[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Rosenrot » [TEXT] 2005 xx xx - Журнал "Rock Oracle №5", Russia
[TEXT] 2005 xx xx - Журнал "Rock Oracle №5", Russia
AlonsoДата: Суббота, 23.11.2013, 14:31 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Из всего, что я когда-либо слышал или узнавал про Rammstein, наибольшее впечатление на меня произвёл эпизод телепередачи, в котором ученики одного из младших классов на обычной московской школы на уроке немецкого хором проговаривали слова песни «Sonne». Rammstein в наши дни стал органичной частью жизни молодого поколения, почитатели этой группы исчисляются миллионами и встречаются по всему земному шару. Последний альбом группы «Reise, Reise» распродаётся астрономическим тиражом, Rammstein собирают на своих концертах десятки тысяч фанатов... Знакомая картина, правда? И вдруг, не прошло и года, как на свет появляется новый альбом немцев с поэтическим названием «Rosenrot» (переводится примерно как «розово-красный»— В.З)
С одной стороны такая плодовитость - это, конечно же, здорово, с другой — многие начинают беспокоиться, не понимая причин подобной спешки...


Мы уже давно привыкли к тому, что исполнители такого уровня выбрасывают на рынок свежие релизы не слишком часто. До этого года список полноформатных альбомов Rammstein выглядел достаточно скромно — “Herzeleid”, “Sehnsucht”, “Mutter” и «Reise, Reise» . Известие о том, что самая знаменитая из всех немецких и самая немецкая из всех знаменитых групп готовит к выпуску новый продукт менее чем через год после выхода предыдущего альбома, вьглядело как настоящая сенсация. Естественно, в среде поклонников сразу же пошли разговоры о том, что Rammstein попросту решили выпустить один и тот же материал в две порции, заработав, соответственно, вдвое больше денег. Так или иначе, мы попытаемся разобраться в том, что заставило немецких рокеров взять подобный темп. Музыканты, похоже, действительно рассматривают “Rosenrot” как потомка «Reise, Reise». «Это как в том случае, когда вода в трубах недостаточно горяча, и тебе приходится мыться дважды, — говорит певец Тилль Линдеманн. — Некоторые из песен, написанных нами для “Reise, Reise” выглядели так, что мы решили включить их в другой альбом». Басист Кристоф Шнайдер, в свою очередь, выражается менее образно: «Альбом по своей главной идее должен был стать продолжением “Reise, Reise”. Мы записали хороших песен больше, чем туда могло войти, поэтому было решено сделать паузу, отыграть тур и затем поместить все оставшиеся вещи на новый релиз».

В отличие от своего собрата по группе, Линдеманн вовсе не склонен к однозначной оценке роли нового творения Rammstein. Вокалист, постоянно пытающийся напустить как можно больше пыли в глаза прессы и поклонников, верен себе и здесь: «Я бы сказал, что это скорее часть цикла. Я рассматриваю «Rosenrot» как брата «Reise, Reise», как другую ветвь того же дерева. Но эти два альбома абсолютно независимы друг от друга, каждый из них существует сам по себе. Между выпуском «Reise, Reise» и «Rosenrot» прошло очень мало времени, все песни были взяты с сессии «Reise, Reise». Иначе говоря, эти альбомы имеют одинаковое настроение. В них выражаются одни и те же чувства и впечатления».

Между выпуском «Reise, Reise» и «Rosenrot» действительно прошло очень мало времени, соответственно, и интересных событий тоже было немного. Тем не менее, именно сейчас музыканты вдруг начали вспоминать об угрозе распада, которая нависла над группой год назад. Как выясняется, немецкая боевая машина, неизменно производящая на неподготовленного слушателя впечатление слаженности и невероятной мощи, многие месяцы находилась на грани непоправимого. Кристоф Шнайдер не слишком-то охотно делится воспоминаниями о тех днях: «После «Mutter» был утерян паритет, баланс внутри группы. До этого каждый знал своё место, но потом некоторым захотелось контролировать всё и проталкивать свои идеи. Не у всех из нас хватало сил, чтобы биться по любому поводу, казалось, проще вообще всё бросить. Это было не слишком здорово, поэтому мы решили сделать перерыв и не видеться друг с другом». «Это правда, — подтверждает слова своего коллеги Тилль Линдеманн, - после тога, как мы выпустили “Mutter”, стало ясно, что нам необходимо сделать перерыв в общении друг с другом, чтобы сохранить творческий потенциал. Каждый боксёр, который отстоял девять раундов, обязан отдохнуть».

Поклонники, как обычно, ничего не подозревали, но в отношениях между музыкантами подспудно копилось всё возрастающее напряжение. У каждого из шестерых мужчин, добившихся успеха далеко не в самом юном возрасте, было своё видение того, в каком направлении должна двигаться их группа. Как в новом клипе «Benzin», где пожарники, стоящие у горящего дома, на крыше которого находится беспомощный человек, разрывают приготовленный для него батут, потому что каждый тянет смой угол на себя. «Не хочется показывать пальцем, но один из нас слетел с катушек, - с радостью делится информацией гитарист Пауль Ляндерс, - это весьма утомляло, но так как в группе шесть человек, у нас было достаточно народу, чтобы продолжать делать дело, несмотря ни на что. Быть вшестером - это не так уж весело, денег вечно не хватает. Но именно то, что нас так много, в конечном итоге спасло группу». Достаточно быстро выясняется, кто именно был героем, на которого так дипломатично “не показал пальцем” Ляндерс - ещё один гитарист, Рихард Круспе-Бернштайн, оказался тем самым нехорошим человеком, на которого начал жаловаться весь коллектив. Впрочем, по словам музыкантов, ситуация разрешилась, когда Круспе-Бернштайн занялся сольной деятельностью в своём проекте Emigrate. «С Рихардом у нас были самые большие проблемы в группе, - говорит Шнайдер, - но сейчас, когда у него есть собственный проект, он больше не является фактором, который указывает нам, что и как надо делать, и это, конечно, хорошо. Теперь мы расслабились и всё стало проще». «Рихард занялся сольной деятельностью, чтобы направить свою энергию куда-то ещё, и это очень помогло нам, - вторит ему Линдеманн, - это дало ему отдушину, которой он был лишён в Rammstein».

«Может быть, это звучит так, как будто ситуация с Рихардом выглядела крайне драматично, но мы все делали музыку на протяжении десяти лет до образования Rammstein, - рассказывает Ляндерс. - Мы переживали взлёты и падения задолго до того, как стали известны широкой публике. Настоящее разрушение наступает тогда, когда вы слишком молоды, чтобы выдержать это. В Rammstein у нас никогда не было таких проблем. Когда группы становятся богатыми и знаменитыми, это может помутить людям рассудок. Мы были вынуждены приспосабливаться к новым условиям, ибо вплотную подошли к саморазрушению. Нам всем пришлось решать проблемы друг друга вместе».

Всё-таки интересно, что музыканты Rammstein вспомнили об этом инциденте именно сейчас. Во время выхода «Reise, Reise» подобных разговоров не было, теперь, по прошествии небольшого времени, темы, поднятые музыкантами, очень хорошо соотносятся с идейным содержанием их нового альбома. “Rosenrot” является провокацией, безжалостным и циничным ударом, направленным против наивной обывательской аудитории. Rammstein всегда были группой, связанной с агрессией, с вызовом, с шоком, в разные времена критики и обыватели обвиняли музыкантов во всех грехах, от фашизма до педерастии. Последнему пункту, кстати, на этом альбоме была посвящена отдельная песня «Mann Gegen Mann». Мы вновь передаём слово Тиллю: «Это произошло после ночи общения с нашими друзьями-геями. Мы были в Берлине, в месте, где они любят встречаться: там много подобных клубов, баров и так далее. Когда мы зашли в один из этих баров, я был поражён, как просто они общаются между собой. Они знакомятся уже после первого взгляда в глаза друг другу, а связь между мужчиной и женщиной подразумевает всю эту ненужную болтовню и целый ритуал соблазнения. Эти различия вдохновили меня на написание текста «Mann Gegen Mann». Фраза «судьба преподнесла мне дар» как раз относится к простоте и непосредственности общения. Я также указываю на то, что если вы гей, то у вас не может быть потомства. Я имею в виду, что с одной стороны дети - это здорово, с другой - у геев не может быть связанных с этим проблем. Из-за этого их жизнь кажется гораздо более простой».

При этом Линдеманн долго распространяется о том, что гомосексуалисты имеют полное право усыновлять и воспитывать детей, апеллируя, кстати, к собственному опыту - он один, без матери, вырастил свою дочь. Не вдаваясь в подробности относительно его комментариев по этому весьма двусмысленному вопросу, можно лишь сказать, что если в «политкорректной» и «мультикультурной» Европе сентенции Тилля и впрямь тянут на эдакую пикантную провокацию, то у нас, в патриархальной России, подобные вещи способны вызвать лишь недоумение. Неугомонный Линдеманн, однако, упорно держит курс на разлом обывательского сознания. С явным удовольствием он пересказывает содержание ещё одной песни с нового альбома - «Spring»:

«История, которая вдохновила меня, некоторое время назад мелькала в газетах. В одно воскресное утро на небоскребе, стоявшем в одном большом городе, появился человек, который хотел покончить с собой. Так как людям было интересно, осмелится он прыгнуть вниз или нет, они столпились внизу, образовалась автомобильная пробка. Среди людей были те, кто кричал: «Прыгай!,,, - некоторые потому, что хотели пощекотать себе нервы подобным зрелищем, другие из-за того, что они не собирались ждать, когда же он, наконец, примет решение - пробка мешала им попасть домой. Времена, когда мы помогали друг другу, закончились. Это настоящая трагедия, и катастрофа в Новом Орлеане - лишнее тому подтверждение. Песня рассказывает о человеке, который стоит на мосту и любуется закатом, но прохожие думают, что он хочет свести счёты с жизнью и никак не может на это решиться. Они останавливаются, кричат, и он падает. Я, как повествователь заканчиваю тем, что сталкиваю его с моста, чтобы помочь ему, так как люди думают, что он трус. К тому же, им хочется увидеть, как это произойдёт».

Rammstein действительно чётко чувствуют грань, и это чувство является для них неиссякаемым (пока) источником творческой энергии. Немецкая группа, основной чертой которой является провокационность, пользуется спросом у поклонников самых разных жанров, Rammstein действительно слушают миллионы, и иногда такая популярность играет с ансамблем злые шутки. Согласно показаниям выживших после прошлогоднего теракта в Беслане, боевики, захватившие школу, крутили не то “Mutter”, не то «Sehnsucht». «Да, о6 этом много говорилось, но если в человеке есть радикальные эмоции, их может пробудить всё, что угодно - какой-нибудь рисунок, картина... Наша музыка в данном случае - лишь результат совпадения. Важно понять, что заставляло их действовать, почему они стали зверьми, а не обсуждать их музыкальные вкусы. Когда происходит что-то подобное, все сразу же говорят: «О'кей, во всём виноваты артисты)). Полное дерьмо!», - возмущается Линдеманн. Его слова, несомненно, разумны - вряд ли сейчас кто-нибудь станет обвинять Маккартни или покойного Леннона в том, что их музыкой вдохновлялся Чарли Мэнсон. А скольких маньяков сподобило на их «подвиги» Священное Писание! Впрочем, не нужно вторгаться в область необъяснимого, чтобы понять: не музыка определяет человека. Иногда, конечно, талант художника действительно поворачивается в некую иррациональную, мистическую сторону, которая вызывает у большинства людей лишь безотчётный ужас... Rammstein, однако, не лезут в столь высокие материи. Кристоф Шнайдер подводит итог: «Наша музыка создаётся для того, чтобы выпустить агрессию, и периодически слушающим её людям нужно то же самое. Но это не наша вина. Нам что, прекратить писать тяжёлую музыку из-за того, что она может понравиться плохим людям? Отнюдь не наша музыка сделала этих террористов тем, кем они стали. Музыка — одна из составляющих общества. Человек, который изобрел пулемёт, не несёт ответственность за все войны на свете. Все эти тёмные вещи — часть человеческой природы, и людям необходимо научиться принимать их».

“Rosenrot”, как и другие альбомы Rammstein, продукт неоднозначный и разносторонний. Кроме всего, о чём шла речь выше, здесь присутствуют и весёлые вещи, где Линдеманн поёт по-испански под аккомпанемент мексиканского духового ансамбля Mariachis. Песня “Те Quiero Рuta” демонстрирует нам абсолютно неожиданную сторону Rammstein и является плодом давнего увлечения Тилля латиноамериканской культурой. Остальные музыканты с удовольствием поддержали инициативу вокалиста. «Мексиканская труба была хорошей идеей, — говорит Пауль Ляндерс. На «Reise, Reise» встречались моменты в стиле кантри, и реакция фэнов была настолько позитивной, что у нас появилось мужество для проведения дальнейших экспериментов и использования чего-то необычного. Мы способны извлекать вдохновение из всего, что попадает в наши уши. Когда ступаешь по чужим следам, то не оставляешь своих. Я буду счастлив, если это поможет нам создать действительно тяжёлый альбом». «Мне очень нравится испанский язык, я думаю, что он весьма близок немецкому, — комментирует свои идеи Линдеманн, — например, мы одинаково произносим звук «р». Чтобы написать сильный припев, нужно сделать сильный текст. Мы сочинили “Те Quiero Рuta” достаточно давно, но в песне не было припева. Затем мне пришла в голову эта фраза, “Те Quiero Рuta”, я предложил её остальным участникам группы, как обычно и поступаю с текстами Rammstein, и всем это понравилось! “Reise, Reise” был номером 1 в Мексике, и это подвигло нас заплатить дань уважения этой стране. Вот таки родилась “Те Quiero Рuta”. Примерно также было с песней “Moskau” на “Reise, Reise”.

Ещё один важный вопрос, который невозможно обойти вниманием, рассказывая о Rammsteiп, — живые выступления группы. Монументальные концертные шоу давно стали неотъемлемой частью ансамбля. Немецкие музыканты — настоящие гранды шоу-бизнеса, и всё, что они делают на сцене, является примером безусловного профессионализма. Хотя, может быть, всё не так уж и серьёзно...

«Все наши концерты примерно одинаковы, — рассказывает Тилль. — Единственная разница в том настроении, в котором мы на данный момент находимся, здоровы мы или нет, нормально ли себя чувствуем, не перебрали ли портвейна. В последнем случае мы готовы очень легко простить себе все проколы ». Насчёт проколов вокалист, наверное, всё же лукавит, а вот портвейн... Приятно слышать! Линдеманн на сцене - воплощение напора и мощи, и в том, что касается выбора песен для живого выступления, он принимает вполне очевидное решение: «Я всегда разделяю живые выступления и студийную работу. Во время концерта я предпочитаю громкие вещи, которые проще доходят до аудитории. Мне нравится наблюдать реакцию людей передо мной, мне нужен их отклик, чтобы завестись самому. Лучше смотреть на то, как фэны прыгают, нежели на то, как они поднимают свои зажигалки».

“Asche Zu Asche”, “Du Hast”, “Mein Herz Brennt”, “Ich will”уже много лет сотрясают стены европейских стадионов. Тем не менее, по мере накопления нового материала, на исполнение старых хитов остаётся всё меньше времени. Но немцы, стопроцентно настроенные на будущее, этим, по всей видимости, не тяготятся. “Изменения происходят в каждом человеке. Это как со шмотками: вы ведь не можете всё время носить одно и то же. Мы не хотим впасть в стагнацию и положить конец эволюции группы. Иногда мы добавляем старые песни в конец сета, играя их при выходе на бис. Мы не будем, как Red Hot Chili Peppers, играть одни и те же мелодии на протяжении двадцати лет. Мы выбираем лучшие трэки с каждого альбома и предпочитаем те, к которым ближе всего подходят сценические эффекты. Мы играем концерты вот уже десять лет и стараемся добавлять в каждый тур что-то новое».
Впрочем, сейчас все эти разговоры способны лишь растравить душу поклонникам группы. Мы все привыкли к логическому и предсказуемому порядку выполняемых действий: если записан альбом, надо ехать в турне. Так вот, никакого тура в поддержку «Rosenrot» не будет. Rammstein, судя по всему, ещё долго не собираются баловать публику своими выступлениями: по их собственным словам, группе хочется отдохнуть. А что же после? Может быть, плодотворные немцы решили сделать частые релизы традицией? Слова Кристофа Шнайдера звучат нарочито интригующе: «Возможно. Но, прежде всего, необходимо проверить, всё ли нормально между нами, понять, что хочет каждый, и лишь затем стоит начинать думать а новом альбоме. Rammstein существует уже десять, и у нас мало оснований для того, чтобы шагать назад. И мы все согласны с тем, что нам обязательно надо понять, правильно ли то, что мы делаем, или всё уже успело встать с ног на голову. При нынешнем состоянии дел нам очень трудно оценить собственную работу. Эта пауза должна помочь нам стать более объективными по отношению к самим себе».

Подобные высказывания, конечно же, способны не на шутку встревожить поклонников группы, заставив их думать, что музыканты лукавили, когда уверяли общественность, что между ними больше нет никаких проблем. Вот на этом интересном месте мы и заканчиваем наше повествование, а в качестве поощрения в очередной раз предлагаем послушать, что скажет Тилль Линдеманн. Его слова очень метко определяют суть группы, и они действительно могут развеять многие опасения по поводу будущего этого могучего немецкого ансамбля: «У нас всегда много споров, много острейших разногласий по поводу того, как будет сделана песня. Выглядит так, словно всё кипит. Это всегда огромное напряжение, это —Rammstein».

Владимир Зотов

Журнал в оригинале с рутрекера #5 2005
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Rosenrot » [TEXT] 2005 xx xx - Журнал "Rock Oracle №5", Russia
Страница 1 из 11
Поиск: