[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 05 xx - Interview Paul, Schneider, Till, Pulse
[TEXT] 2001 05 xx - Interview Paul, Schneider, Till, Pulse
LestatDeLioncourtДата: Вторник, 01.05.2012, 14:23 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1922
Репутация: 1337 ±
Статус: Off Clan
2001 05 xx - Interview Paul, Schneider, Till, Pulse

Падение Берлинской стены принесло Восточной Германии вместе с собой не только желанное общество потребителей, но и безработицу, торговлю наркотиками и проституцию. Восточная же Германия дала Западу: Rammstein. Rammstein! Всемирно известные благодаря своим концертным шоу, во время которых вокалист Тилль Линдеманн запросто поджигает себя на сцене. Rammstein! Одинаково почитаемые и поносимые, подобно грозе пробудившие интерес к немецкой культуре. Группа, которая заставила кричать 'Du hast mich' публику на Family Values Tour и собирающаяся снова взорвать толпу своим новым альбомом MUTTER, который представляет собой смесь из индустриальных риффов, оперной возвышенности и напряженного, драматичного рока. Названные в память авиакатастрофы и образованные в 1994 году Rammstein стали, благодаря своему платиновому альбому SEHNSUCHT, главным экспортным товаром поп-культуры Германии.
'Воссоединение Германии сделало возможным создание Rammstein, - говорит гитарист Рихард Круспе, объясняя успех группы у иностранной публики. - После того, как стена рухнула, всё изменилось. Сейчас мы можем купить всё что угодно, потому что это свободная страна. К тому же, она намного лучше Америки'.
Правда так было не всегда, добавляет Круспе, вспоминая времена, когда местные группы пытались разучить западные поп-хиты по еженедельным передачам на радио. 'В 70-х в Восточной Германии многие группы пытались играть кавер-версии. В то время было ужасно трудно достать магнитофоны и проигрыватели, так что ребята просто садились вчетвером около радио. Один человек запоминал куплеты, второй припев, третий соло, а четвёртый ещё что-нибудь. И если они так и не могли собрать всё это воедино, то им приходилось ждать ещё целую неделю, до следующей трансляции по радио'.
'Границы радиоволнам не помеха, - добавляет Пауль Ландерс, второй гитарист Rammstein. - Так что мы не были уж настолько отгорожены от Запада, как это может показаться. Конечно, мы были ограничены в том, что никогда не могли увидеть группы живьём на концертах. Это была просто фантастика, если мы могли увидеть по западному каналу, как выступает группа в Западном Берлине. Все обязательно собирались вместе и смотрели это зрелище, а потом закатывали пирушку'.
Копирование плёнок в домашних условиях, индустрия, предшествующая пиринговым сетям, означает, что эти плёнки путешествовали из рук в руки по всей Восточной Германии. 'Ты мог достать лишь плёнку, которая была скопирована с другой плёнки, которая была скопирована с другой плёнки, которая была скопирована с ещё одной, и, в конце концов, ты получал запись, которая, несмотря на отвратительное качество, была особенной, это была особенная музыка, - рассказывает Круспе. - Люди могли купить записи на чёрном рынке, но они стоили больших денег. Моей первой плёнкой были 'The Dead Kennedys'. У нас была возможность выехать на каникулах в Венгрию. А Венгрия была где-то на грани социализма и капитализма, что означает главное: там ты мог купить эти записи. Но поскольку они прилично стоили, то приходилось быть очень осторжным при выборе группы'.
'В то время в Восточной Германии не было нормальных групп, - говорит Пауль Ландерс, который, как и другие участники группы, полагается на переводчика, так как английский даётся ему с трудом. - У нас были только те группы, которые спонсировались государством, естественно нам они все были по барабану. Даже для того, чтобы стать членом рок-группы, которые правительство ещё терпело, нужно было закончить университет и по-настоящему учиться музыке. Ты не мог просто так взять свой инструмент и играть. Но затем, постепенно, всё большей популярностью стали пользоваться группы, образованные музыкантами-любителями, а затем пришёл панк, вот это и было то время, когда я начал играть'.
Группы, которые были основаны государством, нисколько не привлекали будущих участников Rammstein. 'Если быть честным, то, наверное, это зависело и от меня самого, ведь я сам был слишком плохим музыкантом для таких групп, - признаётся Круспе. - Потому что, когда мы были молодыми, мы больше увлекались спортом и тому подобными вещами, но музыке мы не учились. Мы стали ей заниматься, потому что нам хотелось по-настоящему отрываться'.
Тилль Линдеманн выглядит так, будто бы он в своё время недополучил свою порцию развлечений. Бывший чемпион по плаванию среди молодёжи, поджигающий себя на сцене, лениво покачиваясь во время инструментальных пассажей его коллег по группе, Линдеманн ведёт себя во время интервью, как человек, которому задали уже слишком много вопросов. Сосредоточенное выражение лица, пара глубоко посаженных глаз, которые глядят в пустоту куда-то под потолок.
Линдеманн объясняет, почему он своей лирикой, которая включает в себя тирады о гермафродитах и некрофилии, совсем не намеренно шокирует людей.
'Я слышу музыку и отвечаю на неё, - говорит самый рычащий певец в шоу-бизнесе. - Музыка вызывает у меня определённые идеи, желания, какое-то волнение, которое и выходит затем наружу. Поэтому у меня нет намерения шокировать моими песнями публику. Если наши музыканты будут играть что-нибудь весёлое и нежное, как небо, голубое и прозрачное, тогда и я буду писать что-нибудь весёлое и нежное'.
'Хи-хи, голубое и прозрачное', - подсмеивается ударник группы Кристоф Шнайдер, пародируя стиль Бивиса и Батт-Хеда.
'Я имею в виду, что, да, я увлекаюсь больше в тёмной стороной жизни. Я даже немного гот, в некотором смысле. Я мрачен и по натуре совсем невесёлая и несветлая личность, - Линдеман пожимает плечами.- Ведь наша жизнь - это вечное страдание, не так ли?'.
Так-то оно так, но это не останавливает Rammstein на пути ещё большего её драматизирования. Рассмотрим, к примеру, их песню 'Spieluhr', в которой вместе с похороненным младенцем в могилу кладут и игрушечные музыкальные часы.
'Это один из главных людских страхов - быть похоронненым заживо, - объясняет Линдеман. - Игрушечные часы, что положены в могилу, в итоге спасают ребёнка, так что по идее это история со счастливым концом. Поначалу я задумывал так, что дитя так и останется в могиле, но затем мы всей группой решили, что оно должно быть откопано, так как хотели, чтобы история закончилась хорошо. Так что, хотя основная сюжетная линия и принадлежит мне, конечный продукт был работой всей группы'.
Все члены группы также предстали перед нами во всей красе в своём новом клипе на песню 'Sonne', в котором они сыграли гномов-углекопов, находящихся в услужении садистки Белоснежки. 'Мы хотели показать тёмную сторону сказки братьев Гримм, потому что на самом деле она весьма жестокая и мрачная, - поясняет Шнайдер. - Мы играем гномов, которые, с одной стороны, поклоняются и восхищяются этой женщиной, а с другой - ненавидят её, потому что Белоснежка заставляет их работать на себя и добывать наркотики. Взамен мы можем наблюдать за ней и наслаждаться её красотой'.
'У нас всегда был имидж немного вызывающих, надменных парней, - замечает Ландерс. - так что это была хорошая идея, хоть раз предстать перед публикой не как преступники, а как жертвы. Ведь меняться тоже необходимо, тем более прошло уже три года с момента выхода нашего последнего альбома'.
MUTTER записывалась продюсером Rammstein Якобом Хельнером довольно долгое время, на юго-востоке Франции в студии Miraval, где раньше Пинк Флойд записывали свою 'The Wall'.
'Главным было то, что мы не хотели повторяться, не хотели записывать ещё один Sehnsucht? - говорит Шнайдер. - Мы хотели отойти от стиля техно, от танцевальных ритмов. Мы хотели звучать более естественно, как настоящая рок-группа. Поэтому мы больше сконцентрировались на живых ударных, экспериментировали с акустическими гитарами. Мы искали новое гитарное звучание. А также мы использовали живой оркестр, в первый раз'.
'Когда ты работаешь с оркестром, - продолжает Круспе, - то нужно быть на сто процентов уверенным, что выбираешь оркестр, который играет синхронно. Если музыканты в оркестре не играют синхронно, то ничего из этого не выйдет. Поэтому мы использовали оркестр, который пишет музыку для фильмов, там всё получается очень точно. Это ведь действительно очень важно, иначе всё может получиться как у Металлики. К примеру, как мне лично кажется, музыканты на их альбоме звучат совсем в отрыве от самого оркестра'. Тем не менее, Круспе признаётся в своей любви к Металлике.
'На наших первом и втором альбомах мы очень зависели от сэмплеров и наших компьютеров, даже в сочинении самих песен, - объясняет Ландерс. - На MUTTER же мы основывали наши песни на гитарном звучании и использовали машины только для того, чтобы в нужном месте усилить песню, придать ей некую особенность. Мы не хотели больше быть рабами наших машин'.
Как же допустил это Флаке Лоренц, чьи депешмодо-подобные клавишные придавали необходимую остроту песням на SEHNSUCHT? 'Когда мы только начинали, мы вообще не использовали слишком много компьютеры или синтезатор, - отвечает Круспе. - К тому же в этот раз Флаке пришлось нелегко, ведь у него есть ребёнок, а когда у вас есть ребёнок: ну вы понимаете'.
'К тому же он ненавидит компьютеры, - вставляет Ландерс. - И людей он тоже ненавидит. Он мне как-то раз сказал: 'Я - не расист. Просто я всех ненавижу'.
'И больше всего он, можеть быть, ненавидит самого себя, - добавляет Круспе. И хотя сам Лоренц не присутствует на этом интервью, его товарищи по команде заверяют, что он не уйдёт из группы. 'О нет, ему нужна эта группа, - поясняет Ландерс. - И, конечно, он сам нужен группе'.
Концертное шоу Rammstein отлично демонстрирует подчинённое положение клавишника. В то время, когда фронтмэн Линдеманн не занят самоподжиганием, он забавляется, снабжённый для этого всеми необходимыми аксессуарами, проводя ритуал содомии прямо на сцене вместе с Лоренцом во время исполнения песни 'Buck dich'. И именно эта часть шоу не всегда проходит гладко из-за проблем с местными властями.
'В Ворчестере, штат Массачусетс, мы использовали этот дилдо, и вдруг пришли копы и буквально арестовали нас на сцене, - рассказывает Линдеманн. - Они увели нас прямо в наручниках. Мы провели ночь в тюрьме, после этого у нас было два судебных процесса. Отделались мы от этого полугодом испытательного срока и штрафом'.
И вы всё равно будете играть там снова? - 'Конечно, - улыбается Линдеманн. - Испытательный срок ведь уже закончился'.
Rammstein также не говорят полиции и об их припрятанной пиротехнике. 'В Германии и в большинстве других стран Европы некоторые эффекты, конечно, не разрешены, но мы всё равно делаем их на сцене, - продолжает Линдеманн. - У нас были небольшие проблемы после этого, но, как правило, ничем серьезным это для нас не заканчивалось. Мы и в США думали провернуть то же самое. Естественно, мы знали, что некоторые вещи здесь запрещены, но всё равно делали их. Разница же в том, что здесь, в Америке, у нас были большие проблемы с пожарными. Так что мы подумали после тура, что идея подмазаться к ним не так уж плоха. В конце концов, в каждом штате главный всё равно один и тот же парень, так что лучше держать его на своей стороне, потому что, если мы ему понравимся, то и он относится к нам будет более терпимо'.
Будто бы разрушения и непристойностей на сцене им было мало. Rammstein в отместку на обвинения в профашистских симпатиях записали новую песню 'Links 2-3-4'. 'Песня является ответом Rammstein на критику, - говорит Шнайдер. - Но теперь мы попали под волну новой критики, потому что за границей многие не понимают текстов наших песен. К примеру, в Америке слышат в 'Links' только военный марш, а самих стихов не понимают'.
Ну тогда, если группа хочет, чтобы её понимали правильно, зачем же надо было использовать кадры из фильма Лени Рифеншталь времён Третьего Рейха в своём клипе 'Stripped'?
'Провокация - наше второе имя, - объяснет Шнайдер. - Мы знали, что видео будет провоцирующим. Но ведь ещё и до этого массмедиа пытались запихнуть нас в 'правый ящик'. Так что мы дали людям с помощью этого видео возможность по-настоящему промыть нам косточки. И ведь дискуссии были, да ещё какие! Больше мы этого, наверное, уже делать не будем. Конечно, это видео не было выражением наших политических взглядов. Это была чистой воды провокация, мы хотели увидеть, как же люди станут реагировать. Особенно хотели мы посмотреть на реакцию немцев, у которых, как известно, есть определённые проблемы с осознанием своего прошлого. Они не знают, с какого же момента стоит начинать отсчёт их истории, их культуры. К тому же, и не стоит об этом забывать, кино действительно очень красивое. Эти спортивные кадры отлично ложились на музыку, поэтому мы рассматривали их не как политический акт, но как акт искусства'.
'Rammstein создаёт свою, немецкую музыку, поэтому мы и используем нашу немецкую культуру, - продолжает он. - Но как только ты начинаешь это делать, ты сразу же вступаешь в конфликт с политическим прошлым Германии. Поэтому тебя начинают обвинять в фашизме, что на самом деле, конечно, совсем не так. Я имею в виду, ведь это лишь причина для провокации. Мы хотим заставить людей подумать о том, как может развиваться немецкая культура, по какому собственному пути она может идти, не имитируя при этом лишь американский образ жизни. Но как только ты затронешь эти проблемы в Германии, у тебя сразу появляются большие проблемы'.
Линдеманн присоединяется к этому высказыванию: 'В большой степени мы добились успеха, потому что нечто подобное пытаются делать и другие, но менее известные немецкие группы: петь на немецком и играть тяжёлую музыку. И у них возникают те же проблемы, люди считают, что они праворадикалы. Я имею в виду, что нас эта проблема всегда очень злила, но всё же мы смогли как-то примириться с этим. К тому же, MUTTER теперь затрагивает совсем другие темы. В этом альбоме больше романтичных песен'.
'Mutter', - бормочет Тилль своей переводчице, почтенной фрау, которая краснеет каждый раз, когда ей приходится переводить Линдеманновские сальные шуточки.
'Он считает, что я похожа на его маму, - говорит она, улыбаясь, - потому что заставила его доесть свой суп'.
Эй, парень, ты должен съесть это. 'Да, - вздыхает Линдеманн, который отлетает в Германию на самолёте буквально через час. - Да, она заставила меня сделать это'.
Так о чём же, собственно, сама песня 'Mutter'?
'Это фантазия', - отвечает несколько устало Линдеманн.
О чём же? Шнайдер перенимает инициативу: 'Мы не хотим объяснять смысл наших песен; вот почему мы и занимаемся музыкой. 'Mutter' - песня об отношениях, но для меня в данном случае слова не так важны. Как только я слышу слово 'мама', я впоминаю своё детство и думаю о своих собственных отношениях с мамой. Мы ведь все сыновья своих матерей'.
'Это очень трудно объяснить, - говорит Линдеманн, который уже устал от многочисленных вопросов. Но этот вопрос последний.
Певец выглядит измотанным. 'Это песня о существе, которое зовёт свою мать. Оно не человек и не ребёнок. Это именно существо - 'Зачатое без семени, без пупка на животе, никогда не касавшееся материнских сосков' - и оно кричит, рыдает, зовёт свою мать. Ты тоже можешь плакать и звать маму, когда ты ещё ребёнок, и ты можешь звать её тогда, когда тебе уже пятьдесят и даже тогда, когда ты уже при смерти. Мама - это вселенная. Это всё сущее'.
'Мама - это Бог', - добавляет Шнайдер.
'Да, мама это бог'.
Ведь не так и тяжело было ответить на этот вопрос, не так ли?
'Нет, это было тяжело', - отвечает певец, поднимаясь со своего кресла.

Перевод: Feelramm

mutter.ru

Спасибо Ramjohn!


И помните, Лестат может всё. Если Лестат "не может", значит ему влом или вы - какашка.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 05 xx - Interview Paul, Schneider, Till, Pulse
Страница 1 из 11
Поиск: