ладно.

Н.М. 1: (На съемочной площадке) Подождите здесь, он сейчас спустится.

С.Г.: (На съемочной площадке) Никто не знает, сколько времени займет съемка, но несомненно, она пройдет хорошо.

(После сцены).

(Съемки клипа "Mein Teil" c Тиллем в кадре).
(Зоран бьет Тилля по лицу, как было задумано).

З.Б.: (На съемочной площадке) Я надеюсь, смотрелось хорошо?

С.Г.: (На съемочной площадке) Выглядело вполне нормально.

З.Б.: (На съемочной площадке) Что вы имеете ввиду под «нормально»? Мы снимаем новый дубль или что?

(Смотрят отснятый материал, где дубасят Тилля).

С.Г.: (На съемочной площадке) Это был первый дубль?

С.Г.: (На съемочной площадке) Да.

З.Б.: (На съемочной площадке) Здорово получилось, со смехом! Супер, супер, супер!

П.Х.Л.: (Мнет костюм ногами) Костюм должен выглядеть поношенным тряпьем, но, по-моему, он был недостаточно дряхлым. Тогда я по старому Раммштайновскому рецепту влил в него растворимый кофе и воду, однако и после этого костюм выглядел недостаточно дряхлым. Тогда одна гримерша пожертвовала свой бронзовый грим, 100 грамм за 600 баксов и вымазала им весь костюм. Теперь этот костюм фактически за 8000 баксов.

Н.М. 2: (На репетиции) Все нормально?

Р.Ц.К: (На репетиции) Да.

(Сцена, где тащат «ангела» за ногу).

З.Б.: (На съемочной площадке) Как насчет порепетировать?

Л.Р.: (На съемочной площадке) Я за. Только я по-быстрому.

З.Б.: (На съемочной площадке) Не пойдет!

Т.Л.: (На съемочной площадке) Еще один дубль.

Л.Р.: (На съемочной площадке) Ладно.

С.Г.: (На съемочной площадке) Так сойдет?

З.Б.: (На съемочной площадке) Да.

(Конец сцены).

(Съемки клипа "Mein Teil" c Тиллем в кадре).

З.Б.: (На съемочной площадке) Давайте все поблагодарим Люциану за суперское представление! (Все хлопают).

Т.Л.: Хорошо, что все это теперь позади. Я не знал, что должно было происходить. Надо было что-то делать, чего мне не хотелось (смеется). Надеюсь, моя мама об этом не узнает. Да нет, все в порядке.

Л.Р.: Я неплохо знакома с эротикой. Если вы часто имеете с ней дело, для вас это занятие становится рутиной. Но это замечательно, когда все как надо: грим, волосы, музыка!..

Т.Л.: Это было так… Зоран что-то сам себе придумал, что ему хотелось бы сделать, но…

Л.Р.: Все было спланировано заранее, так что я знала, как далеко зайдет эта затея (смеется).

Т.Л.: У меня зуб болит. По-моему, Зоран… Мой мост здесь неплотно закреплен. Пожалуй, надо сходить к зубному, пока есть немного свободного времени до вечера (смеется). Да нет, все отлично!

З.Б.: (Закуривает) Все наши опасения… исчезли после того, как мы сняли несколько дублей и посмотрели, как оно есть на самом деле. Но для нас действительно было очень важно снимать эту сцену абсолютно одним. Правда, очень важно! Даже тех, кто там был, их было слишком много. Но теперь у нас есть действительно хороший материал, в котором мы перешли некоторые границы. В том смысле, что у меня сегодня было реально садистское настроение. Я набил рот Тилля перьями, что его чуть не вырвало, но он продолжал работать и вытерпел съемку. А Ири, она такая классная и милая, она не смогла его ударить, вот почему пришлось это делать мне. Конечно, в кадре должны быть ее руки, но все будет смотреться хорошо, когда мы это отредактируем. Сначала Тилль меня ударил, а я ударил его в ответ. Так что все в порядке.

(Новая сцена).

П.Х.Л.: Я пока еще не знаю, что буду делать. Я, вероятно… Моя цель – придумывать образы, которые хорошо сочетаются с песней, без применения вспомогательных средств или помощи в каком-либо виде. Зоран предложил мне этот костюм. Он сказал, что есть такие японские танцоры, которые носят такие же лохмотья. На что я ответил: «Ладно, тогда я надену этот рваный костюмчик». Будь, что будет. Я тоже не в курсе.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Паулем в кадре).

З.Б.: (На съемочной площадке) Снято. Пауль, это было невероятно!

А-Д.: (В гримерной) (Рихарду) Не тяни так сильно. Здесь спереди мы…

Р.Ц.К.: (В гримерной) (Делает прическу своему двойнику) Перестань жаловаться!
Ну, как? Так лучше?!

А-Д.: (В гримерной) Да. С этой стороны сделай также.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Паулем в кадре).

З.Б.: (На съемочной площадке) Хорошо, Пауль. Давай еще раз.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Я не изменяю своему пути. Я просто делаю то, что обычно делаю.

Р.Ц.К.: Думаю, что песня «Mein Teil» – это мое альтерэго. Это то, с чем любой человек постоянно борется в своей жизни и пытается компенсировать силы своей второй, темной стороны, найти своего рода баланс. Я постарался изобразить это в клипе, так сказать, борясь с самим собой. Может быть, что-то из этого получиться и я чему-то научусь.

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Что ты хочешь делать с этим зеркалом?

З.Б.: (На съемочной площадке) Мы воспользуемся зеркалом, чтобы в нем разок увидеть твое отражение. Затем ты сам себя встречаешь в зеркале, и мы видим, что в комнате вас двое.

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Хорошо.

З.Б.: (На съемочной площадке) (Показывает Рихарду, что надо делать) Потом подойди совсем близко и снова отойди. Улыбайся, смотри серьезно. Смотри на себя тем же взглядом, как ты сейчас смотришь. Наклонись вплотную к своему лицу в отражении. Попытайся принюхаться, что-то типа этого. Теперь попробуй ты! (Рихард пробует).
Вот эта рука должна быть ниже. Вот так! Правильно, Энди? (Обращается к кому-то). Да, так лучше. Встань еще ближе. Теперь нюхай. Покажи нам свой профиль. Хорошо! Пошевели ртом… Вот так. Именно!

(Съемки клипа "Mein Teil" c Рихардом в кадре).

З.Б.: В клипе участники Rammstein продемонстрируют свои характеры. Можно сказать, что это разоблачение группы. У каждого их них есть свои проблемы, связанные с этим делом. Когда кто-то выступает в женском одеянии, он показывает свою часть, часть своей личности. Невероятно смело с их стороны решиться на такое! И такой поступок пробуждает интерес к этому делу и стимулирует процесс. Вот почему я этим занимаюсь. Они обнажились! Фактически это немного напоминает психограмму!

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) (Борется со своим двойником) Так вы хотите?

З.Б.: (На съемочной площадке) Переплетитесь друг с другом.

(Перед сценой, где Кристоф играет женщину).

К.Ш.: (В гримерной) В начале лучше надеть блузку…

Г.: (В гримерной) Если вы хотите.

К.Ш.: (В гримерной) Потому что мы будем еще подбирать парики.

Г.: (В гримерной) Ее можно и не через голову надеть.

К.Ш.: (В гримерной) Я не должен надевать блузку через голову?

Г.: (В гримерной) Нет.

К.Ш.: (В гримерной) О, хорошо.

Г.: (В гримерной) Возьми ее и посмотри, есть ли на ней пуговицы или ее все же надо надевать через голову?

К.Ш.: (В гримерной) Она с пуговицами.

С.Г.: (На съемочной площадке) Видео! Камера! Мотор!

(Съемки клипа "Mein Teil" c Рихардом и его двойником в кадре).

Р.Ц.К.: Забавно, как будто целуешь самого себя! Да!

К.Ш.: Сейчас мы хотим попытаться сделать что-то абсолютно новое, полностью экспериментальное. Основное правило: никто не знает, что будут делать или как будут выглядеть остальные. А другое правило: мы слушаем песню и двигаемся под нее или же играем, пропустив текст через себя. Затем, когда мы начнем монтаж, будет видно, подходит ли музыка к тем или иным нашим действиям (смеется). Сейчас мы, конечно, не уверены. С каждой новой удачей мы достигаем все новых вершин, которые обычно обнаруживаются гораздо позже, и мы предполагаем, что эти вершины каким-то образом проявят себя.

К.Ш.: (В гримерной) Я думал, что она (мой персонаж) выглядит лучше.

М.А.: (В гримерной) Мы переделаем ей прическу.

К.Ш.: (В гримерной) Даже моя мама выглядела старше. Много косметики. Или это как бы репетиция?

К.Ш.: Забавно, но как только вы начинаете меняться в таком направлении, у вас также изменяются манеры и речь. Словно обнаруживаешь, что некая особенность в тебе явно… врожденна. Возможно, я не стану делать многого, а просто буду более… более женственной (смеется).

С.Г.: (На съемочной площадке) Готовы? Хорошо, мы снимаем! Все в порядке? Классно! Мотор! Фонограмма!

(Съемки клипа "Mein Teil" c Кристофом в кадре).
(Сцена, где Кристоф играет женщину).

Р.Ц.К.: (После съемок) Блин, это было утомительно! В прошлый раз я так боролся 15 лет назад.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Кристофом в кадре).

Е.Ф.: В одном немецком журнале есть статья об Армине Майвесе [2], где опубликована крохотная фотография из его личного архива. На фото рядом с ним можно увидеть его мать. Они выглядят так прекрасно! У нее такая оригинальная прическа! Невероятная!

(Съемки клипа "Mein Teil" c Кристофом в кадре).

З.Б.: (На съемочной площадке) (Говорит Кристофу) Задери свою юбку повыше. Возьми свой член как следует. Еще выше. Настолько насколько сможешь, обеими руками. Еще выше. Раздвинь немного ноги. И теперь потрогай себя там! Да, вот так! А на счет «три» встань, отряхни себя, возьми свою сумку и удались из кадра. 1, 2, 3. Правильно! Все закончил, теперь прихорошись. Неплохо было бы изменить освещение. Превосходно! Пуговицы в порядке? Хорошо. Поправь свою прическу и уходи. Прекрасно! Снято! Шнайдер, ты просто супер!

(Конец сцены, где Кристоф играет женщину).

К.Ш.: Это интересно, когда в такие минуты, как сейчас, делаешь какие-то вещи самопроизвольно. Когда берешь вдохновение от музыки, обстоятельств и тут же реализуешь. Именно такие минуты мы и ищем.
Во время съемок меня не покидала дилемма: должен ли я двигаться как женщина или же нет. То есть быть женщиной, которая часто просится наружу, или же я должен был оставаться Шнайдером, но вышла смесь того и другого. Такая маленькая внутренняя борьба (смеется).
Завтра мы приступим к съемкам на улице. Насколько я знаю, остальных парней я буду вести в цепях на поводке (смеется). Это все, что я знаю. Как женщина. Я же мать. Мать преступников (смеется).

О.Р.: Идея клипа в том, что вы пускаете все на самотек. Зоран задает нам темы, намекает, наводит на мысль, что нам надо делать, и мы делаем. Затем он восклицает: «Стой вот так! Давай, снова!». Что-то как-то так.

М.А.: (В гримерной) Больше мимики. Пошевели своими глазами. Поделай так, пока мы не начнем съемку.

З.Б.: (На съемочной площадке) (Обращается к Олли) Скорчи уродливую гримасу. О да, кошмар! Не высовывай язык. Просто жуть! Вот так. Правильно.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Олли в кадре).

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Попозже мы вернемся и со всей группой поваляемся в грязи. Именно так было спланировано. Мы просто не были уверены, что это подойдет, будет ли этого достаточно?! Это же достаточно, хих?

(Съемки клипа "Mein Teil" c Олли в кадре).

К.Ф.Л.: Я не слишком задумывался о том, что будет происходить. Я просто хотел… сделать что-то отличное от того, что я видел по шведскому телевидению. Я был шокирован уведенными там клипами. Я понимал, что ни один из них вообще не передает настроение музыки, и выглядят они так странно, словно проведение свадебной церемонии. Видео словно является приложением к песне, – для зрителей это непривлекательно и безвкусно, и я не хотел попасть в один ряд с массой групп, которые снимают видеоклипы, потому что просто так надо, словно это анонс в газете.

С.Г.: (На съемочной площадке) Пошло видео! Камера! Скорость. И мотор! (Олли падает). Превосходно. Все.

К.Ф.Л.: В этом нет ничего суперского. Я пытаюсь танцевать, но у меня не получается. Все знают об этом и считают это забавным и смешным, кроме меня. Я чувствую себя как перед посещением зубного.

О.Р.: Я себя просто замечательно чувствую, и все это только потому, что я смог полностью отключить механизм самоконтроля. Как это теперь выглядит, я в самом деле не знаю.

С.Г.: (На съемочной площадке) Подключите снова две химеры.

(Сцена танца Флаке).

К.Ф.Л.: Туфли для танцев, которые мне дал Зоран, оказались слишком маленькие. Я все валился назад, потому что каждый шаг был реально болезненным. Конечно, это усиливало действие и являлось задумкой Зорана, но я безмерно наслаждался болью.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Флаке в кадре).

З.Р.: Флаке держался неуверенно, но все-таки я считаю – то, что он делал, было супер. С таким телом а-ля Игги Поп и все такое. Невероятно. Главное, что это полная противоположность всему тому, что мы отсняли раньше. Это безумие, что они… Я должен признать, что это талантливо.

З.Р.: (На съемочной площадке) (Говорит Флаке) Прямо, стой прямо! Гордо, по-настоящему гордо! Двигайся мягко! Очень мягко! А теперь изобрази умирающего лебедя. Супер! Браво! Супер! Кажется, мы все сделали (смеется)? Хорошо.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) И я тоже все.

З.Б.: (На съемочной площадке) Супер (смеется)!
Полчаса на перестройку и последний сет на сегодня.

(Конец сцены танца Флаке).

К.Ф.Л.: Это оказалось труднее, чем я предполагал. По крайней мере, физически, потому что я редко танцую у такой опоры. Профессионалам, конечно, легко, но не мне, так как эта работа реально выматывает. Чувство эйфории прошло (смеется), начиналась настоящая работа с конкретными сроками.

(Съемка сцены, где вся группа в грязи).

З.Б.: Сцена, где они все в грязи, – своего рода усиление образа из Театра Буто [3], я его им показал. Сцену принимали и с долей отторжения, и с чувством смирения, но, то, что они сделали, – это как раз и есть стилистика Театра Буто. Там есть цитаты типа: «Мой танец рожден из грязи». Картина боли и прочее. Все прошедшее время мы напряженно работали, и теперь я уверен, что пора снять это накопленное напряжение. Спустить пар и освободиться от всего. Тогда произойдет настоящий перелом, и мы сможем начать новую историю с новыми образами. Вот так я себе все это представляю.

Р.Ц.К.: Мы очень эмоциональны, и чем чаще вы пытаетесь впихнуть нас в определенную концепцию, тем больше теряете.

(Съемки клипа "Mein Teil" cо всеми в кадре).

Т.Л.: Суть этой истории в том, что все постоянно меняется. Меняется и группа, и каждый участник по отдельности, и структура. Все иначе, чем было раньше. Столько факторов играют роль. Растешь, становишься взрослее и начинаешь лучше понимать поступки, которые совершаешь.

(Съемки клипа "Mein Teil" c Тиллем в кадре).

К.Ш.: Для меня этот альбом стал хорошим начинанием, потому что до него у нас внутри группы было много личных разногласий, и поэтому мы не могли быть вместе долгое время и вполне реально могли разбежаться каждый своей дорогой. Но затем нам удалось найти правильное направление, в котором мы могли нормально работать.

(Съемки клипа "Mein Teil" cо всеми в кадре).

П.Х.Л.: На сей раз мы нашли другой путь. Мы перестали быть излишне критичны. Всякий раз, как только у нас появлялась идея, мы включали ее в препродакшн [4], как она есть, и улучшали ее, насколько это возможно. Если кто-то на наши идеи восклицал, что это уже слишком, мы все равно их прорабатывали, когда раньше мы бы их отшвырнули. На этот раз даже у самых слабых песен был шанс. Они были, образно говоря, больные: болело горло, уставали ноги. Были дни, когда вдруг у песни вырастала новая нога, а мы приделывали недостающую вторую. И тогда она могла ходить, не хватало только шляпы и куртки. И вот вдруг она получила куртку и стала… главной, лучшей песней в альбоме.

К.Ш.: Как барабанщик, я просто отказался играть те же самые ритмы и шаблоны, которые мы играли раньше. Я в этом альбоме опробовал какие-то новые фишки, получилось пойти дальше, лучше раскрыться и освободиться от строгих Раммштайновских правил прошлых лет (смеется).

(Съемки клипа "Mein Teil" cо всеми в кадре).

О.Р.: Как другие ходят на завод работать, так и мы раньше посещали репетиции. Но в этот раз мы не напрягались как раньше, и каждый мог приходить, когда ему захочется и не грузиться. То есть не было того постоянного давления, которое мы так часто испытывали в прошлом.

Р.Ц.К.: В чем моя задача? Я не всегда знал наверняка, что мне делать. Раньше у меня все было под контролем, но в этот раз у меня было больше свободы в своей роли. Часто я приходил на площадку, не зная, кого буду играть, и просто пытался что-то изобразить. Такая работа была более креативной и более забавной, чем если бы воспроизводить то, что уже сидит в голове. Это был совершенно новый опыт, и было здорово.

(Съемки клипа "Mein Teil" cо всеми в кадре).

К.Ф.Л.: Для непосвященного это очередной альбом группы Rammstein, ничего особенного, но для нас он стал чем-то абсолютно другим и новым. Невозможно описать все ощущения, пока не выполнишь всю эту работу сам.

(Съемки клипа "Mein Teil" cо всеми в кадре).

Р.Ц.К.: В этом альбоме вы увидите, что наша группа развивается и растет, что солист стал еще лучше, совершеннее. Тех, кто понимают тексты, ждет прекрасная и мрачная лирика. Также вас ждет путешествие в… неизвестность, во тьму, во зло, в нечто удивительное и любимое. И, несмотря на все это, вы все еще можете ожидать, что Rammstein останутся Rammstein.

З.Б.: (На съемочной площадке) Замечательно. Снято.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Съемки окончены.

З.Б.: (На съемочной площадке) ДА-А-А-А!!!

З.Б.: За этот период я научился многому, чем когда либо, например тому, что является решением многих вопросов – уметь отпускать. Уметь отпускать идеи, на которых зациклен, потому что потом придут идеи намного лучше. И самое главное – обрести уверенность в этом деле.

Н.М. 3: Съемки окончены.

З.Б.: (На съемочной площадке) Да, время заморить червячка (поесть).

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
6 августа 2013 г.
v1.0.

[1]: Кейтеринг (англ. catering от cater – «поставлять провизию») – отрасль общественного питания, связанная с оказанием услуг на удалённых точках, включающая все предприятия и службы, оказывающие подрядные услуги по организации питания сотрудников компаний и частных лиц в помещении и на выездном обслуживании, а также осуществляющих обслуживание мероприятий различного назначения и розничную продажу готовой кулинарной продукции.
На практике под кейтерингом подразумевается не только приготовление пищи и доставка, но и обслуживание, сервировка, оформление и тому подобные услуги.
[2]: Армин Майвес (нем. Armin Meiwes; р. 1961) – немецкий убийца и каннибал, который в 2001 году убил и съел Юргена Брандеса с его добровольного согласия. Осужден на пожизненное заключение.
[3]: Буто – направление современного японского танца. Первую постановку в стиле буто в 1959 году осуществил Тацуми Хидзиката по роману Юкио Мисимы «Запретные удовольствия».
[4]: Препродакшн – подготовка к производству, предварительная работа перед производством.
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:03 | Сообщение # 4
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video "Sonne".
(From "Made In Germany" DVD).
Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
С.Г. – Съемочная группа.
Г. – Гример.
А. – Актер.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

П.Х.Л.: Однажды наш басист Оливер на своем домашнем компьютере смонтировал нашу музыку с видеорядом с Белоснежкой. Он просто быстро включил музыку в тот момент, когда шел фильм. Музыка подходила не ко всем эпизодам, но эффект всем нам понравился.

И: Долгие турне, прежде всего по США, как-то повлияли на альбом?

Т.Л.: Нет.

К.Ф.Л.: Надеюсь, что нет.

Р.Ц.К.: Нет, не повлияли.

К.Ш.: Можно сказать, что этот альбом стал для нас самым трудным и так часто говорят, что третий альбом самый трудный. Мы должны были написать абсолютно новые песни. У нас закончился весь материал, накопленный с первых лет нашей группы, и мы в течение двух последних лет были заняты сочинением нового. Мы посетили много мест, чтобы получить вдохновение, например, побывали в Хайлигендамме [1], на побережье Балтийского моря и в студии Миравал на юге Франции.

К.Ф.Л.: Запись нового альбома проходила очень весело. У нас было полно времени, чтобы делать то, что мы хотим и никто нам не указывал как мы должны записывать альбом. У нас была возможность поразмыслить над альбомом и поразвлечься. Мы отправились в забавный особняк Веймар-Хаус в Хайлигендамме, где море красиво омывает берег.

О.Р.: Атмосфера там была действительно прекрасна, своего рода атмосфера падения. Наверное, после этого каждый знал, что ожидать от альбома. В нем есть две спокойные баллады, которые, возможно, символизируют (олицетворяют, передают) эту атмосферу.

К.Ф.Л.: В конце работы над альбомом мы заметили, что в нем не было никаких мрачных песен, все песни вышли приятными и прекрасными. Это была ошибка, ведь множество людей ждут от нас чего-то мрачного, и мы были вынуждены вернуться в Берлин с его печальной атмосферой. Затем в подвале мы сочинили также и мрачные песни.

Р.Ц.К.: (В гримерной) Хорошего дня!

Т.Л.: (В гримерной) Удачи! (смеется).

Г.: (В гримерной) Могли бы вы присесть сюда?

Р.Ц.К.: (В гримерной) О’кей.

Р.Ц.К.: Первый альбом был, так или иначе,… началом, результатом нашего сплочения, первым опытом для каждого из нас. Первая наша энергетика оказалась очень непослушной, бунтарской и невероятно… агрессивной. Вот такая энергетика у нас была во время нашей первой совместной работы. Второй альбом оказался более попсовым и наводящим на размышления, более конструктивным и хорошо продуманным. А третий альбом вышел, так или иначе, смесью первых двух (смеется).

О.Р.: В структуре альбома также есть несколько вещей, относящихся к электронной музыке, и прекрасная обработка материала. И то, как материал смикширован, делает альбом таким, какой он есть сейчас.

К.Ш.: Я не из тех людей кто скажет, что мы сегодня на пике популярности. В последний раз об этом говорилось более трех лет назад, после чего мы должны были за короткие сроки записывать новые песни и проводить новые концертные туры, чтобы оставаться на пике. Вы можете часто такое наблюдать в музыкальном бизнесе, но мы поняли, что не стоит этого делать. Вы также можете расслабиться и быть уверенными в том, что мы делаем качественную работу. Люди не забывают о качестве.

К.Ф.Л.: На сей раз мы захотели написать песни, которые бы нам все еще нравились спустя 2 года.

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит Тиллю) Я бы хотел сейчас получить 16 кадров. Объясняю: движение всего вашего тела должно соответствовать этому ритму [2], обычно это получается на автомате, однако движение должно быть очень медленным, чтобы эффект вышел приличным.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Камера готова?

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера в работе.

(На экране съемка клипа "Sonne"с Тиллем).

Й.Х.: Я хочу, чтобы все было идеально. Для меня важно отношение к деталям, так было всегда. Когда я смотрю фильмы с впечатляющими декорациями и костюмами, я понимаю, что мы много суетимся вокруг этого музыкального видео, но если взять один из крутых голливудских фильмов, то там я вижу… грандиозные сражения. Сражения, в которых задействовано 3000 человек и все они в костюмах. Там нереально разглядеть каждую деталь в человеке, например, действительно ли он надел нужные перчатки или обувь. Однако вы можете быть уверенным в том, что у всех актеров есть идеальный меч, идеальный костюм и идеальный грим, даже если вы не видите этого всего в суматохе сражения. Вы бы этого не заметили, даже если бы актеры не были бы идеально одеты. Общий вид важнее всего, все должно сочетаться! Об этом начинаешь думать с того момента, когда начинаешь вынашивать идею и до последних штрихов в работе. До того момента когда наклеиваешь этикетку на видеокассету. Вплоть до него надо выкладываться на все 100%, чтобы потом, когда пройдешь такой путь, ощутить счастье от просмотра своего видеотворения даже спустя 2 года.

П.Х.Л.: Проблема в том, что в этом клипе мы должны были стать маленькими, потому что рост Белоснежки примерно 1,90 м, а мы, по идее, типа гномы…

Т.Л.: Пауль должен быть чуть крупнее (Пауль и Тилль смеются).

П.Х.Л.: Настолько, чтобы мой рост достиг роста карлика – 70 см. (Пауль и Тилль смеются).

К.Ф.Л.: "Mutter" – «Мать», конечно, отличное название для альбома (смеется). На самом деле мы хотели его назвать "Herzeleid" – «Сердечная боль», так как все песни имеют отношение к душевной боли и страданиям, например, одна из песен называется "Mein Herz brennt" – «Мое сердце горит»! Мать также рождается без сердца, это есть в тексте. Итак, в то время мы планировали назвать этот альбом "Herzeleid", но мы вспомнили, что уже есть альбом с таким названием и, к сожалению, он был тоже наш.

П.Х.Л.: В отличие от предыдущего альбома в этом можно услышать больше естественных звуков. Мы старались не использовать много секвенций, для непрофессионалов поясню: поменьше синтезаторов. Также мы постарались сделать звук более сырым и недоработанным как это делали раньше, благодаря этому Тилль пел чуть лучше, чем в предыдущем альбоме.

Т.Л.: Но строфы по-прежнему напряженные, глубокие и прекрасные. Какие они и должны быть. Какие от нас и ждут.

(Съемка сцены «За столом с Белоснежкой»).

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера! Скорость! Ешьте и смотрите на меня!

К.Ш.: Также мы должны сказать, что было очень трудно в видеоклипе развить идею этой песни. Мы мыслили во многих различных направлениях, и первоначально песня была написана о боксере, но в силу определенных причин эта идея не воплотилась в жизнь, хотя текст, конечно, предназначался для нее.

Т.Л.: Клип я видел так: некий человек – боксер, идет в мантии с капюшоном, аудитория кричит, затем он через проход входит в зал и приближается к рингу с рифом, выходит на ринг и поднимает свои руки со словами: «Здесь восходит Солнце», типа Солнце здесь и оно никогда не зайдет. Короче он готов нокаутировать всех на своем пути.

К.Ш.: Так что, было крайне непросто придумать другую историю для песни, но я думаю, что идея с Белоснежкой вышла хорошей.

К.Ф.Л.: Эта история с гномами и Белоснежкой, в самом деле, милая. Но во что мы ее превратили… У нас на уме нет ничего хорошего…

П.Х.Л.: Для видео к этой песни у нас было 40… нет, я преувеличиваю… 38 идей, и одна была лучше другой. Невероятно хорошие идеи.

О.Р.: Итак, мы посмотрели фильм о Белоснежке и поняли, что эта идея подходящая и действительно красивая. Идея о том, что Белоснежка является солнцем для гномов, и что мы, гномы, почитаем Белоснежку, служим ей и что такой образ жизни – наша работа, но также наша боль и страдание.

Й.Х.: Первое желание, которое, естественно, возникает, когда обдумываешь образ Белоснежки – это открыть книгу братьев Гримм, перечитать и погрузиться в эту сказку. Там есть эпизод: Белоснежка умерла, а гном годами наблюдает за ней. Она не разлагается. Гномы несут ее на самую высокую из семи вершин и там охраняют ее. Позже приезжает принц, он тут же безумно влюбляется в Белоснежку и хочет забрать ее с собой, но гном отвечает принцу, что он не отдаст ему Белоснежку даже за все золото мира. Принц говорит: «Тогда отдайте мне ее просто так, она должна быть со мной». Но гном возражает, что не может этого сделать, потому что она его свет и счастье.

(Съемка сцены «В ванной»).

Й.Х.: (На съемочной площадке) Встаньте на колени как положено. Вы видите шприц?

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) …я немного возмущен?

Й.Х.: (На съемочной площадке) …скорее потрясен увиденным.
…и вы все опечалены.

К.Ф.Л.: Мы стали сильно эмоционально зависеть от Белоснежки, но она умирает от передозировки золотом, которое мы добыли. Мы скорбим по ней, отчасти с облегченной душой, потому что наше рабство закончилось, но затем она пробуждается, и возникают новые, все большие проблемы. На сей раз все гораздо хуже.

Т.Л.: Она довольно неприятная и вульгарная. Она не та милая Белоснежка из сказки. Мы немого изменили историю.

П.Х.Л.: (В гримерной) (Говорит актеру) Белоснежка, как тебя зовут?

А.: (В гримерной) Роберт.

П.Х.Л.: (В гримерной) (Говорит актеру) Роберт? Теперь с этим вопросом все ясно.

П.Х.Л.: Когда группа узнала, что в клипе надо будет кого-то отшлепать по попе, все приняли единогласное и странное решение, что надо будет отшлепать меня (смеется). Я не могу объяснить, почему так вышло…

Й.Х.: (На съемочной площадке) Если что-то ломается – пусть ломается. Вообще вы можете стоять на этих камнях. Когда вы ступаете здесь, вы несете гроб. Это может быть тяжело.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Я уже спрашивал об этом его (показывает на кого-то за кадром). Очень важно чтобы шесты у гроба были хорошо закреплены. Так чтобы гроб не скатился, если его наклонить.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Мы снова проверим и уясним, как следует с ним идти.

(Группа поднимает гроб с Белоснежкой).

К.Ш.: (На съемочной площадке) На счет три: Раз, два, три.

О.Р.: (На съемочной площадке) Нет, опускаем, опускаем! Он такой тяжелый!

(Группа опускает гроб).

(В кадре группа несет гроб с Белоснежкой).

К.Ш.: Все детали идеи были объединены в студии и, можно сказать, что это напоминало сборник сказок от киностудии DEFA в свои ранние годы (смеется).

Й.Х.: Старые немецкие фильмы-сказки производства киностудий DEFA и UFA были сняты с помощью очень простых приемов. Я вообще одобряю простые методы съемки, когда построено множество больших и маленьких объектов и конструкций, с которыми надо работать аккуратно, точно и без ошибок. Все должно быть выстроено и измерено точно до одного сантиметра, чтобы пропорции были правильными.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) В этом помещении была снята Белоснежка. Как видите, все вокруг маленькое и низкое. Осторожнее, здесь запросто можно удариться о потолок.
А сейчас мы находимся в большой хижине, которая, по идее, тот же самый дом гномов, но здесь стол больше и сейчас, в принципе, любой зритель подумает, что мы маленькие. Это так просто.

О.Р.: Вы можете заметить, что у нас нет белых бород и заостренных шапок. Мы – гномы, карлики в том смысле, что мы меньше Белоснежки, но мы – серьезные карлики.

Й.Х.: Проблема, с которой я столкнулся в начале съемок, состояла в том, что группа Rammstein в роли карликов не сочетается с их имиджем и с тем, что они символизируют. Именно поэтому я захотел в этом видео превратить Rammstein в маленьких людей лишь позже, уже после того как я их сопоставил с рок-звездами. Это должно было быть первое появление группы в роли карликов, поэтому я их не показываю просто карликами, а как трудолюбивых мужчин низкого роста.

Т.Л.: (На съемочной площадке) У кого еще нет кирок?

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) У меня.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Держи, Пауль.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Приготовьтесь к тому, что сейчас случится что-то действительно плохое…

Т.Л.: (На съемочной площадке) Шнайдер должен сообщить нам или мы должны сами догадаться?

Й.Х.: (На съемочной площадке) Вы поймете это по внешнему виду, одного взгляда будет достаточно, чтобы понять.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Он может осмотреться?

Й.Х.: (На съемочной площадке) Да, он может это сделать, но он ничего не должен говорить.

П.Х.Л. и Т.Л.: (На съемочной площадке) Но он покажет нам, а то это нелогично.

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера. Скорость, пожалуйста.
Идите быстрее. Прекрасно, отличный дубль! Спасибо.

П.Х.Л.: У профессионального музыканта есть несколько стадий развития: писать музыку, приводить ее в должный вид, репетировать, снимать видеоклипы, записывать альбомы, заниматься сведением альбомов, придумывать шоу, устраивать концертные туры. Вот 8 главных стадий! А вообще всегда есть вещи, в которых музыкант разбирается лучше и есть в которых хуже, но из года в год это может меняться.

Т.Л.: Любимая часть работы для меня – это запись своего вокала. И реально круто, когда атмосфера располагает к этому. Франция в этом плане была фантастической, с балкона можно было видеть виноградники… Вот тогда это вышел непосредственно творческий процесс.

Р.Ц.К.: Для меня сочинять песни – это безоговорочно самый важный процесс, еще и в смысле собственного удовлетворения. Музыка – это среда, которая мне близка. Это настоящая работа для меня, потому что я погружен в музыку. Лучшее что может быть – это когда песня, наконец, закончена, когда я скажу: «О'кей, эта песня именно такая, какая должна быть, и теперь она закончена». Это, безусловно, замечательный опыт.

К.Ш.: Как барабанщик группы я люблю записывать ударные партии. Конечно, перед этим бывают забавные репетиции, на которые каждый приходит с песнями и во время которых зарождаются и созревают новые.

О.Р.: Я смотрю на это как на целостный, неразрывный процесс, но, несмотря на такой взгляд, я больше предпочитаю концертные туры. То есть мне больше нравиться воспроизводить, чем создавать.

К.Ф.Л.: К счастью это чередуется автоматически. Когда устаешь от концертного тура, отправляешься в студию. Когда студия начинает действовать на нервы, можно снова отправиться в концертный тур. В этом отношении меняется некая доля естественного хода вещей.

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит Олли) Камера! Мотор! Подай чашку. Прыжок. Спасибо. Обернись. Олли, встань. Обернись снова. Замечательно.

Р.Ц.К: Вы – часть механизма, а направление вам сообщает музыка. Сообщает, куда она хочет двигаться. Что касается звучания, то здесь это выглядит так: песня, музыка задает вам тон, например, песня должна быть величественной, агрессивной или ритмичной – в общем любой. Музыка сама сообщает вам нужный тон, и когда вы его распознаете, вы становитесь более чувствительным к этому делу и больше не сможете сделать что-то не то. Вначале мы восприняли такой принцип как заблуждение, мы думали, что сможем сами направить музыку в нужное русло, но у нас не вышло этого сделать. Можно только следовать за музыкой.

О.Р.: Так как мы пишем музыку вместе, мы уже знаем, как работает весь процесс, и мы относимся друг к другу по-разному. У каждого есть своя особая область специализации, поэтому не нужно бороться за место, и от этого все становится намного проще.

К.Ф.Л.: Наверное, со временем мы научимся понимать, что не стоит беспокоиться о некоторых вещах, они уладятся сами собой. Но сейчас если мы смотрим на кадр клипа или на что-то еще, мы сидим и вшестером обсуждаем: «Нет, там прыщ на ухе, так не пойдет». Даже когда в кадре все в порядке обсуждение может длиться бесконечно, поэтому в таких ситуациях трудно работать вместе.

Р.Ц.К.: Проблемой или, скорее, хорошей чертой в нашей группе всегда было то, что мы все решали вместе. У нас всех на это уходит огромное количество времени, но тот курс, который мы взяли, достиг своего конечного пункта. Сейчас мы понимаем, как внутри группы мы должны распределять свои задачи и таланты, где действуют определенные силы и что мы должны научиться их принимать.

П.Х.Л.: И просто поддерживать их… Это должно быть весело. Вы должны что-то делать, что приносит вам удовлетворение в этом бизнесе. Можно чего-то легко добиться, но это не принесет вам радости. Вы должны делать то, что вам нравиться. К примеру, в некоторых отелях есть вращающиеся двери, вы толкаете одну дверь, желая войти, но она останавливает те, что вращаются сами по себе. В такие ситуации не надо попадать.

Р.Ц.К.: Эта обстановка не для самовыражения, но я хочу этого. У меня есть большая потребность высказываться, общаться и в основном я это делаю через музыку. Хочу вам сказать, что это очень просто, ведь музыка – моя среда, способ самовыражения. Это то, чем я живу.

Т.Л.: Музыка всегда останется моей движущей силой. Я думаю, что мы постепенно достигли совершенства в совместной работе, у нас общее дело, что очень важно. И с продюсером у нас очень плодотворные отношения. Наши отношения сейчас не такие, какие были раньше, они стали намного глубже, что, как ни странно, очень забавно. Хочу сказать, что это уже не такое напряженное «странствие» как раньше, а более расслабленное. Но, работая коллективно, через 20 лет мы достигнем точки… (смеется).

К.Ф.Л.: Думаю, мы обретем Счастье с большой буквы, когда достигнем предела своего творческого потенциала. Постучу по дереву, чтобы не сглазить… только дерева здесь нет. У меня сейчас скорее наоборот, не всегда выходит хорошо реализовать свои планы и идеи, потому что нас в группе так много и у каждого много идей.

(Фотосессия в кадре).

Й.Х.: (На съемочной площадке) Идеал, конечно, не может быть достигнут, но вы завершили работу (смеется).

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Спасибо, мы закончили. Хорошо, что все хорошо заканчивается.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
10 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Хайлигендамм – (нем. Heiligendamm) – расположенный на побережье Балтийского моря, район города Бад-Доберан в Германии, в земле Мекленбург – Передняя Померания.
[2]: Скорее всего, имеется в виду ритм от работы отбойного молотка.
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:04 | Сообщение # 5
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video "Links 2-3-4".
(From "Made In Germany" DVD).
Перевод английских субтитров.


З.Б. – Зоран Бихач (Режиссер).
Ю.Х. – Юрен Хас (Аниматор).
Н.Ч. – Неопознанный человек.

(В этом Making Of участвуют только трое людей: режиссер, аниматор и еще один человек из съемочной группы. Иногда показывают фрагменты клипа. Если в скобках написано «На съемочной площадке», то диалоги происходят на съемках клипа, иначе нет).

З.Б.: "Links" – это видеоклип о муравьях и на очень жесткую песню… грубую и воинственную…

Н.Ч.: (На съемочной площадке) Тихо, пожалуйста! Снимаем! Звук, пожалуйста!
Стряхните муравьев обратно на это место…

(На экране съемка клипа "Links").

З.Б.: (На съемочной площадке) О'кей, снято.

З.Б.: Я захотел показать что-то грубое и в то же время не связанное с насилием, в смысле не затрагивая непременно человеческое насилие и все такое.

Н.Ч.: (На съемочной площадке) Отлично! Все собираются здесь… Зоран?! Мы почти готовы к съемкам.

З.Б.: (На съемочной площадке) Вы пробовали этого тунца? (Держит в руке кусочек) Невероятный вкус!

З.Б.: История вообще-то простая… Я хотел, чтобы муравьи выглядели реалистично насколько это возможно, может быть, даже немного походили на людей, но не были привлекательными или дружелюбными как в мультфильмах Уолта Диснея или как в детских фильмах, где у каждого животного свой характер. Эти муравьи – просто муравьи… но пользуются различной человеческой утварью.
Проблема была в том, как это сделать (смеется)! Как воплотить в жизнь задуманное (смеется)?! Мы понимали, что одного месяца для этого слишком мало… (смеется), но рок-группа требовала: «Да! Сними этот клип! Супер!».

З.Б.: Мы руководили большой командой, которая одновременно работала в Берлине и в Штутгарте, поэтому мы сняли клип вовремя.

Ю.Х.: (На съемочной площадке) А есть ли субтитры для швабского диалекта [1]? Тогда бы мне не пришлось так напрягаться!

Ю.Х.: Вообще-то я предпочитаю слушать Баха или Шуберта, чем Rammstein… Хотя, мне приходилось работать над клипами с абсолютно нелепыми музыкальными фрагментами! В какой-то момент вы начинаете становиться как эта музыка [2]!

(На экране съемка клипа "Links").

З.Б.: Работа с настоящими муравьями… точнее с большим количеством настоящих муравьев – это одно из самых тяжелых испытаний, которое может быть. Ставишь их на нужное место… зуммируешь [3]… а их уже там нет. У нас был эксперт по насекомым (заводчик), чтобы помочь нам в этом деле, но даже он этого не ожидал (смеется)! Одним муравьем легко управлять, вы можете много чего от него добиться, например, заставить играть в футбол на поле с 20-ю муравьями. Они действительное играли с мячом и все такое! Но когда имеешь дело с большим количеством муравьев,… хочешь добиться, чтобы они двигались от точки «А» до точки «Б»,… эта затея может стать реальным кошмаром.
В клипе проводятся параллели с такими действительно великими фильмами как «Они», «Звездный десант» или… «Город потерянных детей» с блохами. Люди знакомы с такими кинокартинами, подобные образы они также видели в фильмах типа «Микрокосма» или каких-то еще.
Оригинальная фишка в клипе – это сочетание с музыкой… особенно с таким жанром музыки,… который для меня вообще-то довольно однообразный,… хотя темная и таинственная сторона этой музыки немного меня увлекла.

З.Б.: (На съемочной площадке) Не могли бы вы сделать переломанный сустав ноги?

З.Б.: Если мне позволят снять следующий видеоклип для Rammstein (смеется), он будет позитивным и полным жизни (смеется)! А нынешнее видео – сущий кошмар Божий!.. А-а-а (смеется)! Но такие клипы – редкость! Темные и сумасшедшие норы и туннели, мрачная атмосфера и история,… однако это все природа! Точнее, искусственная природа! Я никогда не видел другого такого видеоклипа и не думаю, что подобный существует.
Видеоклип получился таким же хорошим, как и песня. Мне повезло с этой песней… текст… все… сильная работа! Я постарался показать в клипе нечто особенное и с помощью каждого кадра поднять песню на новый уровень, в этом состояла основная задача. К примеру, показать красивые кадры под очень жесткую песню… и таким образом создать сладостно-горькую атмосферу, которая намного интереснее, чем просто оптимистичная. Многие люди спрашивали: «Почему муравьи?». Да просто потому что они лучше людей (смеется)! Хотя в конце клипа появляется рука человека,… но лишь как напоминание о фильме «Фаза 4» и о Луисе Бунюэле [4], который тоже работал с муравьями (смеется).

З.Б.: (На съемочной площадке) Я решил исчезнуть, если все пойдет не так (смеется)! Вы должны понять, что наши жизни зависят от этого результата! Это большой риск! Если что-то пойдет не так…

Н.Ч.: (На съемочной площадке) Но что может пойти не так?

З.Б.: (На съемочной площадке) Я не знаю… Может быть они [5] нам не заплатят… (смеется).

З.Б.: Думаю, здесь мне полностью повезло,… Rammstein критикуют только по делу… и позволяют нам спокойно работать. Посмотрим, что они скажут, когда мы закончим видеоклип (смеется)! Проблема в работе с анимацией и спецэффектами в том, что все изменения требуют много времени. Это длительный процесс. Мы должны постоянно обновлять картинку, прежде чем принять решение по тому или иному эффекту, убрать его или оставить.

З.Б.: (На съемочной площадке) (Напевает мелодию "Links") …и снято! Две такие части с самого начала…

Ю.Х.: (На съемочной площадке) Сделать новую нарезку на мониторе?

З.Б.: (На съемочной площадке) Да. Мы оставим только яркие моменты. Муравьи немного возбудились.

Ю.Х.: (На съемочной площадке) И все еще очень мрачно?

З.Б.: (На съемочной площадке) Да. Настолько возбуждены, что начинают маршировать.

Ю.Х.: (На съемочной площадке) В самом деле?!

З.Б.: (На съемочной площадке) Да!
Хороший звук, не так ли? Подходящий ритм…

З.Б.: Видео вышло слишком длинным, но нам потребовалось несколько секунд, чтобы договориться, как его сократить. Мы вырезали лишнее, и все стало в порядке! Забавнее оказалась длинная дискуссия о том, что такое ритм (смеется)? Барабанщик считал, что такой (напевает), но Пауль возражал: «Нет! ТАКОЙ!» (напевает). Этот спор мог продолжаться целую вечность! В конце я уже запутался, о каком ритме шла речь, где он начинается и где заканчивается?! Я просто воскликнул: «Скажите мне наконец, где сокращать (смеется)!».

Ю.Х.: Трудно показать весь клип, прежде чем его закончишь. Часто музыкальные группы и менеджеры хотят что-то увидеть из готовящегося клипа, показываешь им несколько незаконченных сцен,… и они начинают ломать голову думая, что же это такое на экране?! А затем раздражаться и нервничать! Поэтому я не люблю показывать клипы во время процесса их создания, ведь клип формируется в последние 3 дня. Я тоже начинаю волноваться! Этот клип становится все лучше и лучше!

З.Б.: Надеюсь, выйдет действительно захватывающий видеоклип. А цель такая, чтобы дети спрашивали себя: «Что в этом клипе настоящее, а что нет?». Но я надеюсь, что в следующий клип мы привлечем толпу танцовщиц гоу-гоу [6]… в монгольских костюмах, добавим сражения на мечах… (смеется) и подводные взрывы (смеется)! Или снимем что-то абсолютно другое. Такие Rammstein, которых никто до этого не видел… Прекрасная идея… или даже смешная (смеется)!

З.Б.: (На съемочной площадке) И снято. Этого хватит на сегодня.
Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Швабский диалект (нем. Schwabisch) – диалект немецкого языка, распространенный в юго-восточной части Баден-Вюртемберга и на юго-западе Баварии (Баварской Швабии). В Австрии швабский диалект встречается частично в Тироле (Ройтте).
[2]: В смысле, что музыка действует на вас, и вы становитесь как та музыка, которую вы слушаете.
[3]: Изменяешь масштаб изображения.
[4]: Луис Бунюэль (Буньюэль) Портолес (исп. Luis Bunuel Portoles; 22 февраля 1900 – 29 июля 1983) – испанский кинорежиссер, крупнейший представитель сюрреализма в кинематографии.
[5]: Возможно, сама группа Rammstein не заплатит.
[6]: Гоу-гоу (англ. go-go) — стиль танца, предназначенного для развлечения посетителей дискотек и других развлекательных мероприятий. Гоу-гоу возник в начале 1960-х годов, когда женщины в «Peppermint Lounge» в Нью-Йорке встали на столы и начали танцевать твист.


Rammstein – Making Of The Video "Ich Will".
(From "Made In Germany" DVD).
Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
С.Г. – Съемочная группа.
А. – Актер.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

К.Ш.: Думаю, что каждый мечтает сыграть плохого парня в кино или ограбить банк, что мы и делаем в этом видеоклипе.

Р.Ц.К.: Обычно после того как закончишь альбом в нем всегда остаются вещи, которые охота переделать, то есть думаешь, что можно в нем что-то сделать лучше, но не в этом альбоме, он меня полностью устраивает.

К.Ф.Л.: Как только вышел этот альбом, мы почти все время проводили в гастролях. Было замечательно исполнять новые песни.

О.Р.: Мы стали увереннее исполнять свои песни. Когда мы снимались в нашем последнем клипе, мы все-таки вели себя немного неуверенно, мы не могли много говорить об этом. Теперь же мы получили хорошую отдачу от нашей публики, так как людям понравилась эта запись.

К.Ш.: Для меня очень важно играть вживую. Я считаю, что группа существует только тогда, когда она выступает на сцене. Это практика! Все остальное лишь теория.

П.Х.Л.: Иногда перед собой видишь парня или девушку, которые думают, что мы делаем что-то крутое. В таком случае играть тяжелее, не так хорошо как для одного зрителя.

К.Ф.Л.: Возможно вы слышали, что мы были очень успешны в Исландии. Население Исландии 250 тысяч человек, а из них на концерт пришло 12 тысяч. Там нас все знают. Если бы на концерт приехал такой же процент людей, какой был на концерте в США, тогда было бы 30 миллионов зрителей.

П.Х.Л.: 2 дня назад мы были в Мексике, и с нами там произошел такой казус: Мы поняли, что поклонники из города Мехико подпевали под музыку громче, чем поклонники из Германии (смеется), так что следующий концертный альбом мы будем записывать в Мехико.

Т.Л.: Исполнение песни "Ich Will" в немецком туре для меня стало эмоциональным опытом. Мы общались с аудиторией, и я даже могу вспомнить, как мы размышляли, подходит ли эта песня нашей группе?! Но когда выступаешь перед 12-14 тысячной аудиторией, и они поднимают руки вверх, пробегает мороз по коже.

П.Х.Л.: В Штатах, когда мы поем «Мы хотим видеть ваши руки» это не работает, но мы будем практиковать эту часть. Может быть, мы пустим английские субтитры под видео, таким образом, зрители будут знать, что надо будет делать в следующем американском туре.

C.Г.: (На съемочной площадке) Флаке должен быть тоже здесь!
Что-то отвалилось.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Мое ухо!

Й.Х.: (На съемочной площадке) У Флаке бомба. Вы все его сопровождаете и защищаете. Вы идете здесь под всеобщий крик, затем останавливаетесь и валите этого парня, затем вы все следуете позади Шнайдера.

C.Г.: (На съемочной площадке) И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

К.Ш.: Обычно мы не общаемся с аудиторией, мы не делаем анонсы (сообщения, объявления, уведомления), не говорим «Привет», «Пока» или что-то еще типа этого.

П.Х.Л.: Фактически эта песня ироничная… (Имитирует пение с аудиторией).

Т.Л.: Что люди делают на концерте? Они хлопают и подпевают. Однако рок-группа видит неясность во всем этом, то есть мы действительно не понимаем, почему они это делают за нами?! Я бы чувствовал себя идиотом, если бы так делал, и мы поем о том, как мы их не понимаем. В этом хороший выход из положения.

П.Х.Л.: И снова типичная для Rammstein дилемма: быть серьезными или не быть ими? На самом деле мы просто играем как дети, но мы это делаем своим собственным зловещим способом.

К.Ш.: Видеоклипы всегда были интересной средой для нас. Мы бы хотели превзойти себя в несколько раз и создать маленькое произведение искусства типа "Du Hast". Может быть, у нас получиться сделать это снова.

Т.Л.: Этот клип – попытка сделать ремейк "Du Hast". Мы попытались снять клип, где больше действия.

Р.Ц.К.: Клип переносит нас в то время, когда мы начинали с "Du Hast", он был также о банде, то есть "Ich Will" напоминает мне, как мы выглядели, работали и все такое.

Т.Л.: И снова возвращение к тяжелому периоду нашей группы.

C.Г.: (На съемочной площадке) И мотор! Ральф падает!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

C.Г.: (На съемочной площадке) Лежать!

К.Ф.Л.: В этом клипе мы играем ничтожных людей, преступников, словно в кино. И мы хотим устроить заваруху.

Р.Ц.К.: По-моему, лучшая часть, которая есть в душе каждого плохого парня, чувствует, что мы хотим сказать. Это есть внутри нас и это проявляется в клипе.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Просто смотрите вперед. Вот так. Теперь левую ногу вперед.

C.Г.: (На съемочной площадке) И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

К.Ф.Л.: Почти в каждом сегодняшнем фильме людям показывают резню, убийства и прочий беспредел, зрители считают, что это нормально и в порядке вещей, но если демонстрируешь оружие в музыкальном клипе, то все расстраиваются. Это так нелепо (смешно).

О.Р.: Мы бы хотели сделать этот клип более жестким, однако MTV и масс-медиа ограничили нас в наших возможностях. Но нам на это плевать пока люди считают, что мы можем сделать жестокость приятной для просмотра или привлекательной. Сегодня это просто способ художественного выражения.

К.Ш.: Возможно будет две версии клипа: с цензурой и без. Версия без цензуры, скорее всего, будет крутиться только ночью или будет показана на нашем вебсайте.

П.Х.Л.: Мы планируем сделать две версии клипа. В конце одной версии взрывается Флаке, в другой – Пауль. Хорошая версия и страшная.

О.Р.: Мы поднимаем провокационные темы не с целью вызвать гнев у людей, мы просто следуем за своим наивным импульсом.

К.Ф.Л.: Звучит безумно, но когда мы пытаемся позлить людей, они только смеются над нами, а когда мы подшучиваем над людьми, они неверно понимают наши шутки и становятся серьезными. Мы не можем предсказать эффект, который будет от нашей аудитории.

Т.Л.: Когда мы увидели заголовок газеты Bild: «Мертвый ребенок на обложке альбома Rammstein! Какое извращение!» – мы почему-то обрадовались. Это оказалась непреднамеренная провокация. Люди возмущались, узнав об обложке, мы же просто посчитали ее хорошей картинкой.

Р.Ц.К.: Я считаю, что это очень важно, чтобы мы работали как рок-группа и при этом не гневили людей. Слушатели этого альбома, должны понимать, что музыка остается музыкой.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Привет.
Я сначала должен наклониться вперед, затем назад, а затем снова вперед как в прошлый раз.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Если бы мы могли двигать камеру чуть медленнее, было бы здорово.

C.Г.: (На съемочной площадке) Камера!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

К.Ф.Л.: Мой взгляд на это видео такой: мы – плохие парни, которые совершают преступление, но при этом получают признание масс, потому что людям интересно слушать новости о преступлениях по радио или телевидению. Они поклоняются злу. Вы получаете больше признания, творя зло, чем добро.

Р.Ц.К.: И в клипе показано внимание, которое мы привлекли к себе, совершая ограбление банка, и мы становимся любимой темой в прессе. Конечно, это манипуляция. Масс-медиа заинтересована в трансляции ограбления банка и нас даже наградили за наше преступление. Это такой абсурд, декаданс [1] и безумие…

Й.Х.: Масс-медиа аплодируют себе, когда они транслируют церемонию награждения в самом конце. Она следует за рок-группой, и рок-группа становится максимально успешной, кроме этого группа теряет все и попадает в тюрьму, но это лишь небольшая жертва, чтобы стать известными. А Флаке теперь бессмертный, его картина демонстративно висит во время церемонии, он один извлек от этого выгоду больше остальных.

Т.Л.: Я не думал, что мы смогли бы продвинуться так далеко, но оглядываясь назад, я вижу, что мы всегда пытались привлечь внимание людей. «Пауль вылил бензин в аудиторию», «Rammstein стреляли огнем по головам зрителей, и от этого случился пожар в зале», – такие новости разлетаются быстро. Все наши пиротехнические фишки, например, горящее пальто или взрывающиеся предметы привлекают внимание зрителей. Привлечь внимание – это важно. Таким образом люди запоминают ваше имя и говорят о вас, но конечно есть предел тому, что можно делать.

С.Г.: (На съемочной площадке) Скоро здесь будет вертолет.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Вам нужно будет смотреть вдаль.

(На экране съемка клипа "Ich Will").

О.Р.: Я не думаю, что видеоклип отражает наши отношения со СМИ. Мы не используем СМИ, мы, скорее, их жертвы, нас всегда неправильно понимали. Но в клипе все наоборот – мы их используем. Может быть, это выражение нашего подсознательного желания.

Т.Л.: Я считаю, что выход на сцену, чтобы играть вживую, или же запись альбома в студии – это весомая причина для того, чтобы быть музыкантом. Тут нет дела до всякой ерунды. Мы знаем, что есть много так называемых музыкантов, которые существуют только благодаря масс-медиа, и у них вообще нет таланта. Это совсем другое дело.

С.Г.: (На съемочной площадке) (Говорит массовке) Итак, вы хотите сняться в этом эпизоде, но вы не должны толкать полицейских назад. Это должно выглядеть, словно вы их толкаете, но на самом деле нет. Они должны стоять на своем месте.

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит массовке) Тилль здесь не поет, но вы всегда реагируйте сдержанно.

(На экране съемка клипа "Ich Will").

Й.Х.: Я захотел, чтобы у участников Rammstein в этом видео были небольшие физические дефекты, демонстрирующие их отверженность перед обществом. У Тилля косолапость, поэтому, когда вы его видите, вы понимаете, что он ходит словно Сатана. У Рихарда вы замечаете искусственную руку из пластика, когда он убирает руку кассира с кнопки тревоги. Зловещие признаки подчеркивают их характеры.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Вы стоите прямо на краю, а затем падаете в обморок вот так (демонстрирует).

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера! И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Отлично! Следующий дубль!

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Мы символически погибаем от рук камеры. Обычно в таких случаях умирают от пули полицейского, но нас убивают вспышкой камеры. Пресса убивает нас! Они нас убили! Сволочи (Говорит сквозь смех)!

Й.Х.: (На съемочной площадке) Думаю, клип будет смотреться замечательно, если вы будете падать мертвыми. Это выглядит действительно брутально!

С.Г.: (На съемочной площадке) И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

П.Х.Л.: Мы находимся в здании, где раньше был государственный совет ГДР. ГДР – это не какая-то компьютерная игра, она была страной, которая существовала прямо здесь и называлась коротким и прелестными именем – ГДР. Управлял ГДР злодей Эрих Хонеккер [1], прямо в этом же здании.

А.: (На съемочной площадке) (Играет одного из спецназа) Я буду держать вашу руку вот так. Если вы падаете, то падайте на эту сторону.

С.Г.: (На съемочной площадке) Приготовьтесь! Закрыть двери!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

С.Г.: (На съемочной площадке) Стоп!

С.Г.: (На съемочной площадке) И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

С.Г.: (На съемочной площадке) Спасибо! Очень хорошо!

Й.Х.: (На съемочной площадке) Олли, ты уже стоишь за дверью.

С.Г.: (На съемочной площадке) Камера! Откройте дверь! И мотор!

(На экране съемка клипа "Ich Will").

Р.Ц.К.: Наше дело для всех является развлечением. Мы хотим сделать людей счастливыми определенным путем, мы хотим их завораживать и приводить в восторг.

К.Ш.: Конечно, мы всегда стараемся переусердствовать или переборщить. Нам больше всего нравится играть плохих парней, но эта игра сравнима с эстрадным артистом, который играет определенные роли и видеоклип дает нам шанс сделать это. Это игра. Мы прячемся в шкафу и выпрыгиваем оттуда с криком «Бу!», а затем смотрим, кто испугался.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Декаданс – общее наименование кризисных, упадочных, пессимистических настроений и деструктивных тенденций.
[2]: Эрих Хонеккер (нем. Erich Honecker; 25 августа 1912, Нойнкирхен – 29 мая 1994, Сантьяго-де-Чили) – немецкий политический деятель, многолетний руководитель Германской Демократической Республики (1971-1989), Генеральный секретарь СЕПГ и председатель Госсовета ГДР, Герой ГДР (1987), Герой Советского Союза (1982).
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:04 | Сообщение # 6
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video "Mutter".
(From "Made In Germany" DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

(Интервью группы. Иногда показывают фрагменты клипа).

Т.Л.: Мы вернулись с трехмесячного тура по Америке и в течение 3-4 дней должны были начаться съемки этого видеоклипа. Тогда мы принялись сочинять по-настоящему крутую историю и писать сценарий, частично импровизированный. Замысел должен был быть похож на историю сироты Каспара Хаузера [1]. Потом еще смерть в лодке. Есть несколько рассказов, которые ассоциируются с текстом.

Й.Х.: Rammstein сталкивают нас с нашими страхами.
Во время работы над клипами Rammstein, их интересовала возможность проявить себя в качестве актеров. Шнайдер поделился с нами идеей, которая понравилась рок-группе: Тилль плывет в лодке, он гребет один по Черному морю.

П.Х.Л.: Я представлял, что он должен был приплыть на лодке в Исландию и пересечь Голубую лагуну, в которой чрезвычайно много воды. Вообразите почти чистое голубое море с молочно-белой пеной и черными скалами вокруг. Но по какой-то причине съемки на море были перенесены в Германию, где бедный Тилль сидел в канаве весь замерший.

Т.Л.: С помощью небольшого экскаватора они вырыли огромную яму в земле. В ней было влажно, мокро, скользко и грязно. Она, в самом деле, была похожа на глубокую яму в озере.

Й.Х.: Кажется, наш ассистент режиссера свалился за борт. Тилль тоже должен был войти в воду, а погода была ниже нуля, снег, лед и все такое. На всякий случай мы надели гидрокостюмы, но все равно дрожали от проклятого холода.

Т.Л.: Вначале мы хотели снять несколько сцен ныряния в озеро. Затем я, по замыслу, выходил из озера и… что-то делал. Но, несмотря на гидрокостюмы в наличии, этого не случилось, потому что как только ныряешь в воду с головой, становится невыносимо холодно.
Я постригся на лысо и проездил таким весь тур. Мы всегда за оригинальные прически (смеется).

Й.Х.: Его постригли на лысо, и он был вынужден носить парик, потому что мы хотели показать два разных образа.

Т.Л.: Я носил парик, потому что мы хотели имитировать эстетику обложки сингла, и эта эстетика нашлась в парике. Он часто всплывал на поверхность воды, и его было очень трудно удерживать на влажной лысине.

Р.Ц.К. Для меня клип "Mutter", в некотором роде, показатель для группы. Это очень важно, когда 6 человек вовлечены в дело, будь то оно визуальное или творческое. А когда этого нет, нет химических реакций между членами группы, тогда выходит то, что показано в клипе "Mutter".

Т.Л.: Вышло немного не так как задумывалось, потому что группа в целом не проконтролировала процесс.
Был уже готов первоначальный сценарий, мы его прочли во время тура и коллеги должны были внести свой вклад как участники истории, но никому не было до этого дела. После трех месяцев в туре ни у кого не было настроения заняться этим клипом. Однако все уже было запланировано и готово к съемкам. Остальные участники группы кроме Олли отправились в отпуск, так что мне пришлось сниматься одному.

К.Ш.: Этот спор тогда расколол группу. На тот момент мы фокусировались на принципе, что все в группе должны быть на равных правах. То есть не так чтобы вокалист выделялся перед остальными, он и так всегда на виду, но и не надо дополнительно этому потакать. Также и в музыке были большие перевесы. Кто-то перестарался, кто-то наоборот, остался позади. Демократия немного не получалась. Все споры по поводу видеоклипа чуть не привели к распаду группы.
События стали происходить по собственной динамике и, в конечном счете, никто из группы не знал, что еще возразить. В итоге все решали только Тилль и режиссер.

Р.Ц.К.: Таким образом, было решено, что только солист будет представлен в этом клипе.

П.Х.Л.: Тилль оказался практически в руках режиссера и никто не возражал, потому что Тилль остался один. Но он не жаловался. Когда решение было принято, он с ним согласился.

Й.Х.: Сейчас я не могу точно вспомнить были ли технические вопросы причиной того, что Тиллю пришлось сниматься в этом клипе одному. Сам он был против этого и спрашивал: «Почему я? Во мне нет ничего интересного». Но на самом деле он интересный и это стоит показать зрителю.

К.Ш.: Мне не всегда нравится слушать эту песню, она меня все еще трогает и часто пробивает слезу. Я скорее считаю, что нет ничего плохого в том, чтобы иногда делать исключение и снимать видео только с Тиллем. Мне лично это нравится.

П.Х.Л.: Думаю, что по сравнению с другими музыкальными группами наш рейтинг популярности выше благодаря хорошим и уникальным видеоклипам. Я действительно этому рад, поэтому нет ничего плохого в том, что одно или другое видео не получилось на все 100%.

Р.Ц.К.: Этот клип из того числа, к которому можно легко представить его продолжение.

Т.Л.: Мне нравится это видео. Оно вызывает болезненное чувство и из-за этого носит в себе что-то печальное.

К.Ш.: Видеоклип очень личный и я считаю, что эта одна из самых наших сильных песен.

Й.Х.: Я уже снял столько видеоклипов, но не с одной группой не было так… настолько трудно, и в то же время кайфово от выполненной работы.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Каспар Хаузер (ранее также Каспар Гаузер, нем. Kaspar Hauser / Casparus Hauser), прозванный «Дитя Европы» (предположительно 30 апреля 1812 – 17 декабря 1833) – известный своей таинственной судьбой найдёныш, одна из загадок XIX века. Юноша, практически не умевший ходить и говорить, был найден в Нюрнберге, в Троицын день 1828 года, убит неизвестным пять лет спустя. Несмотря на все усилия и огромную награду, назначенную баварским королём, ни подлинное имя, ни происхождение Каспара, ни причину его убийства, ни личность убийцы установить так и не удалось.

Rammstein – Making Of The Video "Feuer Frei".
(From "Made In Germany" DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

(Интервью группы. Иногда показывают фрагменты клипа).

Р.Ц.К.: Кажется, это было уже во второй раз, когда нас позвали принять участие в съемках фильма режиссера Роба Коэна, который тогда снимал фильм «Три икса». Он явно был нацелен снять рок-группу и особенно в таком фильме.

К.Ш.: С большим ожиданием мы отправились в Чешскую Республику на съемки "Feuer Frei". Мы полагали, что видео будет сниматься в Праге, – в городе, который мы любим и где мы с удовольствием бываем. Но съемки состоялись в какой-то сельской местности, в заброшенной церкви, хотя в фильме это Прага.

Т.Л.: Огромная старая церковь, вконец разрушенная. Было ужасно видеть, как эти люди обращаются со своим культурным наследием. Была опасность разрушения здания, поэтому за месяц до съемок они его укрепили, чтобы можно было работать.

К.Ш.: Но это действительно очень странное место: снаружи деревенская атмосфера, заснеженные зимние пейзажи и несколько сельских домов. С этим руинами внутри и снаружи церкви место вышло в полностью голливудском стиле.

Р.Ц.К.: Первый день съемок вышел отличным! Все было рассчитано блестяще и все шло согласно плану, хотя на самом деле было не всегда так удобно, как можно подумать. У нас был такой маленький автомобиль… Но когда мы появились на сцене и началась съемка стало реально круто.

Т.Л.: Там было несколько разных ракурсов. Пиротехника со всех сторон, много пиротехники. Мы отыграли номер от начала до конца много раз, а монтажеры просто выбрали те фрагменты, которые им были нужны.

П.Х.Л.: Наша газовая система стояла впереди и позади нас, и мы были полностью окружены стеной из пламени. Жар был настолько сильным, что мы продвинулись вперед, но впереди тоже был огонь. Было круто, когда обе стены вспыхивали одновременно (смеется), но в те моменты я чувствовал себя как донер кебаб [1], хотя его жарят только снизу. Это было так ужасно, оттуда не было выхода и было горячо как спереди, так и сзади. Мы делали вид, будто ничего страшного не происходит, но мы постоянно обжигались и схлопотали волдыри на наших спинах (смеется). Наш пиротехник приблизительно знает, какую температуру мы можем вытерпеть, к примеру, когда наши брови начинают плавиться, но режиссер фильма не знал и он просто выдал все, сколько мог. Должен признать, что было очень жарко, Тиллю тоже, если он не врет.

Р.Ц.К.: Еще в клипе мы должны были стрелять огнем изо рта. Надо было все время нажимать на кнопку устройства, чтобы без остановки выстреливать огнем из ликоподия [2]. Обычно во время концертных шоу стреляешь примерно… секунд 10, но там нам пришлось стрелять по 3 минуты без перерыва. Я кайфовал от такого огненного шоу. Песня хорошая, в ней драйва через край, так что шоу вышло замечательным, и все мы чувствовали себя превосходно. Было круто! К тому же создатели фильма подобрали целую группу фанатов Rammstein в массовку.

Т.Л.: Они привезли толпу немецких и чешских поклонников.

К.Ш.: Люди из массовки выглядели невероятно круто, и они знали, как надо зажигать. А мы должны были довольно часто играть этот номер.

П.Х.Л.: Бедные фэны в церкви были полностью истощены. И даже когда всем хотелось спать, надо было танцевать, словно это был концерт. Но они это сделали (смеется).

Т.Л.: Мы исполнили для них "Feuer Frei" 20 раз, и они каждый раз танцевали.

К.Ш.: Во время съемок песня всегда проигрывается более 60 раз, и впоследствии становится туго (смеется).
Так всегда происходит на съемках. Даже когда снимаешь клип, где фигурирует только группа, приходится часами слоняться без дела, поэтому желательно взять с собой книгу… …и поберечь свои нервы.

Р.Ц.К.: На следующий день мы должны были переснять эту сцену, потому что режиссеру нужна была непрерывная последовательность в несколько секунд, но чего-то не хватало. Он сказал, что нам нужно приехать в 4 часа дня, примерно на полчаса, но этот день вышел таким ужасным, мы ждали до 6 утра следующего дня на морозе! У нас был трейлер, но там было так скучно.

П.Х.Л.: Я вспомнил, что у меня когда-то была новая видеокамера, и у нее был режим ночной съемки, который все вокруг делает зеленым. Таким образом, мы записали свой вариант фильма «Звездный путь», где пытались сделать эффект замедленного движения или невесомости… (Двигается как в эффекте замедленного движения). Все вокруг зеленое. Выглядело довольно реалистично. Думаю, у меня где-то валяется эта запись. Если бы мы были бережливее, ее можно было бы добавить на DVD, но, наверное, я ее не смогу найти.

Р.Ц.К.: "Feuer Frei" – один из тех видеоклипов, который я с первой же ее минуты назвал идеальным. В нем ничего не надо менять! Много экшена, отличная песня, все просто здорово! Это очень важно, поскольку часто бывает, что музыка и видеоряд противоположны друг другу. Но в данном случае у меня было такое чувство, что песня гораздо сильнее картинки.

Т.Л.: В клипе много трюков, огня и экшена и я считаю, что мы хорошо сочетаемся с концепцией фильма.

К.Ш.: Это большая редкость, когда музыкальная группа играет свою песню в фильме так долго, как посчастливилось нам. Песня могла бы звучать на протяжении почти всего фильма, но она только в начале, поэтому, если вы поклонник Rammstein, но вам не нравится этот фильм (смеется), вы можете посмотреть только начало.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Doner kebap – Поворачиваемое жаркое. В турецкой кухне является одним из самых популярных традиционных блюд.
[2]: Ликоподий, или плаунное семя (лат. Lycopodium) – зрелые сухие споры разных видов растений рода Плаун (в основном, Плауна булавовидного (Lycopodium clavatum) L.). Содержат до 50% жирного масла, глицерин и другие соединения. В пиротехнике споры иногда добавляют в составы бенгальских огней.


Rammstein – Making Of The Video "Amerika".
(From "Made In Germany" DVD).
Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
Р.П. – Рэнди Пайк (Владелец космических костюмов Nasa).
С.Г. – Съемочная группа.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

Иногда показывают фрагменты клипа. Если в скобках написано «На съемочной площадке», то диалоги происходят на съемках клипа, иначе нет

(На экране съемка клипа "Amerika").

К.Ф.Л.: Надеюсь, что американцам понравится эта песня, что они посчитают ее забавной и начнут думать: «Наконец-то европейцы поняли, какие мы хорошие!». Эта песня написана, чтобы завоевать их сердца.

П.Х.Л.: Наша группа не выступает с лозунгами и призывами, ну может быть кроме «Мяса! Мяса!», «Да!» или «Я хочу!». Но в данном случае мы вынуждены были сделать исключение, потому что Америка настолько надоела и раздражала во время записи нашего альбома.

О.Р.: Пока мы репетировали, шла война, и новостей поступало так много, что мы не могли не игнорировать их.

К.Ш.: Мы нашли хороший способ приблизиться к теме, используя наш собственный стиль с двусмысленными значениями, но при этом, не называя настоящее.

(На экране съемка клипа "Amerika").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Осуши и поменяй бобину.
Очень хорошо Тилль.

П.Х.Л.: Чем неоднозначнее картина, тем больше у людей плодов для размышления. Если вы высказываете одно определенное мнение, тогда не остается пространства для воображения. Когда мы исполняли песню "Sehnsucht" в Америке, поклонники думали, что ее текст как «бензопила» (напевает) и им это нравилось (напевает), а когда я объяснил, что на самом деле она означает «страстное желание», они были разочарованы.

О.Р.: Нам было важно удостовериться, что иностранцы поняли: это не совсем песня о любви, так что эта ее часть была безупречной. (Поют в кадре эту часть песни).

Т.Л.: Эта песня об американском феномене, из-за которого в мире происходит так много дерьма. С другой стороны американцы настолько продвинуты, что высадились на Луну.

Р.Ц.К.: Я не вижу в этом ничего хорошего или плохого. Должен сказать, что мне много нравится из того, что символизирует американскую культуру.

К.Ф.Л.: Я редко встречаю такие писсуары как в Америке. Отличный по высоте и широкий как Кадиллак, вода хорошо спускается. Супер!

К.Ш.: Это замечательно, что все могут смотреть американское кино и слушать американскую музыку, но когда одна культура начинает экспортировать свои ценности и пытаться манипулировать для собственной выгоды, как в Ираке, тогда это уже слишком.

Й.Х.: Мы снимем эту сцену с удвоенной скоростью, а затем воспроизведем на нормальной скорости. Таким образом, движения будут медленные и плавные, как если бы это было на Луне. Именно поэтому фонограмма будет звучать в 2 раза быстрее. Для рок-группы это будет тяжело, потому что это будет выглядеть как концерт панк-группы.

(На экране съемка клипа "Amerika").

П.Х.Л.: Как все в Восточной Германии эта фабрика была закрыта, разрушена и даже обстреляна во время съемок фильма «Сталинград» и мы вынуждены снимать новый клип в этих руинах.

Й.Х.: Построить лунную поверхность в обычной студии не получается, так как мне необходимо пространство приблизительно 1000 квадратных метров и в полной темноте. Вот почему мы расположились на этом складе, здесь нам разрешили производить съемку. На шести доверху загруженных грузовиках мы привезли 240 тонн песка и пепла. Затем развесили 120 метров черного материала и пластика на 10 метровые стены. Модуль для посадки на Луну приблизительно 6 метров в ширину и 5,5 метра в высоту. Это настоящий, оригинальный размер. Костюмы астронавтов тоже настоящие, доставлены из Америки. Да, денег потрачено немерено, но это единственный способ заставить все выглядеть реальным.

К.Ш.: (На съемочной площадке) Мы готовимся к первому гитарному соло в космосе!

С.Г.: (На съемочной площадке) Подвесьте его. Сначала мы порепетируем без шлема.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Земля находится позади вас, солнце отражается в шлеме. Итак, давайте попробуем снять невесомость в космосе, то есть сцену в замедленном движении!

Р.Ц.К.: (На съемочной площадке) Я бы хотел двигаться не только прямо.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Опускайте его, пожалуйста.

(На экране съемка клипа "Amerika").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Отлично!

Р.П.: (На съемочной площадке) Все скафандры сделаны точно по стандартам NASA, они так же функционируют, как и настоящее. Скафандры были изначально изготовлены для Рона Ховарда и…

Т.Л.: (На съемочной площадке) Кстати, Дональд Сазерленд носил его, и ему прищемили молнией пенис.

Р.П.: (На съемочной площадке) (Смеется) Это сделал не я, это сделал мой шеф!

Т.Л.: (На съемочной площадке) И тогда у него возникла большая проблема.

С.Г.: (На съемочной площадке) Теперь прыгаем.

Р.П.: (На съемочной площадке) В магазине, где я работаю, есть 2 парня, они большие фанаты Rammstein, но они отшучивались от этого. Когда я узнал, с кем мне предстоит работать и где я пошел в магазин и спросил их: «Эй, вы знаете такую группу Ramm…, Rammstein? Что-то вроде того». А они: «О, да, да, да! А что?»… Я типа им: «Я еду в Берлин». А они типа: «Что? Берлин? Rammstein!!!». (Показывает, что они кланяются, словно какому-то божеству и смеется).

С.Г.: (На съемочной площадке) Теперь спускаемся, немного ждем, а затем прыгаем снова.
О’кей.

(На экране съемка клипа "Amerika").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Супер! Спасибо.

Р.Ц.К.: Мы искали способ, как же снять клип, при этом ни на кого явно не указывая пальцем. Тогда мы использовали идею теории большого заговора, историю о том, что американцы никогда не были на Луне, а просто фальсифицировали факт!

Й.Х.: (На съемочной площадке) Мотор!

(На экране съемка клипа "Amerika").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Теперь отдавайте честь! Опустите руки. Отлично.

П.Х.Л.: В этом клипе мы показываем, до какой степени американская культура пропитала культуру остального мира.

Й.Х.: Мы захотели показать, как весь мир подпевает за Rammstein, наблюдая их прямой репортаж выступления на Луне. Но я не могу совершить кругосветное путешествие, чтобы всех заснять на камеру, например, трудно научить немецкому языку жителей Индонезии. Поэтому я приобрел часть архивного материала и снял несколько дополнительных сцен, где люди действительно поют текст песни, словно весь мир подпевает Rammstein.

К.Ф.Л.: Америка нам все больше кажется киношным, иллюзорным миром, где вещи часто кажутся не такими как в реальной жизни.

Р.Ц.К.: Отличительная черта Америки – их склонность преувеличивать хорошие и плохие события. Вы наблюдаете это везде. В Америке вы можете купить 10 литровую бутылку апельсинового сока, когда здесь (в Европе) вы купите только 1-2 литровые бутылки. Самое трудное это ладить с местными жителями, из-за их склонности к преувеличению их очень трудно понять. Поэтому, оставаясь европейцем, вы должны иначе воспринимать все вокруг, чтобы понимать смысл.

Й.Х.: (На съемочной площадке) Тиль и Рихард, вы должны встать близко друг к другу так, чтобы ноги Пауля были на ваших плечах. Да, вот так хорошо! Персоналу выйти из кадра. На счет «три» я хочу, чтобы вы все принялись позировать. Да, вот так… Раз, два, три!

(На экране съемка клипа "Amerika").

Й.Х.: (На съемочной площадке) Отлично, вот так.

К.Ф.Л.: Сцена с индейцами в клипе – это скачок назад во времени. Возвращение в то время, когда у людей Америка ассоциировалась с черно-белыми фильмами о ковбоях. В детстве я играл в ковбоев и индейцев, только эта игра связывала меня с Америкой.

Й.Х.: (На съемочной площадке) О'кей. Тихо. Эту сцену мы снимем без «хлопушки».

(На экране съемка клипа "Amerika").
К.Ф.Л.: В Восточной Германии ходил слух, что Америки не существует, типа ее на самом деле нет. Никто не знал ни одного человека, который бы там побывал и вернулся обратно. К тому же он мог бы просто соврать. Люди говорили «Мы едем туда» или «Мы едем за океан», но никто точно не знал, куда и зачем. Только после немецкого воссоединения мы узнали, что Америка действительно существует.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.
 
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 15:05 | Сообщение # 7
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein – Making Of The Video "Ohne Dich".
(From "Made In Germany" DVD).
Интервью 2011 года. Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
С.Г. – Съемочная группа.
В.М. – Водитель метро.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).
К.Р. – Кто-то из Rammstein.

Иногда показывают фрагменты клипа. Если в скобках написано «На съемочной площадке», то диалоги происходят на съемках клипа, иначе нет.

Й.Х.: Я наслаждался съемкой "Ohne Dich" больше, чем съемками остальных клипов. Это самое эмоциональное видео.

П.Х.Л.: Мы проводили свое время на природе, в горах, светило солнце и если приходилось чего-то ждать, мы сидели у ручья, опустив ноги в воду. Мы варили суп-гуляш в жестяной банке, в общем, все было иначе и было веселее, чем на съемках предыдущих клипов.

Р.Ц.К.: Для этого видеоклипа было 5 или 6 разных идей на выбор.

П.Х.Л.: Мы каждый день собирались, чтобы окончательно принять решение, где мы будем снимать видеоклип, и какой он будет! Поначалу мы хотели снимать в море, но кто-то возразил: «Нет, в горах!».

Р.Ц.К.: Тогда родилась идея, которая мне очень понравилась, как в прекрасной сказке «Девочка со спичками» Ганса Христиана Андерсена. Эта единственная сказка, от которой я горько плакал, когда ее прочел, и я бы хотел ее инсценировать. Но мы эту идею оставили.

П.Х.Л.: Были споры типа: «Ну, так лучше снимем этот клип в море?» – «Нет, в горах» – «Нет, давайте все-таки в море!».

Р.Ц.К.: А затем возникла идея отправиться в горы.

П.Х.Л.: «Хорошо, горы так горы!».

Й.Х.: Типа на гору Эверест!

П.Х.Л.: Что мы отправились в горы, где воют олени, так суждено было случиться. Мы пробирались через сосны, а они служили признаком, что мы поднимаемся все выше и выше. Я удивился, что мы не устраивали такого похода раньше.

В.М.: (Rammstein едут в метро) Мы едем на высоте 2840 метров над уровнем моря. Поездка продлится 8 минут. Мы желаем вам приятного времяпрепровождения на Эцтальских Альпах [1]!
Мы приехали на горную станцию.

К.Р.: (В метро) Это как сон!
Грим уже готов.

Р.Ц.К.: Нам нужно было наложить бороды для клипа. У нас же в горах нет времени, чтобы бриться, поэтому бороды необходимы.

Й.Х.: Вначале они идут возле озера Вольфганг [2], борода начинает расти. В конце они уже предположительно на самой высокой вершине на Земле. Вот такая была задумка, но на самом деле мы снимали на парковке, а там была скала для лазания и парни взбирались по ней высоко насколько могли.

Р.Ц.К.: Вместе с нами были опытные скалолазы, реальные профи. Они поднимались на самые высокие вершины и показали нам, как правильно делать некоторые вещи, например, как подниматься на крутые скалы. Они просто спокойно говорили: «Попробуй, возьми и поднимайся!».

К.Ф.Л.: (Смотрит на схему горы) 3400 метров над Землей! Действительно высоко.

Й.Х.: Это было не так сложно, как может показаться. Был теплый, действительно хороший день, температура приблизительно 20 градусов. У нас был искусственный снег, и мы поднимались на одном из подъемников на то место, где с помощью специальных машин устроили метель. Также был грим на лицах. Однажды я взлетел на вертолете и снял несколько панорамных кадров. Это была тщательно продуманная работа.

К.Ф.Л.: (В горах) А кто это? (Смотрит на манекен девушки).

К.Р.: (В горах) Эрика.

Т.Л.: (В горах) Он жив! Шнайдер, иди сюда! Давай сделаем это втроем (Делает вид, что кого-то трахает и смеется)! Хорошая меховая задница (смеется)!
Ты прям как старый хиппи!

К.Ф.Л.: (В горах) Избавься от этого дерьма, выброси!

Т.Л.: (В горах) Оставь это там (смеется)!

Й.Х.: Это настоящее приключение для каждого из нас.
Также было несколько трюков… Например, падение Тилля потому что Шнайдер не смог его удержать.

Р.Ц.К.: Это было опасно. Нельзя было смотреть вниз. Нельзя шутить с горами, у них свои законы.

Й.Х.: Нашего старого менеджера не оказалось в этот раз с нами, был только его помощник, позже возник небольшой… спор по поводу музыкального тура… Суть в том, что нельзя подвергать опасности кого-либо из рок-группы. Если будет сломана рука или что-то еще, участник группы не сможет играть на гитаре, поэтому надо было быть осторожными. Но Тилль ведь не в своем уме и его никто не остановит совершить падение со скалы. Он это сделает с удовольствием (смеется)!
Я хотел, чтобы это выглядело на очень большой высоте, вместе с Флаке, который играет альпийского гида, и в то же время было полностью безопасно. Мы сделали все что смогли, чтобы этого добиться и у нас вышло действительно хорошо.

П.Х.Л.: Первоначально планировалось, что Флаке вместе со Шнайером потащат Тилля на себе на высоту 3400 метров, но режиссер не знал, что Флаке физически не способен нести Тилля и впоследствии Флаке выглядел не так хорошо, как в клипе.

К.Ф.Л.: (В горах) Он на меня навалился.

К.Р.: (В горах) Так и надо по сценарию, он же ранен.

Т.Л.: (В горах) Флаке, ты ожидал, что я раненый буду бежать рядом с тобой? Как ты себе это представляешь? Тогда надо было поменять роль. «Если ты сильный, то я слабый», как-то так.

К.Ф.Л.: (В горах) Я думал, мы просто позировали для фотографии.

Т.Л.: (В горах) Я тоже чувствую себя идиотом от твоих глупых высказываний. Сейчас как повисну на тебе, и тебе придется реально попотеть!

К.Ф.Л.: (В горах) (Смеется).

Р.Ц.К.: (В горах) (Смеется).

Й.Х.: Я хотел, чтобы этот подъем выглядел правдоподобно.

К.Р.: (Съемки в горах) Где следующая исходная позиция?

Й.Х.: (Съемки в горах) Переносим вещи туда. Видите красную пометку на том камне?

К.Р.: (Съемки в горах) Не вижу.

Й.Х.: (Съемки в горах) Идем на исходную позицию.

Т.Л.: (Съемки в горах) (Напевает) Шаг за шагом идем на исходную позицию. Назад. Это вырежьте!

Р.Ц.К.: Бывает тяжело найти роль для каждого из нас – это всегда заметно при съемках. Каждый борется за свою сцену и радуется, когда ему дают сыграть даже небольшую роль. Очень сложно задействовать всех нас в клипе да еще уложиться в отведенное время, но это бывает весело!

Й.Х.: (Съемки в горах) Втыкаешь кирку в снег, а затем двигаешься дальше. Мы сделаем 2-3 дубля.

С.Г.: (Съемки в горах) Камера работает! Хорошо!

Й.Х.: В этом клипе есть маленький фильм в фильме, если так можно выразиться, в котором не говорят ни одного слова. Вместо этого парни смотрят друг на друга и понимают, что Тилль не сможет никуда пойти – ни вверх, ни вниз.
Эта очень важная деталь для скалолазов, они знакомы со всеми этими алюминиевыми тарелками, возможно, даже в таких случаях они кладут на одну тарелку фотографию с паспорта и все это устанавливают на камень, как бы на мемориальный камень. Как долго она там лежит, я не знаю. Поэтому Олли готовит ему заранее надгробный камень, потому что он всегда знал, что они Тилля не донесут. И я думаю что… (смеется) много людей посчитают этот эпизод немного слезливым, но он мне нравится.
Я разузнал, что происходит на горе Эверест! Там есть мертвая зона и оттуда невозможно вынести умирающего или покойника, с этой зоны даже самому тяжело уйти, что фактически стало решающим фактором, чтобы снять эту сцену. Если они все вместе дотащат Тилля наверх, то они никогда не вернутся обратно всей группой. Мне нравятся такие истории, где все настолько преувеличено.
И с эмоциональной точки зрения эта сцена является для меня самой сильной, потому что единство в группе – ключевой месседж в этом видеоклипе.

Р.Ц.К.: Самое главное – остаться вместе с группой. Все остальное неважно!

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
10 марта 2013 г.
v1.0.

[1]: Эцтальские Альпы (нем. Otztaler Alpen) – горная цепь в Центральных Восточных Альпах. Она расположена в верховьях Эцталя, долины реки Эцталер-Ахе – одного из притоков реки Инн, к юго-западу от Инсбрука. Цепь вершин образует кусок границы между Австрией и Италией. На западе гряда ограничена перевалом Ресиа, на востоке она отделена от Штубайских Альп перевалом Тиммельсйох. Высшая точка – гора Вильдшпитце (3768 м), вторая по высоте в Австрии.
[2]: Озеро Вольфганг (или Вольфганг-Зее) – одно из самых популярных озер в Австрии. Оно расположено в знаменитом туристическом районе Зальцкамергут, на границе федеральных земель Верхняя Австрия и Зальцбург. Со всех сторон Вольфганг-Зее окружено величественными горами. У одного из берегов Вольфганг-Зее возвышается гора Шафберг. Свое название озеро получило по имени Святого Вольфгана из Регенсбурга, который согласно легенде построил здесь первую церковь (X в.).

Rammstein – Making Of The Video "Keine Lust".
(From "Made In Germany" DVD).
Перевод английских субтитров.


Й.Х. – Йорн Хайтманн (Режиссер).
Д.П. – Денис Пенков (Мастер по спецэффектам в гриме).
Ж.О. – Женщина-онгеметчик.
С.Г. – Съемочная группа.
Т.Л. – Тилль Линдеманн (Вокалист).
Р.Ц.К. – Рихард Цвен Круспе (Соло-гитара).
П.Х.Л. – Пауль Хайко Ландерс (Ритм-гитара).
К.Ш. – Кристоф Шнайдер (Ударные).
К.Ф.Л. – Кристиан Флаке Лоренц (Клавишные).
О.Р. – Оливер Ридель (Бас-гитара).

Д.П.: (В гримерной) Мы потратили 3 часа, чтобы полностью наложить специальный грим на Тилля и 2 часа остальным участникам группы. Мы использовали горячую пену, с помощью нее получается очень даже неплохо. Можно сделать действительно много вещей.

П.Х.Л.: (В гримерной) Хорошо?

А.: (В гримерной) Да.

К.Ш.: Не хочу хвастаться, но это была моя идея. И теперь она так же стара, как стара эта песня и новый альбом. Также моим желанием было сделать эту песню первым синглом, но, к сожалению, оно не сбылось. А смысл этого клипа в том, что мы вернулись после трехлетнего перерыва сильно разжиревшими и с песней "Ich hab keine Lust".

П.Х.Л.: Обычно музыкальные группы хотят выглядеть хорошо, спортивно и привлекательно, но мы изобразили полную противоположность: в этом клипе мы старые, уродливые и жирные.

(Наложение макияжа).

Й.Х.: У нас просто гигантская команда гримеров (визажистов), но сегодня работают где-то 12 из них и целый месяц они были заняты работой над всем этим.

П.Х.Л.: (В гримерной) Поразительно, как маска хорошо передает мимику. А-а-а! Да-ду-да! Да-ду-би!

Р.Ц.К.: (В гримерной) Я доволен результатом, когда смотрю на других. Ха, ну как?

П.Х.Л.: (В гримерной) (Тихо напевает песню) Ах, и есть так трудно, право слово, бедный я бедный… (Тяжело вздыхает). И с бабами все не получается.

(Одевают костюм толстяка).

Т.Л.: (В гримерной) Нет. Здесь! Сейчас. Вроде налазит! Но вначале нам надо с руками разобраться.

А.: (В гримерной) Мы должны надеть его через ноги.

Т.Л..: (В гримерной) Вы можете натянуть его на мое плечо?

А.: (В гримерной) Вот так?

Т.Л..: (В гримерной) Да, отлично.
Нет, сначала там, потому что там надевается туго… да, вот так.
Отлично! Супер!

(Костюм надет).

К.Ф.Л.: Я прямо позеленел от зависти. Хочу тоже быть таким же толстым.

Й.Х.: Флаке – панк в группе и для меня он всегда нечто несусветное. Если Флаке не заинтересован в чем-либо, то и никогда не заинтересуется. Вообще никогда. Ему не было интересно участвовать в самом начале съемок, именно поэтому в клипе он появляется, гораздо позже остальных. Ему не интересны прогулки или прием пищи, именно поэтому он такой худой, когда все остальные в клипе толстые. Его ничего не интересует.

К.Ф.Л.: (Катается на инвалидной электроколяске) Осторожно!
Хорошо.
Останавливаемся и снова уезжаем.
Безупречно.
Пируэт.
Хорошее управление. И в то же время очень простое.

П.Х.Л.: (В гримерной) (Говорит Олли) Какой красавец из тебя вышел? (Все ржут).

К.Ш..: (В гримерной) И все из-за бороды. Она как настоящая! Посмотри!

П.Х.Л.: (В гримерной) Движения такие реальные.

О.Р.: Я в таком виде поехал бы кататься на сноуборде в выходной день и с удовольствием скатился бы с лыжной горы, как-то так. Это так нереально – быть таким толстым и в то же время таким подвижным. Наверное, кому-то со стороны это покажется забавным.

А.: (В гримерной) Рубашку надо хорошо заправить, иначе складки будут видны.

Т.Л.: (В гримерной) Так можно и привыкнуть когда тебя одевают каждый день.

А.: (В гримерной) И не надоест?

Р.Ц.К.: Вообще мы полагаем, что спустя годы все наши чувства пересыщаются. Типа, вы преуспели в жизни, у вас есть деньги, много денег… и вас больше ничего не интересует, абсолютно ничего. В этом вся идея клипа: в конце возвращаешься в начало и чувствуешь, что хочешь продолжать сочинять музыку, но не желаешь всего сопутствующего. Именно поэтому мы снова собираемся, чтобы выступить вместе. Вот о чем он. А полнота всего лишь символизирует переизбыток. Вообще-то всегда охота… (закуривает) …повторить начало.

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит Паулю) Ты заканчиваешь приветствовать других членов группы, потом звучит вступление, только оно укорочено вдвое. Понял?

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Да!

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит Паулю) На заднем плане группа еще приветствует друг друга, ты проходишь вперед и делаешь вид, что подключаешь гитару и играешь первые 2 аккорда.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Я могу его по-настоящему подключить.

Й.Х.: (На съемочной площадке) (Говорит Паулю) Отлично. Если он будет фонить, это будет еще лучше.
Итак, сначала всех приветствуешь, затем подключаешь гитару, и мы устраиваем рок-концерт. Теперь мы ваши гости.

С.Г.: (На съемочной площадке) Внимание, идет съемка! Фонограмма! Сцена 8, хлопушка!

(На экране съемка клипа "Keine Lust").

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) Будем играть как толстые вот так (показывает)? Или будем как худые так (показывает)?

Т.Л.: (На съемочной площадке) Нет, будем играть как толстые. Попробуй, мы и так станем медленнее, а потом вовсе выдохнемся. Вначале мы зажжем по полной, затем вспотеем как свиньи и, наконец, начнем дышать в кислородные маски и облокачиваться на машину…

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) (Смеется).

Т.Л.: (На съемочной площадке) … и автоматически сбавлять темп.

(На экране съемка клипа "Keine Lust").

П.Х.Л.: Сначала мы дурачились, но вышло дерьмово, ведь мы и так выглядим достаточно забавно. Теперь мы играем так, словно это нормально быть такими толстым.

К.Ш.: Типа быть полным – это нормально. Автоматически расслабляешься и становишься спокойнее. Я теперь понимаю, почему полные люди бывают такими спокойными и по своему гордыми… Так что это не так сложно понять, даже если вы толстый понарошку.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) Как далеко я могу уехать?

Й.Х.: (На съемочной площадке) Катайтесь здесь. Было бы замечательно, если бы ты разворачивался иначе, тогда ты в кадре будешь не только позади.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) О'кей, так и сделаю.

Й.Х: (На съемочной площадке) Там будет соло сразу после этого.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) Как мне себя вести? Мне показать восторг? Отвращение? Скуку?

Й.Х: (На съемочной площадке) Вообще-то, ты должен вести себя как человек страдающий аутизмом. Ноль эмоций.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) Только я должен так играть?

Й.Х: (На съемочной площадке) Да.

К.Ф.Л.: (На съемочной площадке) О'кей.

(На экране съемка клипа "Keine Lust").

Т.Л.: (На съемочной площадке) Кожа не может дышать, ни здесь, ни там. Пот льется градом. Жарко! Другие мерзнут, а я потею.

К.Ш.: (На съемочной площадке) Мое лицо разваливается на кусочки, но это неважно.

П.Х.Л.: (На съемочной площадке) (Смеется).

Т.Л.: (На съемочной площадке) (Говорит оператору) Разве ты не можешь снять его вместо нас? Поверни камеру, пожалуйста!

К.Ш.: (На съемочной площадке) Я ее сам оторву (смеется).

(Снятие специального грима).

А.: (В гримерной) Вы не могли бы закрыть дверь, пожалуйста?

К.Ш.: (В гримерной) Эй, я не так уродлив, как вы все думаете (смеется)! Эй (смеется), я уже нащупал концы, так что все не так уж и плохо. Как бы там ни было этой маски уже нет. И 1, 2. 3 (снял маску)!

П.Х.Л.: (Что-то поет в гримерной).

Т.Л.: (В гримерной) Не режь!

А.: (В гримерной) Иначе никак не снимешь.

Т.Л.: (В гримерной) Ерунда, мы можем снять эту маску вот так! Не надо ее портить (Снимает остаток). Легко же.

А.: (В гримерной) (Смеется).

(Съемка эпизода с женщинами-огнеметчиками).

С.Г.: (На съемочной площадке) Мне нужно 2 мешка с горящим веществом, пожалуйста.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Ты их зафиксируешь внизу за спиной?

С.Г.: (На съемочной площадке) Нет.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Почему нет?

С.Г.: (На съемочной площадке) Йорн хотел снять только руки.

Ж.О.: (На съемочной площадке) Почему не спину?

Т.Л.: (На съемочной площадке) Я тоже не знаю почему. Йорн?

С.Г.: (На съемочной площадке) Потому что в камере не будет видна спина.

Ж.О.: (На съемочной площадке) Камера готова?
Я не могу больше удерживать пламя. Давайте уже начнем съемку.

С.Г.: (На съемочной площадке) Нет, это пока только репетиция, чтобы ты знала, как… с этим справиться.

Ж.О.: (На съемочной площадке) Мне нужен, чтобы кто-то помог его удерживать, а то тяжело.

С.Г.: (На съемочной площадке) Ладно, я потушу и намажу горящим веществом спину. Все хорошо?

Ж.О.: (На съемочной площадке) Да.

Т.Л.: (На съемочной площадке) Этого хватит, долго съемка все равно не продлится. Намажьте ей сзади, чтобы она узнала, как горит спина.

Перевод: Егор Скрипко aka Shman.
Корректор: Komarrova.
9 марта 2013 г.
v1.0.

СПАСИБО САЙТУ http://shman.ucoz.ru/
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Other » [TEXT] Rammstein - Making Of The Video (MIG)
Страница 1 из 11
Поиск: