[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 12 xx - Interview Paul, Rocksound
[TEXT] 2001 12 xx - Interview Paul, Rocksound
LestatDeLioncourtДата: Вторник, 01.05.2012, 15:16 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1922
Репутация: 1337 ±
Статус: Off Clan
2001 12 xx - Interview Paul, Rocksound

В этом месяце Rammstein возвращаются в Испанию (концерты 14 декабря в Барселоне и 15-го - в Сан-Себастиане), чтобы выступить на огромных стадионах в поддержку своего нового альбома MUTTER. Их выступление обещает быть мегаэффектным (с огнём, взрывами и содомией). Гитарист Пауль дал нашему журналу эксклюзивное интервью.
Популярность Rammstein в Испании поразительно вырастала с каждым визитом в нашу страну. Если в первый раз они играли по небольшим клубам, которые собирали около 700 человек, то сейчас они увеличили число поклонников в десять раз. Это настоящий феномен, который трудно объяснить, если не начать говорить о том, что группа эта, сплочённая и приверженная своей идее, прочно заняла наши умы. Их альбомы и концерты доведены до совершенства. В каком-то смысле они - кибернетическая версия AC/DC, и по этой причине привлекают самых различных людей. С уверенностью могу сказать, что на их концертах вы увидите как людей в футболках с надписью Metallica, так и с Sisters of Mercy, Depeche Mode, Placebo или Nirvana. Для каждого у них что-нибудь да найдётся: рифы, мощные и ревущие как киты, неистовый диковатый бас, космос, сплетенный из электронных созвездий, припевы, которые вы можете распевать, даже не подозревая о существовании немецкого языка, грандиозное впечатляющее шоу, которое захватывает ваше воображение (когда вы в последний раз видели солиста в горящем костюме, который одновременно пялит клавишника?). Но если кто-то ещё и знает о проблемах языкового барьера (группа даёт интервью только на немецком), то мало кто догадывается, что группа состоит из вокалиста Тилля Линдеманна, гитаристов Пауля Ландерса и Рихарда Круспе, басиста Оливера Риделя, барабанщика Кристофа Шнайдера и клавишника Флаке Лоренца.
В этом телефонном разговоре мы узнали, что Rammstein состоит из самых обычных людей, чем они разрушили все наши прошлые представления о себе.

В этом месяце вы вернётесь в Испанию, чтобы представить MUTTER. Что вы можете сказать о предстоящем концерте?

Пауль:
Это будет наш первый большой концерт в Испании, и наша цель поэтому - представить самих себя вашему народу, представить наше шоу, наше музыкальное развитие.

На этих концертах вас будут поддерживать Clawfinger. Какие у вас с ними отношения? Вы чувствуете, что обязаны им помочь, раз вы теперь более знамениты?


Когда Rammstein ещё никто и не знал, Clawfinger уже давали концерты по Европе, а мы были у них на подтанцовке. Теперь всё изменилось. Мы очень хорошо их знаем, и они очень приятные и дружелюбные ребята, чистая правда, поэтому мы очень захвачены идеей снова отправиться в турне вместе. Я уверен, скоро этот дисбаланс выровняется. В музыкальном плане мы понимаем друг друга на все сто процентов, к тому же мы друзья. Клавишник из Clawfinger просто офигенный тип, мы все вместе каждый вечер устраиваем маленькую пирушку, которая обычно заканчивается под столом. Поэтому мы в двойном выигрыше: и в музыке у нас согласие, да ещё и вечеринки, так что: Ладно, не буду слишком откровенен, иначе раскрою вам слишком многое.

Много месяцев назад вы давали в Мадриде специальный концерт. Что вам запомнилось больше всего, ведь зал был довольно маленький?

Это было просто невероятно! Люди прыгали вокруг как сумасшедшие. Очень хорошее выступление. Впечатляет.

С каждым выступлением ваши залы растут, да и шоу тоже. Не боитесь закончить как Пинк Флойд?

С самого начала, когда мы только-только начали зарабатывать небольшие деньги, мы в первую очередь вкладывали их в пиротехнику и эффекты, потому что нам это было интересно. Для нас это постепенно становилось навязчивым желанием. Кто-то ведь собирает игрушечные модели автомобилей и тратит деньги только на это. А для нас такими машинками стала пиротехника и эффекты. И вот потому, что эта мания началась с самого начала, теперь с каждым разом всё труднее превзойти наше прошлое шоу. Поэтому мы всегда мучаемся сомнениями, не обманем ли мы ожидания наших фанатов. Тяжёлое, в общем, дело.

Что для вас важнее - эффекты или ваш имидж? Для вас он находится на том же уровне, что и музыка?


Каково процентное соотношение музыки и шоу у нас, можно лишь догадываться. Можно постоянно размышлять, на что были бы похожи Rammstein без спецэффектов, стали бы их слушать, или всё, чем они являются - это пиротехника и посредственная музыка. Внутри группы тоже существует как бы две группы: одни предпочитают лишь музыку, другие не прочь использовать побольше эффектов. Маятник постоянно колеблется между двумя этими сторонами, так что в этом деле мы добились подходящего равновесия.

Вы боялись когда-нибудь, что на сцене может произойти несчастный случай? Вы взвешиваете возможный риск? Вы вообще хоть иногда боитесь?

Нет, мы никогда не боимся. Если что-то случится, значит случится. Мы всегда пытаемся сделать так, чтобы избежать происшествий, но это подобно быстрой езде на автомобиле - ты знаешь, что может произойти всё что угодно. Все эффекты тщательно проверяются перед тем, как их использовать на сцене, это железное правило. Прежде чем что-то попадёт на сцену, оно обязательно тестируется. К тому же, существуют определённые меры предосторожности, которых мы всегда придерживаемся, но иногда это слишком трудно, потому что, к примеру, те фейерверки, которые Тилль держит в своих руках, должны взрываться по инструкции на расстоянии минимум трёх метров от человека. Но это нарушать технику безопасности необходимо, ведь мы не хотим использовать пиротехнику тем способом, для которого она была предназначена первоначально.

Нет Альтернативы.

Вы завершили ваше турне по штатам вместе с группами Slipknot и System Of А Down. Как всё прошло? Каковы ваши отношения с этими группами? Вы собираетесь что-нибудь записать вместе?


Мы с System Of А Down действительно подружились и иногда слушаем их записи, они действительно очень хороши. Это очень интересная и не похожая на остальных группа. Насчёт Slipknot у нас были сомнения, мы даже подумывали, что они немного туповаты, но оказалось, что они славные ребята. Обычно так и бывает: имидж у группы скверный, а сами участники - нормальные парни. У Rammstein и Slipknot если и есть что общего, так это ощущение опасности, которое мы несём с собой. А вот с System Of А Down у нас общего почти нет, зато мы просто испытываем к ним большую личную симпатию.

Ты думаешь, что Rammstein выдвигает альтернативу американскому нью-металлу?

Нет. Наша группа образовалась семь лет назад, а нью-метал появился 3-4 года назад, хотя сейчас мы балансируем на грани между металлом и поп-музыкой. В огромном мире музыки существует ещё множество тяжёлых групп, которые мы не очень хорошо знаем. К примеру, возьмём Slipknot. Они всегда будут находиться на вершине топ-листа тяжёлых и скверных групп. Что касается фанатов, то они всегда будут искать такой тип музыки, который бы доводил их родителей до белого каления, поэтому музыка для них никогда не может быть слишком громкой и тяжёлой. К примеру, музыка Korn. Я всегда удивлялся, почему же подростки так любят Korn, хотя им и не нравится подобная музыка - зато она раздражает их родителей. Всегда будут существовать группы, услышав которые, взрослые скажут 'Что за:? А ну сделай тише!'. Мы тоже делаем громкую музыку, но с самого начала мы хотели развиваться и идти дальше. Развитие очень важно, потому что ты не сможешь пугать людей на протяжение семи лет. Поначалу ещё да, но потом весь страх улетучивается.

Немного страшно было возвращаться в США после всего, что случилось 11 сентября?

Поначалу, если честно, мы действительно не хотели ехать, потому что нам не нравится, что творят сейчас американцы. Но потом мы подумали: поедем-ка туда настолько быстро, насколько сможем, следуя самому определению Rammstein. Мы решили не давать СМИ повода затолкнуть нас в рамки стереотипов, ведь они всегда сообщают лишь то, что хотят сообщить. Поэтому мы приехали в США, осмотрелись и поняли, что не всё так уж плохо. Америка - огромная страна, чудовищно большая, и, если что-то произошло на восточном побережье, то будет казаться, что случилось это где-нибудь в Ирландии, а новости шли вообще через Испанию. Хотя всё это происходит в одной стране, всё же она слишком большая. Большинство из нашей группы считало войну в Афганистане полнейшим дерьмом, бомбёжками ведь тут дело не решить. Наоборот, это лишь усугубит ситуацию в будущем. Каждое действие, которое совершали тогда янки, было глупым и допотопным.

Три столпа.

Чем для вас является игра на гитаре? Вы с Рихардом играете важную роль в утяжелении музыки. Ты больше предпочитаешь вести ритм?


Гитаристы - самые большие эгоисты на земле, ну, и умные самые, конечно; поэтому-то они и определяют главное звучание. Хорошо ли это или плохо, не знаю. Наша цель - мощные гитары, плюс, конечно, танцевальные ритмы. На MUTTER мы уделяли большее внимание другим вещам, но по сути Rammstein - танцевальная музыка. Наше звучание должно быть тяжёлым, танцевальным и с хорошими мелодиями, это три наших краеугольных камня.

Каким вы видите развитие вашей группы? Ведь оно представляется всё труднее - у вас слишком выделяющееся звучание.

Всё зависит от метода, который используется в такого рода музыке. Чем дальше ты движешься, тем чаще повторяешься. Когда не слушаешь тяжёлую музыку, то все группы кажутся одинаковыми, но если слушаешь, то различия заметны сразу. То же самое и с нами. Все, кто знал Rammstein раньше, скажет, что мы развиваемся. С моей точки зрения, наши песни очень разные, и надо придерживаться этого и дальше. Может быть какая-нибудь бабулька действительно считает, что вся наша музыка одинакова, ну что ж, значит, нам придётся жить с этим.

Вы рассматривали возможность работы с другим продюсером, помимо Якоба Хельнера?

После трёх альбомов мы попытались внести новые элементы в нашу музыку, но вот менять продюсера: Сейчас мы не видим в этом необходимости. Поживём - увидим.

Вы записали кавер на 'Pet Sematary' Ramones. Многие люди были удивлены, что такая группа, как ваша, сделала кавер на песню панк-группы.

Якоб пытался создать во время записи нашего третьего альбома этакое панк-ощущение, поэтому и получилось несколько песен в этом стиле. Ramones были первой группой, которую мы поддерживали. Это был их прощальный тур по Европе, мы открывали их концерты. Мы знали их лично, поэтому они нам особенно нравились.

По этой причине вы и выбрали группы, которые поддерживали вас в турне?

Да, дружба важна. Когда ты в туре несколько месяцев, и рядом с тобой одни и те же люди, то порой настают тяжёлые времена. Или, к примеру, водитель твоего автобуса ужасный нытик и зануда - всё это, в конце концов, надоедает. Кстати, просто необходимо взять в дорогу своего менеджера. Иначе просто потеряешь половину жизни на организацию всего и вся. Очень важно окружить себя друзьями и пытаться наслаждаться жизнью. По своему опыту я могу точно сказать, что мы всегда выбирали того, кто с нами дружен и профессионален в своей работе. К тому же в турне просто времени не остаётся, чтобы сетовать на свою горькую судьбу, ведь столько ещё нужно сделать.

Нельзя забывать прошлое.

Секс постоянно присутствует и в ваших песнях и в ваших представлениях. Что же это? Провокация?


Да, вы совершенно правы. Музыка должна говорить о сексе и любви. Секс вообще играет важную роль в обществе, потому что о нём не принято говорить, а ведь он придаёт человеку больше уверенности, возможность чувствовать себя привлекательнее. Правда, в нашем случае причина иная. У нас очень сильно влечение к сексу. Тилль, наш солист, придаёт этому понятию весьма специфичные форму и вес, которые и отражаются в его стихах. Обычно мы описываем любовь и секс в непривычном образе, со странными предпочтениями, которые подавляются или игнорируются обществом. Вообще-то и нет особой нужды говорить о разных сторонах секса, ведь существуют светлые и тёмные стороны любви, и секс не сконцентрирован лишь на одной из них. Люди-то как раз удивляются светлой стороне, потому что, как ни крути, они - мерзкие создания. Сейчас не надо больше высматривать в газете объявления в колонке 'Досуг'. Тем вещам, которые сейчас предлагаются, просто диву даёшься. Так что мы ещё вполне безобидные песни поём.

Вы считаете себя чисто немецкой группой, и, в то же время, вы пользуетесь популярностью во многих странах. Как вы это объясните?

Вы намекаете на то, что группа не может быть одновременно и немецкой и иметь международный успех? Для нас неважно, немцы мы или нет. Мы просто придерживаемся высокого качества. Если студия в Швеции располагает отличным звуком, тогда мы поедем в Швецию, чтобы записываться. А если в Бельгии с этим делом лучше? Переедем в Бельгию. В Англии снимают лучшие клипы? Мы уже тут как тут. Для нас главное результат и возможности. То, что мы немцы, означает только то, что мы приехали из Германии, не больше и не меньше. Не будем отрицать, немцы действительно испытывают проблемы со своим прошлым и пытаются избежать большой ответственности. Они прячутся за извинениями и притворяются, будто ничего не случилось. И мы не изменим этого. Мы просто пытаемся быть нормальными, и в этом смысле мы и не националисты, и не патриоты. Мы хотим показать себя обыкновенными немцами, мы такой же народ, как и все. И мы надеемся, что лет через десять немцы, наконец-то, смогут отрешиться от этого клейма и вести себя как все остальные. Больше нет необходимости ворошить старые воспоминания о неудавшейся войне, в которой и участвовать-то никто не хотел, и которая произошла 50 лет назад. Необходимо обновиться, не забывая при этом свои корни, и двигаться вперёд, ведь и у немцев есть хорошие стороны. Вообще, если посмотреть на Германию с международной точки зрения, то немцы не такие уж плохие ребята. Усердно трудящиеся, по большей части серьёзные люди, но со своими особенностями. Те, кто много путешествует и общается с людьми всех национальностей, тот знает, что мы не лучше и не хуже остальных, а прямо посередине.

У немцев вроде бы довольно серьёзное чувство юмора?

Обычно это получается из-за того, что те вещи, которые люди воспринимают серьёзно, мы считаем забавными, а те, по поводу которых люди ржут как бешеные, для нас являются святыми. Помня это, мы стараемся не комментировать, что смешно, а что серьёзно, поэтому-то мы такие противоречивые.

Ты ни разу не обмолвился о личной жизни участников группы. Хочешь сохранить ваш таинственный образ?

Нам очень трудно даётся общение с массмедиа. По этой причине - лучше уж заниматься своей работой, делать музыку, давать концерты. Не то чтобы мы что-то сознательно скрываем, чтобы потом поведать вам в ток-шоу по TV, нет, нам такое не подходит, поэтому мы и не любим распространяться о нашей личной жизни. Мы предпочитаем держаться в тени.

Перевод: Feelramm

mutter.ru

Спасибо Ramjohn!


И помните, Лестат может всё. Если Лестат "не может", значит ему влом или вы - какашка.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 12 xx - Interview Paul, Rocksound
Страница 1 из 11
Поиск: