[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 04 xx - Interview Paul and Flake, Metal Hammer (Взято с mutter.ru)
[TEXT] 2001 04 xx - Interview Paul and Flake, Metal Hammer
RamjohnДата: Вторник, 17.01.2012, 21:04 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 86
Репутация: 128 ±
Статус: Off Clan
2001 04 xx - Interview Paul and Flake, Metal Hammer

MUTTER развивает фирменный раммштайновский саунд в двух направлениях: С одной стороны на альбоме есть очень тяжёлые, иногда даже панковские песни, с другой - возвышенные, сложно структурированные баллады, которые звучат ещё выразительнее, чем раньше.

Пауль: По моему мнению, баллады стали ещё насыщеннее, плюс на альбоме действительно есть немного панка.

Флаке: Первоначально мы хотели сделать новый альбом намного экспериментальнее. В центре внимания должен был находиться серьёзный, злобный электро-панк, потому что после наших первых двух альбомов нам уже казалось глупым записывать альбом, звучание которого было бы похожим на предыдущие. Я рад, что ты заметил изменения, потому что меня огорчило бы, если бы люди стали говорить: 'А: Rammstein, ну они снова за своё:'.

Хотя, конечно, ваше звучание по-прежнему ни с чем не перепутать. Как я правильно понял, в последний момент вы изменили ваше первоначальное намерение.

Флаке: Если бы это зависело от нас, тогда вы действительно увидели бы более экстремальный альбом. Но во время записи всё опять вернулось в привычное раммштайновское русло. Правда, были моменты, когда наши песни звучали весьма непохоже на то, что мы делали раньше. Но, в конце концов, ведь необходимо было, чтобы альбом был попросту 'отлит', был единым по звучанию, так что многое со временем сгладилось.

Вам приходится бороться с тем, что ваши продюсеры пытаются как-то повлиять на то, что вы делаете?

Флаке: Нет, ни один продюсер не будет продвигать свои идеи без согласия группы. Звучит, конечно, по-идиотски, но так уж оно есть. В конце концов, новые идеи исходят от самих членов группы. Поэтому с течением времени и с приобретением опыта вырабатывается свой особый фирменный почерк.

В тот момент, когда вы выбирали 11 песен для MUTTER, не промелькнула ли у вас мысль всё-таки вернуться к начальной идее поэкспериментировать? Ведь 'Pastor' (рабочее название песни Hallelujah - прим.Рита) и 'Ohne Dich', два весьма примечательных трека, так и не вошли в альбом.

Флаке: Не думаю, что имеет какой-то смысл для метал-группы вставлять на альбом целых три баллады.

Пауль: Мы знаем, что в сравнении с другими по-настоящему тяжёлыми группами мы звучим несколько неподобающе. Но это ведь не так плохо - мы просто пытаемся осуществить наши идеи тем образом, который нам кажется самым лучшим: рифы, злые как черти, напряжение до максимума. Ещё мощнее играть мы просто не можем.

Вступление 'Mein Herz Brennt' немного напоминает Puff Daddy. Вы намеренно цитируете некоторые элементы поп-культуры?

Флаке: К сожалению, мы слишком поздно это заметили, и нас это конкретно разозлило. Из-за этого мы чуть было не выкинули эту песню с альбома, да и к тому же, начальным треком мы её ставить тоже не хотели.

Пауль: Я должен тут кое-что прояснить, потому что первоначально это была вещь Led Zeppelin, а они играли её совсем по-другому. Другие тональности, другой ритм. Но, к сожалению, она несёт в себе ту же атмосферу, что и наша песня. Так что, в принципе, красть можно, главное в этом деле не попасться.

Флаке: В любом случае мы не хотели кого-то цитировать. Это в хип-хопе цитирование считается нормальной практикой. Но вот если мы это делаем, как считают критики, то это, конечно же, кража!

Пауль: Ведь как композитор ты проходишь через настоящий ад. Ты-то думаешь: вот! Офигенная идея! Но потом кто-нибудь подходит и говорит: 'Забудь! Это было на втором альбоме'. К примеру, 'Spieluhr' поначалу звучал как Prodigy, поэтому мы должны были всё заново переделывать.

Это происходит бессознательно, или вы вдохновляетесь музыкой других групп?

Флаке: Ну да, такое иногда происходит. Вообще, я думаю, что к каждой песне можно приставить адвоката, который должен был бы проверить, где что было украдено.

Пауль: Но ведь иногда получается очень даже ничего. К примеру, я могу вспомнить песню 'Fight for your right' Beasty Boys, которые отлично переработали риф из 'Smoke On The Water' Deep Purple.

Вернёмся к альбому: название вашей новой пластинки мало вяжется с той тяжестью, которую несёт в себе альбом. Вы намеренно используете в своей работе такие контрасты?

Флаке: 'MUTTER' оставляет много места для интерпретаций. Мы заметили это даже тогда, когда делали обложку к альбому. С одной стороны можно сказать, что мы плаваем как трупы в формальдегиде, но с другой - как зародыши в околоплодной жидкости. На вопрос о том, почему мы выбрали это название, могу ответить так: лучшего мы попросту не смогли бы найти. FEUER FREI! ведь звучало бы не так круто, верно?

Пауль: MUTTER - это эмоциональное понятие с очень большим числом ассоциаций. Мы всегда пытаемся оставить некоторые вещи открытыми для интерпретации, мы боимся плоских, прямых высказываний. К примеру, в 'Heirate Mich' речь идёт о некрофилии, но мы никогда бы не стали использовать припев типа 'Некрофилия, ты прекрасна, как никогда'. И вот по поводу того, почему же мы назвали такой тяжёлый альбом MUTTER, сразу стали возникать вопросы. Причём я должен быть честен: для меня это название слишком возвышенно, потому что, прежде всего, отражает проблемные отношения между матерью и сыном. Этого у меня, в отличие от других членов группы, нет.

Насколько вы сами идентифицируете себя с текстами Тилля? Удаётся ли найти правильное ощущение того, что он действительно хотел сказать?

Флаке: Мы разбираем его творения по косточкам до тех пор, пока можем это делать. Поэтому-то процесс создания песен длится так долго. У меня всегда были проблемы с некоторыми словами в песнях, но это не мешало общему ходу работу.

Пауль: Тилль - равноправный член нашей команды. Он точно так же, как и другие, предлагает свои идеи, а мы уже оцениваем их.

Разве его это не раздражает? Ведь во многие его работы заложены личные переживания.

Флаке: Он пишет обо всём, что приходит ему в голову. Мы сами никогда не предлагаем тему песни, но мы решаем, будем ли использовать её в своей работе.

Пауль: Тилль настолько хорош, что, когда намекаешь ему слегка, что, возможно, тема должна развиваться в несколько другом направлении, то он уже на следующий день тащит новую версию.

Флаке: Конечно, бывает и так, что текст ему прочно запал в душу, так что если мы начинаем спорить, он просто закрывает тему, и мы вынуждены ждать некоторое время. Но ведь Тилль знает также и то, что музыка и текст должны подходить друг другу. Так что, хотя битвы за идеи у нас и случаются, но никто не имеет права насильственно насаждать свои мысли в группе.

Тилль пишет свои тексты уже к определённой музыке?

Флаке: Когда как. Многие идеи рождаются сначала как стихотворения. Но иногда мы даём ему прослушать уже готовую инструментальную версию, которая его вдохновляет на написание песни. Так было с 'Weisses Fleisch' и 'Laichzeit'. Но иногда такой способ просто не срабатывает. К примеру, на MUTTER есть пара песен, к которым мы перепробовали уйму текстов до тех пор, пока они не были окончательно готовы. 'Adios', например, назывался изначально 'Alles Wird Nass' - 'Всё становится сырым' - очень, конечно, прикольно, но всё-таки ещё не на сто процентов. И вдруг как-то раз Тилль окопал свой наркоманский текст и вуаля: Вот оно!

Ищите ли вы в своих текстах некий баланс? Ведь на MUTTER снова появилась уже ранее высказанная тема о наркотиках, да и треки про секс не в новинку:

Пауль: Секс - это 80 процентов каждого стиля музыки, так что удивляться здесь особо нечему. Сейчас наша проблема состоит в том, чтобы найти подходящие слова. Мы сейчас входим в ту стадию развития, когда неизбежно приходится повторяться. Этого нам, конечно, хотелось бы избежать, но пока мы не знаем как. Может быть, попытаемся в будущем иногда петь на английском.

Как проходят эти дискуссии между вами во время вашего творческого процесса?

Пауль: Мы сочиняли нашу музыку на вилле с видом на море на острове Хайлигендамм в Балтийском море. В то время как остальные музыканты грызлись между собой в репетиционной, Тилль писал тексты и вывешивал их на стене. Их там висело около сорока, и каждый мог подойти и посмотреть. Я, к примеру, подходил к стенке, писал свои замечания на листочках и ставил песням оценки, как в школе. Хорошие идеи оставались висеть, а другие шли в мусорную корзину. В нашем 'Генштабе' висела огромная школьная доска, которой заведовали Шнайдер и Олли. Там были записаны отобранные песни с нашими замечаниями, где что-то ещё отсутствовало: например, у 'Links 2-3-4' - припев, у 'Mein Herz Brennt' - куплет. По утрам мы собирались все вместе перед этой доской и пытались ликвидировать пробелы. Не то чтобы мы давили на Тилля, нет, у него было достаточно свободы в выборе решения, мы же рассматривали уже получившийся результат.

Такая работа над MUTTER, а длилась запись альбома почти полтора года, наверное, давала вам больше свободы действий? Или всё-таки некоторые компромиссы давались вам нелегко?

Пауль: Нет, но компромиссы ещё не гарантируют желаемого качества. Наша самая большая проблема в том, что во время куплетов мы вынуждены глушить наши гитары, для того, чтобы слушатели могли разобрать текст. Вот Limp Bizkit это удаётся не в пример лучше: играть не слишком громко и в то же время, держать напряжение. Но мы ищем самый подходящий для нас способ. Если звук будет слишком тихим, то это быстро наскучит, а если слишком громким, то припев за душу не возьмёт. Я считаю, что 'Links 2-3-4' - самая балансирующая на этой грани: до тех пор, пока не подключатся гитары, вполне можно вздремнуть.

Кстати, 'Links 2-3-4' - одна из самых примечательных песен на альбоме, поскольку вы впервые после обвинений по поводу видео на 'Stripped' решились высказаться о вашей политической позиции. Правда, и здесь не обошлось без провокации: строки 'Mein Herz schlagt links' сосуществуют в песне со звуками марша. Что вы намеревались этим сказать?

Пауль: Мы хотели сказать, что мы стоим на левых позициях, в отличие от того образа, который создали нам массмедиа и который они успешно раздувают себе на прихоть.

Что, конечно же, не означает, что вы обязательно хотите занять определённую позицию в сегодняшнем политическом спектре?

Пауль: Мы не делим для себя мир на правую и левую сторону. Но для этой песни мы использовали чёрно-белые тона, которые, по всей видимости, так важны для журналистов. Дело в том, что мир устроен гораздо сложнее, нельзя просто так взять и провести границу между левым и правым. Для меня, к примеру, одинаково существуют и хорошие и плохие люди, а все эти деньги, которые правят этим миром, и многомиллионные концерны, и весь этот сложный политический спектр - всё это для идиотов, которые сами хотят ввязаться в это дерьмо.

Считаешь ли ты, что тема о политической принадлежности Rammstein теперь окончательно закрыта?

Пауль: Пару лет назад все эти разговоры нас порядком достали. Мы решили, что не будем ни объясняться, ни извиняться. Просто неправильного истолкования того, что мы делаем, стало уже так много, что мы сомневались, стоит ли трогать эту тему вообще. Так что пауза пошла нам на пользу. Мы смогли начать работать с этой темой и поняли, что всё идёт хорошо. Хотя я и сегодня могу подписаться под всем, что мы делали раньше. Просто наш международный успех помог нам стать более недосягаемыми для нападок массмедиа, да и времени прошло уже достаточно. Для нас было важно написать такую песню, где мы смогли бы выразить наше новое самосознание.

На мой взгляд, те нападки на вас пришлись ко времени, когда вновь объединившаяся страна пыталась привыкнуть ещё и к тому, что же такое Rammstein.

Пауль: Да, наверное. Не знаю, что бы я сам подумал, если никогда бы до этого времени не видел Rammstein. Поэтому-то мы и проводим так много времени в турне, чтобы люди поняли, кем мы являемся на самом деле. Мы - музыкальная группа, не журналисты и не политики. Наши средства общения и донесения информации - это концерт, CD или видеоклип. Нам трудно объяснить то, что мы имеем в виду, в интервью журналистам. Нам для этого не хватает опыта, да и желания тоже.

Почему 'Links 2-3-4' была выпущена в Америке первым синглом вместо 'Sonne'?

Пауль: Да всё очень просто: янки любят тяжёлые вещи. Вот поэтому у них в чартах Korn стоит на первом месте. С нежными песнями ты туда не пробьёшься. К примеру, ди-джеям на радио не нравилось вступление синтезатора в 'Du Hast', они спросили, можно ли его при трансляции вырезать.

И что же вы ответили?

Пауль: 'Да делайте, что хотите.'

Многие ваши старания направлены на достижение успеха на международном уровне. Были ли у вас в некоторых странах проблемы с вашими текстами?

Пауль: Мы ведь только музыканты, мы просто хотим делать хорошие песни, а не оглядываться при этом на международный рынок, иначе всё пойдёт коту под хвост. Мы пытались думать об этом, и, к счастью, быстро заметили, что это просто не катит. Если наша музыка сама будет хороша, то она будет нравиться и всему миру. К примеру, Мерседес ведь тоже во всём мире один и тот же.

В заключении, ещё один вопрос, просто из любопытства: У вас уже готово новое концертное шоу, и что мы должны от него ожидать?

Пауль: Это будет смесь из старых и новых песен. Мы вычеркнем те песни, которые после шести лет у нас уже в печёнках сидят, оставим только самые любимые со старых альбомов и соединим их с песнями-фаворитами с MUTTER. Эффекты на старых песнях останутся теми же, а вот о новых вещах мы ещё подумаем. Мы всегда хотим предложить самое лучшее, но, к сожалению, времени всегда в обрез. Пока что появились только основные идеи. Я сейчас лечу в Нью-Йорк, чтобы встретиться там с одним талантливым дизайнером, который должен подготовить нам сцену для шоу.


Перевод: Feelramm (mutter.ru)
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Mutter » [TEXT] 2001 04 xx - Interview Paul and Flake, Metal Hammer (Взято с mutter.ru)
Страница 1 из 11
Поиск: