[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Reise, Reise » [TEXT] 2004 хх хх - Interview Till and Flake, Sonic Seducer
[TEXT] 2004 хх хх - Interview Till and Flake, Sonic Seducer
LestatDeLioncourtДата: Вторник, 01.05.2012, 14:35 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1922
Репутация: 1337 ±
Статус: Off Clan
2004 хх хх - Interview Till and Flake, Sonic Seducer

Rammstein вернулись - вместе со всей своей мощью! Целых полтора года солист Тилль Линдеманн, ударник Кристоф Шнайдер, клавишник Кристиан "Флаке" Лоренц, гитаристы Рихард Круспе-Бернштайн и Пауль Ландерс вместе с басистом Оливером Риделем и продюсером Якобом Хельнером вкалывали, чтобы без затяжек наработать материал для четвертой по счету студийной пластинки (название которой ко времени выхода в свет этого издания еще не определено на сто процентов, после того, как группа отказалась от рабочих названий Reise, Reise и Das rote Album), собраться в Стокгольме и без всяких помех заняться с нетерпением ожидаемым "преемником" противоречивого и вызвавшего множество дискуссий лидера чартов 2001 года альбома Mutter. Чем же именно по большей части последнее время занимались знаменитые скандально известные прово-рок-пироманы со Шпрее, отчетливо слышно на первом недавно вышедшем сингле Meil Teil, где Rammstein снова и в который уже раз показывают себя как одну из лучших, и, несомненно, спорнейших и неоднозначнейших немецких групп современности, которая способна вызвать многочисленные жаркие дискуссии о свободе искусства, хорошем вкусе, пиетете или политических настроениях прошлого. В привычной двусмысленной манере слушатель Mein Teil приглашается на смертельную торжественную трапезу, на которую группу вдохновил привлекший много внимания процесс над каннибалом-убийцей из Ротенбурга, проходивший в середине прошлого года. Линкор Rammstein крейсирует, успешно обгоняя соперников и вновь беря на прицел абсолютно все заключенные соглашения и моральные нормы - но "стрельба из всех орудий" идет не только лишь в отношении музыки, как подробно объяснили в нашем многочастном интервью пришедшие на "разговор с глазу на глаз" Тилль и Флаке.

Возможных угрызений совести оттого, что грань дозволенного в связи с этим расчетливым нарушением табу теперь окончательно перейдена, в берлинском "командном пункте" не испытывает никто. "Огонь!" для Rammstein (имеется в виду военная команда "пли!"; в оригинале текста стояло "Feuer frei!", игра слов с назв. известной песни - прим.Рита): "Я никогда бы не подумал, что кто-то начнет волноваться, услышав Mein Teil. Написать песню о чем-то, что произошло в действительности, для меня нормальнейшая вещь в мире! Слушая репортера из дневного обозрения, ведь тоже никто не будет жаловаться на то, что в эфир опять пропустили какое-то ужасное сообщение," - обезоруживающе вносит Флаке в протокол. "Конечно, каких-то людей это снова заденет - безразлично, понимаю я их в этом или нет, - включается в разговор Тилль Линдеманн, в прошлом не такой уж большой любитель давать интервью. - После выхода последнего альбома мы попали в заголовки газеты Bild: "Отвратительно - мертвый младенец на обложке пластинки! Эту группу следует запретить!" Тогда я в самом деле порадовался этому и в первый раз подумал: "У нас это правда получилось..." Я думаю, в этот раз о нас тоже можно будет прочитать что-нибудь очень, очень злобное...(улыбается)"

Да, с песнями, подобными Mein Teil, например Dalai Lama (Flugangst) или Amerika, шансы на повторный успех с привлечением большого внимания и попадением в передовицы как "скандальная группа", более чем высоки. Непорочный средний бюргер уже со времен выхода в 95-ом году дебютного альбома Herzeleid довольно-таки аллергично реагировал на изображенное еще никем тогда не признанными сатириками от метала "кривое зеркало", и, вероятно, при появлении новых произведений о крушении самолетов, войне в Ираке или онанизме, несмотря на все выражения юмора или сарказма в них, вновь поведет себя традиционно скованно. "Развлечение или промашка?" - как и для всех неординарных художников, вопрос этот является самым часто повторяющимся, и ответ на него должен оставаться делом каждого слушателя, далекого от "большого искусства".

"На самом деле нас практически невозможно неправильно понять! Стоит лишь немного поглубже вдуматься в материал определенной песни, перечитать текст или хотя бы разок посмотреть на нас, и Rammstein становится просто невозможно неверно сынтерпретировать - ну или это будет означать, что человек правда уж очень глупый..." "Или слишком злой, - заканчивает Линдеманн. - Мне очень часто кажется, что Rammstein просто валяют в грязи со всеми этими злостными нападками. Я не знаю, отчего так. В нас нет абсолютно ничего такого, что можно было бы неправильно понять." Слишком часто и слишком долго в прошлом уже велись подобные дискуссии, слишком много группа сопротивлялась большинству или по крайней мере самым бессмысленным обвинениям, ложным интерпретациям и злой клевете, чтобы сейчас еще ощущать сильное желание на манер исповеди объяснять массам что-либо о себе или о своих текстах. Хотя это, как в случае с весьма разнообразной лирикой последнего альбома, кажется для некоторых крайне необходимым.

Rammstein, несомненно, являются одной из немногих немецких/поющих на немецком команд, о текстах и форме самовыражения которых столько говорится, о которых нужно задумываться, поскольку разобраться в очень личном "мысленном" мире и лирическом экспрессионизме Тилля Линдеманна нелегко: эксцентричный черный юмор и скрытый сарказм далеко не всегда заметны с первого взгляда и часто предопределяют ложные интерпретации. "Многие снова ничего не поймут и будут ужасно возмущаться по поводу нас... Но мир просто невозможно изменить, поэтому нас это по крайней мере перестало задевать. Пусть они волнуются о нас так много и так долго, как им угодно!" Но Флаке должен сознаться, что заблуждающаяся широкая масса нередко подрывает отношение к ней группы: "К примеру: я не люблю Даниэля Кюблбека, но я никогда не буду его ругать или назвать его задницей и халтурщиком. У меня просто нет причин волноваться о нем, и меня никто также не заставляет вслушиваться в его музыку! Поэтому у меня не укладывается в голове, почему люди ругают нас - мы же тоже никого не принуждаем силой слушать наши пластинки! Если люди не утруждают себя разобраться, о чем же все-таки идет речь в наших песнях и не подразумеваем ли мы кое-где, как и всегда, некий сарказм, тогда у них нет никаких прав судить нас!"
"По крайней мере нас это нервирует - раз за разом снова пересказывать эти истории, дискутировать, все переосмысливать: наш успех просто дает нам право делать то, что мы считаем нужным! Все удовольствие в любом случае быстро пропадает, когда начинаются подобные нападки - когда пресса пишет вещи, которые мы никогда не произносили, или неправильно подает наши цитаты, таким просто привязывают бомбу на ногу, и кое-кто определенно уже ощущал это на себе, причем достаточно болезненно. (Несколько лет назад на одном фестивале Rammstein таким образом "наказали" тогдашнего ведущего передач на MTV, привязав его к стулу и прицепив в его ноге дымовую шашку, за то что этот ведущий распространял о группе ложные слухи - прим.ред.) Это для меня уже последняя ступень, просто так подобного не делается! И тогда журналистам просто приходится высасывать что-то из пальца и писать это о нас в своих газетах, а нас самих просто оставить в покое. Но когда встречаешься с кем-то с глазу на глаз, а после этого все твои слова перевираются или говорится неправда - вот тогда это по-настоящему злит!" - не допускающие ложных истолкований слова Тилля Линдеманна, который при этом все же не может отрицать, что специально продуманный эффект-шокирования-примерного-общества всегда являлся одной из более или менее значащих составляющих для Rammstein и обеспечивал их художественную самобытность.

Вместе с бросающейся в глаза саркастически и антиамерикански настроенной песней Amerika группа впервые отваживается шагнуть на неизведанные доселе просторы; на сей раз Rammstein, словно в кабаре, проезжаются по маниакально-национальной гордости и близкой к тоталитаризму истерии American-Way-Of-Life, по американской масскультуре. В прошлом Rammstein нередко заостряли внимание на своем нежелании изображать в песнях какие-либо "глубокие послания миру", но на этот раз, видимо, было сделано исключение. "В Amerika мы делаем никаких посланий, просто изображаем известные факты и понятия в слегка саркастическом свете. Во время записи песен мы слишком часто слышали о войне в Ираке и сошлись на том, что сейчас пришло время что-то сказать об этом." Флаке добавляет: "Все, кто ее слышал, были сильно возмущены текстом и спрашивали нас, как же это мы решились так вдруг заговорить о политике (смеется). Мы попробовали сделать песню, которую будет в первую очередь приятно слушать и в которой будет несколько фраз на английском, чтобы американцы порадовались. Мы уже заранее рады тому моменту, когда американцы подумают, что они могли бы хвастаться тем, что Rammstein наконец написали гимн и для Америки и что теперь их каждый - и сами Rammstein - станет любить. Мы считаем это просто классной импровизацией, где любой, кто повнимательнее прислушается к песне, сразу же поймет, о чем идет речь в тексте. Я очень хорошо представляю себе, как мы могли бы во время концертного исполнения Америки взорвать пару бомб, мы же так знамениты своей пиротехникой и самолетами..." Юмор по-раммштайновски, от которого у большинства политкорректных шутников смех застрянет в горле...

Итак, важнейшие песни с нового альбома:

Mein Teil

Первая сингловая песня после почти трех лет молчания - действительно достойный, брутально-громкий "преемник" всеми любимых синглов наподобие "Sonne" или "Feuer Frei!" Rammstein в ней в самом буквальном смысле слова "заставляют трещать косточки". На текст же их вдохновило картинное убийство, совершенное каннибалом из Ротенбурга. Гномьим голосом, вызывающим в памяти сказку о Рапунцельн и подчеркнутым вкрадчиво-завораживающими сэмплами, Тилль Линдеманн, словно мантру, повторяет припев и рассказывает о "хорошем вине" и об изысканной культуре еды, пока песня медленно не сходит на нет, завершаясь хором голосов, от которого может закружиться голова. На сингл будут помещены ремиксы Артура Бейкера и Pet Shop Boys(!).

Dalai Lama (Flugangst)

Монументально-заводяще и решительно затягиваются в этой песне все гайки "жесткости", но типичные для Rammstein гитарные стаккато постепенно переходят в плавную игру, которая раз от раза прерывается выразительной и четкой клавишной мелодией, а в припеве - гипнотизирующим хором сирен. Линдеманн поет(!) мрачный, модернизированный вариант "Лесного царя" Гете, только отец здесь не скачет со своим сыном на лошади "под хладною мглой", а летит на переполненном и сотрясаемом турбулентностью пассажирском самолете, в то время как искушающие голоса манят ребенка на землю и к катастрофе. В свете двусмысленности, которую приобретает текст, если вспомнить о событиях 11 сентября 2001 года, то эта песня второй после Mein Teil уверенный кандидат на непременный скандал в прессе.

Keine Lust

После расслабляющего джазового вступления Rammstein в лучших традициях жесткого техно палят своими запутанными, рваными и сильно напоминающими "The Beautiful People" Мэрилина Мэнсона режущими ритмами изо всех метал-индустриальных орудий. Чисто по тексту речь в песне идет именно о том, что указано в заглавии.
Полное анти-удовлетворение, с помощью которого Тилль Линдеманн в процессе записи и превращает чувство разочарования в материал для альбома: "Ich hab keine Lust zu onanieren, keine Lust es zu probieren..."("У меня нет желания онанировать, никакого желания даже пробовать это..."), в то время как в припеве мы слышим: "Mir ist kalt, so kalt..."("Мне холодно, так холодно..."; фраза сильно напоминает первоначальную редакцию текста Spieluhr, где в припеве должны были звучать строки "Нilf mir, hilf mir, mir ist kalt", "Помоги мне, помоги мне, мне холодно" - прим.Рита)

Amour

Определенно самая трогательная и цепляющая песня о любви из всех, что Rammstein когда-либо сочиняли. Из-за напряженной атмосферы ее легко можно сравнить с "Seemann", а меланхоличные гитары будят ассоциации с лучшими моментами из творчества Smashing Pumpkins. Убедительно и почти что интимно Линдеманн рисует в своей горькой и сладкой любовной истории восхитительно мрачные "говорящие" картины появления и исчезновения связи между людьми ("Die Liebe ist ein wildes Tier, in die Augen starrt sie dir..." - "Любовь это дикий зверь, он смотрит тебе прямо в глаза..."), с тем итогом, что в конце более слабый все равно оказывается проглочен сильным, и с западающей в душу последней просьбой: "Bitte gib mir Gift..."("Пожалуйста, дай мне яд...")

Amerika

Rammstein go politics! Заводные рокерские темпы с ошеломляющим пением хора и ликующими сэмплами. Напоминающее гимн превозношение "страны неогрниченных возможностей" с ее "пластиковой культурой" Тилль исполняет, в плане текста, в лучших традициях "God Save The Queen" - глубоко сатирически, словно саркастичный Деймс Браун из Бранденбурга. В глаза бросается показная радость припева: "We`re all living in Amerika, Amerika ist wunderbar. We`re all living in Amerika, Coca-Cola - wunderbar!", служащая тому, чтобы потом правильно расставить акценты при возможных разногласиях с интерпретациями: напоминающая P.I.L. строчка "This is not a love song!" уже вполне может натолкнуться на довольно прохладную встречу в министерстве иностранных дел, особенно если Amerika выйдет в США как сингл (на сегодняшний день известно, что эта песня запланирована вторым синглом).

Morgenstern

Типичный "заводняк" по всем правилам Rammstein. Все хорошо отлажено и без остановки марширует вперед, чтобы завершится настоящей передозировкой хоровых партий. Кто, посмотрев на название, ожидает увидеть в тексте вкрадчивые "любовные строчки", тот явно вынес свое решение без участия Тилля Линдеманна и его понятий о том, какими должны быть тексты песен: припев "Du bist haesslich!" ("Ты отвратительна!") превращает песню в откровенно "антилюбовный" трек.

Reise, Reise

Наполненная фантастическими гитарными аккордами и хорами баллада о тяге к дальним странствиям, в которой вновь использована любимая Линдеманном морская тематика. А в конце песня в прямом смысле слова впадает в безбрежное, огромное и печальное клавишное соло.

Не надо было быть ясновидящим, чтобы живо представить себе ту волну скандалов, которую вызовет сингл Rammstein 'Mein Teil' вместе с появившимся вслед за ним на экранах в конце июля видеоклипом. Их новый сингл 'Amerika', похоже, не даст утихнуть этим спорам. Двадцатого сентября выходит четвёртый по счёту альбом знаменитых провокаторов из Берлина - 'Reise Reise'.
'Rammstein' разделывают всех под орех!', 'Немецкие рокеры шокируют новым клипом о каннибале!' - так звучали заголовки статей в самых популярных изданиях на прошлой неделе. MTV показывает клип на эту 'отвратительную песню' (цитата из газеты 'Der Spiegel') из моральных соображений лишь после 23 часов, бульварные газеты пестрят заголовками вроде: 'И это ещё называют искусством?'. Пожалуй, ни на одну другую немецкую группу, хотя бы приблизительно, не оказывалось такое давление, как на шестерку хороших друзей во главе с фронтмэном группы Тиллем Линдеманном. Одни только названия статей, рассказывающих о первом сингле с нового альбома, говорят о том, как же много ещё осталось непонимания в отношении этих берлинских металлистов. Вокруг Rammstein сейчас скрещиваются самые различные мнения нашего 'дивного' мира, где в самое лучшее эфирное время в двадцатый раз крутят мыльные оперы, передачи о полицейских, каких-то непонятных социальных работниках или дебильных сантехниках. В обществе потребления, где популярность набивших оскомину поп-звёзд держится не больше месяца, Rammstein приходится почти насильно врываться в личное пространство оболваненных масс. На одном из последних кастингов на телешоу 'Германия ищет суперзвезду' (реалити-шоу наподобие наших 'Народного артиста' или 'Фабрики звёзд' - прим.Feelramm) один парень из Эрфурта спел на тюрингском диалекте, весьма далёком от чистого немецкого, песню Rammstein 'Ich Will'. Rammstein - феномен, находящийся на границе поп-музыки и провокации, что подтвердил и Тилль Линдеманн, который в отличие от клавишника Флаке Лоренца, видел это выступление по телевизору: 'Я смотрел на это и по-настоящему радовался! Я был очень горд, что всё-таки Rammstein оставил что-то своё немецкой культуре. Я считаю, что это достойно внимания'.
Две дюжины возможных каверов предоставили Rammstein подрастающему поколению поп-звёзд со своим новым альбомом, который - наконец-то -получил название 'Reise Reise', хотя ещё совсем недавно оно рассматривалось лишь как одно из возможных. Альбом не претендует на завоевание дополнительных миллионов поклонников, всё-таки Rammstein они и в Африке Rammstein. Хотя, безусловно, на 'Reise Reise' присутствует небольшие, но весьма интересные изменения и нововведения. 'Для нас новый альбом является отличным продолжением нашей прошлой работы, - объясняет клавишник Флаке. - Множество деталей, которые для нас представляются большими изменениями в нашей музыке, наверняка большинству людей даже не будут заметны. Для многих это будет, как для меня классическая музыка: поздний Моцарт, ранний Моцарт - для меня это совершенно ничего не значит, он как Моцарт был, так и остался. Также и для большинства людей мы останемся, чем были - Раммштайном, и только, пожалуй, настоящие раммштайноведы заметят разницу. К примеру, в этот раз мы увеличили такт и при записи думали: 'О Боже, мы совсем с ума сошли - играем пять тактов вместо четырёх!' (смеётся).

Но и в этот раз не всё так просто, как кажется, их музыка звучит теперь более разносторонне и экспериментально, чем их предыдущий альбом, который был, скорее, даже слишком отшлифован и продуман. С 'Reise Reise' Rammstein, с одной стороны, стали ещё ближе к року, плюс - стали ещё бескомпромисснее, с другой стороны их работа стала более интересна с технической стороны. Rammstein и Новая Немецкая Тяжесть - комментирует Флаке: 'Мы обязательно хотели записать этот альбом! Но мы бы так же прекрасно отдохнули бы и ещё годик или два и занимались бы музыкой из чистого удовольствия, чтобы выпустить новую пластинку. И мы спокойно прервали бы нашу работу, если бы заметили, что что-то идёт не так, как мы этого хотим. Такое понимание приходит с годами, когда снова возвращаешься к естественному, натуральному и к другой подобной чепухе: Мы уже совершенно не хотели снова делать нашу музыку на компьютере, заниматься нашей работой перед монитором, чисто теоретически. В отличие от этого новый альбом в основном создавался вживую. К примеру, акустические гитары мы бы раньше таким образом никогда бы не использовали'.

Также и в области самих текстов песен заметен прогресс, который совершил Тилль Линдеманн, значительно поработав не только над французским и английским языками, но и над своим собственным вокалом. Не так уж и добровольно, как утверждают это остальные участники группы: 'Они заставили меня это сделать, а я просто хотел петь песни, как всегда! Перед записью я спел демо в моём обычном стиле, но это уже не подходило к общему звучанию песен. Поэтому меня отправили в монастырь в Тибет, чтобы я научился нормально петь'.
Что на первый взгляд может вызвать лишь смех, на самом деле превратилось во время записи 'Reise Reise' в настоящую проблему. Линдеманн становится серьёзным: 'Конечно, мне всё это ужасно не нравится! Всё это сочинение песен и записывание в студии я ненавижу всей душой! Мне очень нравятся живые концерты, где я могу пару раз что-нибудь сымпровизировать, но работа в студии для меня - нечто ужасное, от чего меня страшно пучит. Требования к песням, которые поставила мне группа в этот раз, были очень серьёзными. Всем приходилось нервничать, спорить о песнях, а потом я снова шёл в маленькую студию, чтобы всё заново переписать и переделать. Казалось, что этому не будет конца и края, иногда приходилось начинать всё с самого начала'. Ситуацию проясняет Флаке: 'Мы просто поставили очень высокие требования к содержанию песен, да и к самим себе! Мы никогда не бываем довольны вещами, сделанными наполовину, - чего, конечно, никогда не случается - иначе было бы просто жаль: Мы неделями и месяцами работаем над инструменталом к песне, спорим о каждом звуке. И если бы ещё и текст этой песни был глупым - чего, конечно, тоже никогда не случается - всё было бы напрасно. Так же, как мы переживали на счёт Тилля, мы и переживали на счёт самих себя'.

Ещё совсем недавно можно было услышать множество слухов о грядущем распаде группы, которые были вызваны выпущенным в позапрошлом году поэтическим сборником Тилля 'Messer', а также его кинодебютом в фильме 'Amundsen, der Pinguin'. Распада самой успешной со времён 'Scorpions' немецкой группы, по их собственным заверениям, пока что можно не бояться. Как раз наоборот, Линдеманн успокаивает нас: 'Теперь у группы появилось единое мнение о многих вещах, и это получилось не в последнюю очередь благодаря совместному 'техосмотру'. Я не верю в то, что кто-либо из нас зашёл бы так далеко, даже если бы и попытался. Наша сила находится в самом коллективе Rammstein. Каждый должен быть частью единого целого. Не может такого случиться, что я после стольких лет просто возьму, плюну и пойду домой! Я осознаю, что у меня отличная работа, наверное, самая лучшая работа во всём мире! В такой группе, как Rammstein, нельзя просто упереться и топнуть ногой: 'Я буду делать то, что я захочу!'. Мы очень демократичный коллектив, и поэтому совершенно очевидно и логично, что я должен сам вписываться в этот коллектив. Не переломаюсь же я, если спою что-то, что мне не нравится - мне просто это не доставит никакого удовольствия. Вот тут и появляются такие хорошие песни, как 'Keine Lust'. Теперь-то настал и на моей улице праздник!'. Флаке тоже может немного нас успокоить: 'С помощью этой пластинки мы снова стали хорошо понимать друг друга, потому что мы заметили, что Rammstein делают впечатляющую музыку и рассказывают интересные истории. Именно совместная работа над новым альбомом помогла нам вновь вернуть чувство единства группы. Но когда ты в туре, всё выглядит совершенно по-другому: здесь ты просто воспроизводишь записанное и ничего не делаешь вместе'.

В течение их десятилетней карьеры Тилль Линдеманн, Флаке Лоренц, Кристоф Шнайдер, Пауль Ландерс, Оливер Ридель и Рихард Круспе-Бернштайн создали настоящий коллектив: на разогреве у Project Pithfork, но уже через некоторое время заняли первые места в хит-парадах и стали выступать на самых больших фестивалях, были как вторыми, так и первыми хедлайнерами на самом большом рокфекстивале Европы - датском Roskilde, праздновали свои юбилейные концерты на гигантских Rock am Ring и Rock im Park, и в конце концов стали поддерживающей группой Korn в их самом известном туре по Америке 'Family Values'. Плюс, мимоходом, пожинали многочисленные национальные и международные награды. Нина Хаген и Апокалиптика совсем недавно сделали каверверсию их песни 'Seemann', а дрезденский композитор посвятил им проект своей классической музыки 'Mein Herz Brennt'.
Всё-то они получали, всё уже повидали, всё успели сделать. Что же ещё выпадет на долю Rammstein в 2004 году? - Определение своего положения в мире музыки. Флаке: 'Мы получили уже сверх того, чего хотели и много чего добились, чего и не думали достичь. К примеру, раньше у нас была мечта просто дать обыкновенный концерт, затем мы хотели отыграть концерт перед тысячей человек, затем уже записать нормальный альбом с нормальной обложкой и чтобы всё было нормально продумано - всё это осуществлялось прямо у нас на глазах. Пожалуй, теперь нам нужно время, чтобы переварить всё это и поставить новые цели'. Тилль добавляет: 'Я думаю, что большое наше преимущество в том, что, какой бы большой успех мы не имели, мы всё равно оставались на земле. Несмотря ни на что, у нас есть эта типично немецкая приземлённость и хорошие друзья, которые, при необходимости, быстро остужают наш пыл. У каждого из нас до сих пор совершенно нормальная обычная жизнь. Название заглавной песни альбома можно интерпретировать так: мы просто любим воду! Только вчера в интервью с польским MTV мы говорили о ловле сомов в Висле. Есть такая известная пословица: 'Рыбак рыбака видит издалека'. Я, признаться, лучше всего чувствую себя в Мекленбурге, откуда я родом. Rammstein определённо не из тех групп, которые принадлежат к элите общества'.
И всё же: несмотря на присущую им скромность, Флаке, ухмыляясь, признаёт, что Rammstein гордятся тем, чего они сумели достичь: 'Однажды мы были в Америке на одном шоу и увидели, как одна девушка на сцене раздевается под 'Engel'. Когда мы вошли в этот клуб и услышали нашу песню, то я, наконец-то, понял, насколько же мы стали известны'. Даже слишком хорошо, чтобы быть правдой. Просто настоящая сказочная история для взрослых.

Мы опросили, в связи с волной споров, которую вызвал новый сингл Rammstein 'Mein Teil', их коллег по работе: Должны ли поп-музыканты выбирать такие темы или это просто безвкусица? Какое мнение у других музыкантов об этой песне и видеоклипе? Зашли ли Rammstein в своей провокации слишком далеко? И где находится граница дозволенного у каждого из музыкантов?

Witt.
Я думаю, что эта тема всецело подходит Rammstein. Я как раз был бы удивлён, если бы Тилль не занялся этой ею. Конечно, она не является совсем обычной для нашего общества. А кому же нравятся эти темы 'на краю'? Мне в любом случае нет! Но я считаю и песню, и клип очень качественными, потому что в них всё отлично подходит друг другу. Отлично получившаяся связь искусства и коммерции! Что же это за творческий человек, который не провоцирует? Всё новоё, всё необычное для обыкновенного человека всегда является провокацией. Провокация для меня означает 'быть заметным'. То искусство, что не провоцирует, по моему мнению, просто не достигает поставленной цели или просто у этого человека, который им занимается, недостаточно таланта. Что один считает зашедшим чересчур далеко, другой воспримет как лёгкий ветерок. Где пролегает эта граница для меня? Продолжающееся запрещение въезда в страну палестинцев (имеется в виду конфликт Израиля и Палестины) или вторжение в Ирак, вот где, на пример!

Bruno Kramm (Das Ich).
В мире, где каждый день беспощадно убивают тысячи животных, чтобы на следующий день превратить их в колбасу, я не могу понять, из-за чего же вся эта шумиха вокруг человеческой, да ещё и добровольно сдавшейся, 'колбаски'. Каннибализм как общественное табу становится ещё одной разновидностью мясного изделия. Почему бы тогда не превратить эту тему в песню? С лозунгом 'МакДональдс это хорошо!' вряд ли можно кого-нибудь вдохновить. А видео спокойно могло бы быть ещё провокационнее. Но ведь нельзя полностью забывать о коммерции. Зашли ли Rammstein слишком далеко? Ну почему же? Это может испортить аппетит разве что безмозглым обывателям. А мои границы дозволенного пролегают в области сексизма и расизма.

Liv Kristine (Leaves` Eyes).
Главная задача музыки в том, чтобы донести до людей какие-то идеи, мнения или мысли. Надеюсь, что в этот раз никому не придёт в голову делать то же самое, что и людоед из Ротенбурга. Видео я считаю очень хорошим, потому что у него отличный видеоряд. Тему же каннибализма я считаю довольно грубой и страшноватой, поэтому и видео и текст так нас провоцируют. А видео, сама тема и тяжёлая музыка делают эту проблему ещё актуальней. Может быть, для некоторых людей Rammstein зашли слишком далеко. Но я считаю, что видеоклип всё-таки немного весёлый, а вот солисту лучше бы сходить к дантисту. Когда я его увидела, то моей первой мыслью было, что клип призывает всех нас стать вегетарианцами. Ведь кто же захочет, чтобы у него были такие ужасные зубы, да ещё и с перьями во рту? В любом случае я рада тому, что вот уже десять лет не притрагиваюсь к мясу!

Ernst Horn (Deine Lakaien, Helium Vola).
Я никогда не касался этой темы, но, по всей видимости, она очень занимает сейчас умы людей. Человек поедает человека, тяга к неизвестному, тёмному, романтизация монстра, как Ганнибала Лектора. В театре и кино всё-таки эта тема иногда встречается, а для совсем малышей у нас в сказках есть бугимен. Но разница здесь в том, что для поп-исполнителя всегда важно сравнение с кем-нибудь. Это, конечно, хорошо, но вот недопониманий хоть отбавляй. В видео, как часто бывает в таких случаях, спрятан двойной, скрытый смысл. Немного от Гётц Георга, немного от темы, в которой замешаны Mutter, Секс, Конфеты, Engel, детская травма. 'Музыканты должны быть на виду' - клип показывает себя с лучшей стороны: кадры, от которых кровь стынет в жилах, провоцирующий сюжет, в общем, всё сделано на совесть'! Так что для меня Rammstein не зашли слишком далеко. По крайней мере, текст песни и вокал немного отдают вульгарностью, которая создаёт некоторую дистанцию. От такой группы, как Rammstein, которая поджигает себя перед публикой, всегда нужно ожидать чего-то подобного. Убрать из этой песни бас да барабаны, так действительно получится крушение табу. В искусстве вообще привыкли к такому роду провокациям, даже к ещё более радикальным вещам. Но от чего-то вроде ницшеанской идеи превосходства одного человека над другим меня просто воротит!

Перевод: Feelramm & Рита

mutter.ru

Спасибо Ramjohn!
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Reise, Reise » [TEXT] 2004 хх хх - Interview Till and Flake, Sonic Seducer
Страница 1 из 11
Поиск: