[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 11 xx - Interview Paul, Ровесник
[TEXT] 2001 11 xx - Interview Paul, Ровесник
LestatDeLioncourtДата: Воскресенье, 06.05.2012, 00:09 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1917
Репутация: 1328 ±
Статус: Off Clan
2001 11 xx - Interview Paul, Ровесник

RAMMSTEIN- по-немецки основательны. Они пишут серьезную музыку, долго думают над текстами и кучу денег тратят на концертные спецэффекты. Они ничего не делают просто так и не бросают слов на ветер.
RAMMSTEIN- первая немецкая рок-группа, которая умудрилась прославиться на весь мир, не спев ни одной песни на английском языке. За исключением немногочисленных каверов.
Традиционные законодатели мод - англичане и американцы - посмеиваются над RAMMSTEIN, называя их тевтонскими рыцарями, нордическими типами и немецким блицкригом. RAMMSTEIN отвечают взрывами петард и языками пламени: такое у них чувство юмора.
Гитарист Пауль Ляндерс в возрасте семи лет целый год прожил с родителями в Москве. С тех пор он очень четко произносит "добрый вечер", "большое спасибо" и "дураки". Кому как не Паулю давать интервью для русского издания?

(Ж. - журналист, П. - Пауль)

Ж.: Как вы считаете, ваша музыка гармонична?

П.: Я уже несколько раз замечал, что песни, которые нам кажутся веселыми, многие люди воспринимают как нечто мрачное. А над теми композициями, которые были задуманы как концептуальные и серьезные, слушатели веселятся и говорят, что не ожидали от RAMMSTEIN такого чувства юмора. Поэтому мы решили вообще не рассуждать о том, какая наша музыка- гармоничная или нет, мрачная или нет. Это, видимо, не только от музыки, но и от настроения слушателя зависит. У нас частенько бывает, что люди, услышавшие RAMMSTEIN в первый раз, просто стоят с открытым ртом. Это очень приятно. Но самое приятное- это когда люди просто танцуют.

Ж.: Наверное, люди не часто под ваши взрывы танцуют?

П.: Я надеюсь, вы не думаете, что все наши шоу состоят только из взрывов. Вот приедем в Москву, и вы увидите, что все не так уж страшно. Откровенно говоря, мы ничего особенного не делаем.

Ж.: По-вашему, поджигать себя на сцене - это ничего особенного?

П.: Мы очень долго учились это делать, тренировались и принимаем все меры предосторожности.

Ж.: А слушатели в зале не пытались повторить ваши подвиги?

П.: К счастью, нет, это могло бы очень плачевно закончиться. Но с нами, конечно, бывали и несчастные случаи - и травмы, и ожоги. Тот, кто играет с огнем, обязательно обожжется. Но мы не очень любим об этом говорить.

Ж.: Вам часто снятся кошмары?

П.: Ха, кошмары? Мне уже лет десять не снятся вообще никакие сны.

Ж.: Правда, что вас арестовали в США за непристойное поведение во время концерта?

П.: Правда, что нас арестовали. Но не за «непристойное поведение», а за часть шоу, над которой в остальном мире смеялись и воспринимали как шутку.

Ж.: А что именно вы сделали?

П.: У нас был момент, когда наш вокалист Тилль выходит на сцену с пластиковым фаллоимитатором, а потом нажимает на одну кнопочку, и из него брызгает жидкость. В остальных странах над этим смеялись. А в Массачусетсе арестовали вокалиста и клавишника. Им пришлось двое суток провести в тюрьме. И, кажется, каждому дали шесть месяцев условно.

Ж.: А клавишника за что упекли? Или он просто под горячую руку попал?

П.: Вообще-то Тилль и Флэйк изображали на сцене вроде полового акта. Но все было очень весело и иронично.

Ж.: Может быть, вы специально благопристойных американцев провоцировали?

П.: В принципе, мы любим провоцировать людей и испытывать их на прочность.
Но в этом случае ничего подобного не было. С этим шоу мы объездили чуть ли не весь мир. И ведь в каждой стране отдельные элементы шоу по-разному воспринимают. Это уже особенности менталитета. Например, когда Мэрлин Мэнсон порвал Библию во время концерта в Америке, это вызвало шок и скандал, чего он, собственно и добивался. А если он то же сделает в Германии, большинству будет наплевать. Порвал, ну и черт с ним - это его проблемы. Могу сказать одно: тот, кто ворчал по поводу нашего прошлого тура, от нынешнего будет просто в ужасе.

Ж.: Сейчас вы снова собираетесь ехать с концертами в Штаты, когда и месяца не прошло с момента террористических актов. В связи с этим у вас не будет меньше взрывов?

П.: У нас неспокойно на душе. Это ужасная трагедия. Что я могу сказать? Мы посмотрим, какая там обстановка, возможно, вообще развернемся и уедем домой. Возможно внесем какие-то изменения в шоу. Разберемся на месте.

Ж.: Вы как-то сказали, что песни RAMMSTEIN посвящены тем проблемам, которые лично вам и вашим коллегам не дают покоя.

П.: Это так.

Ж.: Творчество помогает эти проблемы для себя решить?

П.: Основные идеи песни у нас, как правило, исходят от нашего вокалиста Тилля. Он пишет почти все тексты, потом это пропевает и, если хотите, переживает на сцене, так что, ему песни RAMMSTEIN, видимо, больше всего помогают разобраться с собственными проблемами. Хотя остальные тоже частенько могут подписаться под текстами RAMMSTEIN. Если человек не знает немецкого, то я вряд ли смогу ему объяснить, на что похожи наши тексты, - это нечто особенное. Дело в том, что при переводах многое теряется. Наши песни часто основаны на игре слов, на необычных лексических сочетаниях. Скажу без ложной скромности, что для немецкой группы у RAMMSTEIN очень хорошие тексты.

Ж.: Вам не обидно, что во время мирового турне большая часть слушателей просто не понимает эти хорошие тексты?

П.: Очень обидно, но тут уж ничего не поделаешь. Когда мы начинали, никто не думал, что группа, которая поет по-немецки, может добиться мирового признания. В Германии нам всегда говорили : «А вы, ребята, неплохо играете. Если бы еще пели по-английски, прославились бы на весь мир». Мы этих советчиков не послушали, и теперь точно знаем: если б мы стали петь по-английски, то не прославились бы никогда. Поскольку у немецкого языка очень своеобразное звучание. И для тяжелой музыки, которую мы играем, этот язык подходит как никакой другой. Мы пользуемся немецким языком как своеобразным музыкальным инструментом. Очень странно, почему другие тяжелые группы этого не понимают. Если хочешь выглядеть на сцене агрессивным, достаточно всего лишь петь по-немецки. Английский звучит слишком мягко, французский и того хуже. А вот немецкий - в самый раз.

Ж.: Как вы считаете: с ростом популярности свободы у человека становится больше или меньше?

П.: Это зависит от степени популярности. Первое время - чем больше популярность, тем больше свободы. Ты уже не так связан в творческом отношении, тебе больше доверяет рэкорд-лэйбл и слушатели. Тебе, вроде бы, больше не надо каждую минуту доказывать, что ты не верблюд. Но когда ты уже не можешь спокойно зайти в магазин и купить пива, то количество свободы опять начинает уменьшаться.

Ж.: На какой стадии сейчас находятся RAMMSTEIN?

П.: Я пока еще могу в магазине пива купить.

Ж.: Как вам кажется, какую роль в успехе RAMMSTEIN сыграло везение?

П.: Да самую главную. Для нас все началось с той кассеты, которую мы отправили Дэвиду Линчу вместе с просьбой снять для нас клип. На эту просьбу он так и не откликнулся, через полгода предложил использовать нашу музыку для саундтрэка к фильму «Шоссе в никуда». И сразу после выхода фильма с нами начали происходить удивительные вещи - рекорд-лейблы, менеджеры, маститые музыканты вдруг заметили, что на свете есть RAMMSTEIN. А вообще, для того чтобы сделать музыкальную карьеру, нужно сразу несколько вещей. Во-первых, это везение. Без него ничего не получится, будь ты хоть супергениальным музыкантом. Во-вторых, нужно, чтобы в группе собрались совместимые люди, которые друг друга понимают и могут вместе работать. В-третьих, нужен вокалист с характером, при этом голос не важен. Затем, внешность нужна если не приятная, то хотя бы запоминающаяся. И последнее - надо вкалывать на полную катушку. Молодым музыкантам кажется, что для успеха достаточно гениальной музыки, но это чушь собачья. Известная группа - это всегда маленькая фирма, а иногда даже большая. А самое сложное - после разговора с консультантом по налогообложению найти в себе силы и зайти в студию и взять в руки гитару.

Ж.: Вы довольны тем, как проходит тур в поддержку альбома «Mutter»?

П.: Да, пока все идет хорошо. Для нас это очень важный альбом. На материнской любви строится личность человека. Если ее было слишком мало или слишком много, начинаются проблемы.

Ж.: Как у вас обстояли дела с материнской любовью?

П.: В процессе работы выяснилось, что проблемы есть.

Ж.: А ваша мать слышала альбом «Mutter»?

П.: Мои родители музыкой RAMMSTEIN не увлекаются. Мама, наверное, слышала пару песен с альбома, потому что в Германии все их слышали, но о своих впечатлениях мне ничего не сказала. У остальных наших музыкантов дела обстоят примерно так же. Хотя время от времени родители приходят на наши шоу, и они им нравятся.

rammstein.ru

Спасибо Ramjohn!


И помните, Лестат может всё. Если Лестат "не может", значит ему влом или вы - какашка.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 11 xx - Interview Paul, Ровесник
Страница 1 из 11
Поиск: