[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 03 хх - Interview Paul and Schneider, METAL-IS
[TEXT] 2001 03 хх - Interview Paul and Schneider, METAL-IS
LestatDeLioncourtДата: Вторник, 01.05.2012, 14:20 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1922
Репутация: 1337 ±
Статус: Off Clan
2001 03 хх - Interview Paul and Schneider, METAL-IS

С тех пор, как вы выпустили свой последний альбом 'SEHNSUCHT', прошло уже пять лет. Не обидитесь, если я спрошу: где же вы, чёрт возьми, пропадали всё это время?

Кристоф:
По правде говоря, мы просто решили вздремнуть чуток:
Пауль: Да, а когда, наконец-то, проснулись, то пустились на добрые два года в турне (включая поддержку KISS на концертах в Южной Америке). Но если честно, то мы не похожи на другие группы, которые могут за время турне ещё и целый альбом записать. Нам трудно даётся писать новый материал во время выступлений. Поэтому, когда мы заканчиваем с концертами, то берём небольшую передышку, чтобы собраться с мыслями. Хотя иногда эта 'небольшая' пауза тянется слишком долго.

Лучше поздно, чем никогда. Расскажите нам о вашем новом альбоме.

Пауль:
Он называется 'MUTTER' - 'Мама', это также и название одноимённой песни на пластинке. Мы выбрали его, потому что посчитали наиболее подходящим для того настроения, которое царит на альбоме. К тому же мы хотели отойти от прежней темы 'влечения' (SEHNSUCHT), мы не хотели копировать атмосферу прежнего альбома. Мы хотели, чтобы наша новая пластинка была более естественна, чем наши предыдущие работы, чтобы на ней было побольше рока, поэтому мы уделили особое внимание живым инструментам. Тем не менее, это всё ещё Rammstein - на альбоме присутствуют и хорошие мелодии, и интересные ритмы.

Вау! Всё? Надеюсь больше никаких изменений? Это всё ещё прежнее бескомпромиссное слияние индастриала, метала, классического и прогрессивного рока?

Пауль:
Да, конечно, но сказать так - значит почти ничего не сказать. На самом деле это не типичные Rammstein, мы много экспериментировали в тех стилях, котрых ранее ещё не касались. В этот раз мы даже решились использовать живой оркестр (Babelsberg Film Orchestra), пробовали играть в панк-стиле и даже примешали немного джангловых битов.

Кристоф: Я считаю, что Тилль сделал большой прорыв в своём вокале, хотя, конечно, некоторые огрехи остались, как бы мы не старались (смеются). В общем, MUTTER - результат нашего естественного развития, музыка стала более драматична, тем не менее, это всё ещё 'старый добрый' Rammstein.

Чего же хотят достичь Rammstein этим альбом?

Пауль:
Здесь есть маленькая проблема: дело в том, что мы за короткий срок уже достигли такого, на что и рассчитывать раньше не смели. Мы и в мечтах своих не могли представить, что будем путешествовать по всему миру и давать концерты. Вот почему мы сделали небольшой шаг назад, паузу, для того, чтобы осознать, чем же мы сейчас являемся, и поставить новые цели. Но до сих пор мы ещё не до конца решили, что же это будут за цели.

Кристоф: Конечно, это не означает, будто нам уже и стремиться не к чему, просто мы чертовски рады заниматься тем, чем мы сейчас занимаемся. И мы рады тому, что можем твёрдо следовать своему пути и дальше. Нам нравится пробовать всё новое, но мы ценим и то, что уже у нас есть.

Как вы сказали, у вас есть и международная слава, и признание, тем не менее, в Британии по популярности вы несколько проигрываете. Избитый вопрос, конечно, но вы не думали о том, чтобы угодить прихотям англоговорящей публики и выпустить версии ваших песен на английском?

Пауль:
Ты прав, нас этим вопросом уже порядком достали: Да, мы подумывали об этом, даже когда ещё начинали, в 1994. Но мы отказались от этого, потому что история Rammstein доказала - можно стать знаменитым, продолжая петь на немецком. Даже более того, если тупо взять и перевести наши песни на английский, то смысл и атмосфера их будут просто-напросто потеряны. Другое дело, если бы мы жили в английском обществе, понимали бы их культуру, стиль жизни, тогда и песни были бы соответствующими. В общем, музыка должна основываться на личном опыте.

Тогда что вы думаете о Guano Apes, которые пошли по выверенному пути ради международного успеха и стали петь на английском? Вы уважаете их решение, или, как настоящие патриоты, считаете их предателями?

Кристоф:
До сих пор считалось, что если уж вы немецкая группа и поёте на английском, то, чтобы стать популярными, ваше звучание, по крайней мере, должно иметь немецкую окраску. Но Guano Apes сломали эти правила и доказали, что ты хоть как звучи, главное, чтобы музыка была хорошей. У Сандры Назик очень сильный голос, и группа звучит очень по-английски, вернее, по-американски. Есть множество групп, которые не могут также хорошо копировать американский саунд, поэтому они всегда остаются на задворках.

Меланхоличный вокал, возвышенные мелодии и уже ставшая брендом 'чёрная' романтика песни 'Sonne', которая только что вышла синглом с нового альбома. Какая связь между самой композицией и клипом на неё, в котором вы играете семерых гномов, находящихся в услужении у Белоснежки?

Пауль:
Ну во-первых, видео никак не связано с самой идеей песни. Во-вторых, заметьте: там только шесть гномов, попросту потому, что нас шестеро в группе. Да и к тому же сюжет клипа 'несколько' отличается от настоящей сказки.

Кристоф: У нас было несколько разных идей для видео, одна лучше другой. К примеру, смысл одной заключался в том, что мы играем группу пилотов, которые должны будут сбросить бомбу на город. Мы хотели попытаться изобразить, как же охотно могут одни люди убивать других, с улыбкой на лице сбрасывать на них бомбы. Но, естественно, большинство посчитало бы такую идею верхом неполиткорректности, нас вообще часто недопонимают. А поскольку нам уже чертовски надоело объяснять людям всё по тысяче раз, мы решили выбрать что-нибудь другое.

Пауль: В песне есть строчки 'Встаёт солнце', и мы подумали, что это отлично подошло бы к ядерному взрыву. Я просто уверен, используй мы тогда это - и до смерти бы не отмылись.

Многие команды пытаются копировать вас, но на самом деле нет такой группы, которая звучала бы как Rammstein. Что же делает ваш саунд таким неповторимым?

Кристоф:
Да, ты прав, у нас в Германии сейчас появилась куча групп, которые пытаются соперничать с нами, но вот что касается нашего звучания, то не знаю: Ну, это всё равно, что спрашивать у очень красивой актрисы: 'А почему остальные девчонки пытаются на тебя походить?' или 'Почему же они не выглядят также красиво, как ты?'. Или как спрашивать у двух влюблённых, которые чувствуют себя на седьмом небе друг от друга, почему же остальные люди не так счастливы, как они.

Пауль (нежно положив ладонь на колено Шнайдеру): Да, мы-то нашли друг друга! Но если честно, то наш саунд возник скорее из понимания того, как мы НЕ хотим звучать.

Обвинения в фашизме начали преследовать вас ещё с тех пор, как вы появились полуобнажёнными на фоне огромного цветка на обложке вашего дебютного альбома 'Herzeleid'. И, конечно же, такие песни как 'Feuer Frei!', в которой отчётливо слышны выстрелы, только подкармливают эти слухи.

Пауль:
Это лишь элемент музыки, нужно включить своё воображение, а на всё остальное нам просто наплевать. Вот в такой песне, как 'Links 2-3-4', необходимо понимать слова. Она описывает нашу политическую позицию, но всё же с изрядной долей иронии. И хотя мы попытались объясниться настолько ясно, насколько это вообще возможно, всё равно многие воспринимают эту песню неправильно. Но что же мы можем с этим поделать? Мы же не виновны в том, что в народе царит такая непроходимая тупость.

Кристоф: 'Links' означает 'левой', что же тут не понятного? Мы хотели доказать, что если мы немцы, то это автоматически не превращает нас в нацистов. Мы не мерзкие и не злые твари. Но поскольку многие не понимают нашего языка (а те, кто понимает, просто не видит всей сложности песни), то все обращают внимание лишь на маршевую форму песни, и считают нас мерзкой группой. А нам ведь приходится жить с этим. Мы создали свой собственный стиль, немецкий стиль, так что всё, что нам остаётся - быть самими собой и учиться плевать на все эти разговоры.

Может быть, вы в какой-то мере даже гордитесь тем, что вас во многом не понимают, или же вас это расстраивает?

Пауль:
Ну, поначалу это было забавно, а вот потом начались настоящие напряги. Сейчас же мы попросту стараемся не касаться всего этого.

Кристоф: В наших песнях мы будто держим зеркало перед лицом слушающего, и он уже видит то, что хочет увидеть. Так что те, кто обвиняет нас во всех смертных грехах, сначала должны подумать о своих собственных мыслях, чувствах, проблемах, отношениях с другими людьми.

Пауль: В Германии из нас сделали настоящих 'козлов отпущения'. Вся эта нацистская фигня исходит как раз от СМИ, и мы больше всего боимся того, что наша музыка может привлечь праворадикалов, и они станут приходить на наши концерты. Хотя даже если бы они и пришли, то увидели бы, что наша музыка не имеет ничего общего с ними, и что сами мы не нацисты. Слава Богу, вся эта шумиха понемногу стихает. Самое интересное, что, по всей видимости, в Англии мы стали знаменитыми только из-за этих обвинений.

Ну, вы знамениты ещё и своими концертными шоу, во время которых ваш солист полностью поджигает себя (не пытайтесь повторить это дома детишки: Тилль - дипломированный пиротехник), а также из-за исполнения 'фаллической баллады' 'Buck Dich'. Вас никогда не пугало то, что шоу может затмить саму музыку?

Пауль (с невозмутимым лицом):
Время от времени мы даём концерты с минимальными спецэффектами, и замечаем, что люди любят не только наше шоу, но и нашу музыку.

Кристоф: Не знаю даже, что бы мы сейчас делали, если бы не всё это глобальное представление, но уверен, что где-нибудь да были бы! Мы то, что мы есть, и шоу - часть единого целого, часть той магии, когда шестеро парней собираются вместе на сцене и творят музыку.

Пауль: С самого начала группы мы постоянно о чём-нибудь спорили с журналистами - не то чтобы у нас имелся зуб на них, ну ты понимаешь - мы просто хотели представить Rammstein публике как результат жизненного опыта шестерых разных человек.

Кристоф: Но мы ещё не совсем старички, так что нам нравится спорить! Хоть мы и выражаем себя лучше через нашу музыку, любой паршивый вопрос, который вы нам бросите, мы отбить сможем, будьте уверены!

Есть ли что-нибудь такое, о чём мне лучше не спрашивать?

Пауль:
Ну, пожалуй, нам не стоит говорить о Тилле и о том, что же маленький пушистый ручной кролик делает на его балконе.

Кристоф: Он хочет забить его на Рождество: Но ладно, больше ни слова.

ОК, 'Матерью' клянусь:

Перевод: Feelramm

mutter.ru

Спасибо Ramjohn!


И помните, Лестат может всё. Если Лестат "не может", значит ему влом или вы - какашка.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 03 хх - Interview Paul and Schneider, METAL-IS
Страница 1 из 11
Поиск: