[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Rosenrot » [TEXT] 2005 09 xx - Interview Paul, Zillo
[TEXT] 2005 09 xx - Interview Paul, Zillo
LestatDeLioncourtДата: Вторник, 01.05.2012, 15:56 | Сообщение # 1
Rammclan.ru Team
Группа: Site team
Сообщений: 1917
Репутация: 1328 ±
Статус: Off Clan
2005 09 xx - Interview Paul, Zillo

'Путешествие продолжается' - Интервью с Паулем для Zillo (сентябрь 2005).

- Париж, четверг, 6 сентября 2005 года. Ещё не было восьми утра, как мой самолёт приземлился в аэропорте Шарля де Голля. Люди проносятся мимо со скоростью света, будто какая-то странная лихорадка охватила весь город. Уже с раннего утра французская столица на ногах. Главное не заразиться этой бешеной суетой, думаю я про себя. Так, сперва надо разобраться, где же я нахожусь. Вместо того, чтобы поймать такси, я сажусь на электричку до центра города. Один старичок с аккордеоном на плечах всю дорогу развлекает нас французскими народными песнями. И вот я, наконец, почувствовал дыхание Парижа. Небольшой осмотр местных достопримечательностей: Нотр-Дам, Эйфелева Башня, кладбище Пьер Лашез, а после обеда - квартал Монмартр. Но главное ждало меня ещё впереди: немецкая группа, продавшая уже свыше десяти миллионов копий своих альбомов. Речь, конечно же, идёт о Rammstein - самой популярной и успешной группе современной Германии, которая в этот день представила журналистам свой пятый студийный альбом ROSENROT.

Несмотря на то, что все ожидали увидеть самих участников группы, они так и не появились во время прослушивания альбома в двухэтажном автобусе (!) с логотипом RAMMSTEIN на боку, который вёз нас на экскурсию по всему Парижу. Вместо этого организаторы позаботились о том, чтобы никто из нас не пронёс диктофон или другое записывающее устройство. Лишняя осторожность, как говорится, не повредит. Ну, да это и понятно. Автобус тронулся с площади Бастилии в направлении Эйфелевой Башни, в то время как у нас в ушах звучали хораловые гимны ROSENROT. Больше девяти песен на промо-CD нам послушать не дали, тем не менее, первые впечатления о новом альбоме уже есть и, надо сказать, немалые. Когда автобус наконец прибыл к месту назначения, не было ни одного следа, указывающего, что где-то поблизости находятся участники Rammstein. Мы провели так ещё некоторое время, полюбовались на воды Сены, переливающиеся в лучах полуденного зенита, пока не пробило четыре часа. Откуда ни возьмись появился гитарист Пауль Ландерс и пригласил меня к себе на палубу небольшого кораблика, стоящего в местном порту. Оттуда открылся воистину сказочный вид на Эйфелеву Башню, утопающую в ярких лучах осеннего солнца, которое пробивалось сквозь тёмные грозовые тучи. Разве уже одного этого вида не достаточно, говорит мне Ландерс, чтобы устроить промо-акцию в Париже, а не в мрачном Берлине, где и так уже не раз проходили презентации наших альбомов? Не слишком убедительная причина, скажем прямо, но мастеру Ландерсу виднее. Скоро стало ясно, что Пауль очень приятный собеседник, причём со здоровой долей чёрного юмора. Разговор наш пролетел незаметно - раз, и я уже должен был уходить. Но что это я всё говорю и говорю? Прочтите сами.

Первоначально название альбома звучало как 'Reise Reise Часть вторая'. Почему же вы в самую последнюю минуту его изменили? Ведь название ROSENROT было на устах ещё во время выхода Reise Reise.


Обычно мы записываем примерно двадцать песен для каждого альбома, а потом откидываем те, из которых вряд ли выйдет что-нибудь хорошее. Но во время записи Reise Reise возникла одна маленькая проблемка - песен оказалось действительно двадцать, но все были просто офигенно хорошие, одна лучше другой. Поэтому-то у нас и появилась идея по-быстрому записать ещё один альбом. Вот и сама песня 'Rosenrot' не попала на первый альбом, к тому же, что же это была бы за дурь называть альбом песней, которая должна появиться на следующем альбоме? Мы, наверное, так никогда и не сможем всё это в точности объяснить журналистам. А альбом мы поначалу хотели назвать 'Reise Reise Часть вторая', чтобы показать нашим фанам, что песни с него, по большей части, с сейшена Reise Reise, и настоящего музыкального развития там они не увидят, хотя сами по себе песни очень хороши. Да и что за название 'Reise Reise Часть вторая'? Для Rammstein уж как-то слишком сухо звучит. Когда наша звукозаписывающая компания спросила нас, а не могли бы мы изменить это название на какое-нибудь другое, то мы окончательно остановились на ROSENROT, и с тех пор довольны этим.

Значит, если рассматривать Reise Reise и ROSENROT с чисто технической, музыкальной стороны, то эти альбомы вполне могли бы быть выпущены вместе?

Ну, в то время ещё не все песни были готовы. К примеру, не было подходящего текста для 'Te Quiero Puta'. Поэтому те вещи, которые мы уже закончили, были выпущены на первом альбоме, а остальные, которые ещё нуждались в доработке, мы отложили на потом.

Тот дух спокойствия и экспериментальности, что царил на Reise Reise, главенствует и на ROSENROT?


Да, он им буквально пропитан. Нам надо было написать ещё четыре-пять песен, что мы и сделали в Берлине. Спокойствие и никаких напрягов - вот, что было главное. А раньше ведь как было? - Мы друг друга в пух и прах разделывали, споря о каждой мелочи. Но в определённый момент мы заметили, что, в принципе, не бывает плохих или хороших мнений. Приведу один пример: перестаёт, значит, Олли играть на басу в какой-нибудь песне, и половина наших фанов говорит: 'О да, наконец-то, а то он уже со своим басом достал всех. Вот теперь круто звучит!' Но стоит только Олли начать играть свою басовую партию, как тут же начинает кричать другая половина: 'Ох ты, блин, офигенно! Вот так и надо всегда'. Мы вообще заметили, что есть такие люди, которым пофигу, что бы мы не делали, какие бы новые идеи мы не использовали, - им в любом случае это будет казаться крутым и интересным. Мы поняли, что нет такого определения: 'сделать что-то неправильно в музыке'. Поэтому мы снова вложили наши мечи в ножны, и больше не бьёмся друг с другом по поводу и без повода. Вместо этого мы стали заключать между собой своего рода соглашения. К примеру, в 'Benzin' есть один куплет, где, по идее, должен был звучать женский вокал, ну, возможно, немного искажённый или пропущенный через электронику, а в куплет до него мы хотели вставить детские голоса, которые произносят 'Hey, hey!'. Весь этот 'хей, хей' должны были петь рихардовы детишки, а вокал хотела исполнить жена Флаке. Но, тут, чёрт возьми, Рихард, ни с того, ни с сего, берёт и прямо говорит, что голос у флакиной кумушки: ну, прямо скажем, уши вянут. Флаке, конечно, в накладе, не остался, тоже взял и 'припечатал' детей Рихарда. Тогда они и заключили сделку: ты, значит, забываешь о своей жене и её карьере оперной певицы, а я обещаю больше не приводить сюда своих детей. Вот с тех пор у нас всё так, примерно, и идёт: ты держишь на замке свой рот, а я выкидываю своё соло. Поэтому и сам по себе альбом такой спокойный, поскольку бурь особых у нас в отношениях не было. Так, мелкие буранчики. Мы становимся всё более мелодичными, но, тем не менее, ничуть не хуже, чем были. Ведь можно, оставаясь мелодичным, писать хорошую музыку!

Да, новая пластинка действительно очень спокойная, временами даже убаюкивающая.


Да, точно, это я не отрицаю. Мы всегда пытаемся предложить самое лучшее, что у нас есть: самые лучшие люди в группе, лучшие идеи, лучшая аппаратура. И если людям альбом нравится, то значит удача снова с нами, а вот если они называют его какашкой, тогда нам явно не повезло. Тем не менее, в любом случае мы всегда пытаемся выложиться на все сто процентов. Часто ведь бывает так, что хорошие группы нет-нет, да и выпустят плохой альбом, причём даже сами об этом даже не догадываются. Кто же хочет выпускать плохой альбом? Уж точно не я. Так что в этом отношении у нас до сих пор всё шло более-менее гладко.

Есть ли какая-то определённая схема, по которой создаётся песня Rammstein?

Все в группе участвуют в процессе создания песни. Это главное условие того, чтобы песня действительно заработала. Основы композиции закладывают определённые члены группы. Каждый может предложить свою идею - иногда это уже полноценная, почти готовая песня, иногда есть только припев, иногда лишь одно слово, как, к примеру, 'Benzin'. В любом случае мы делаем всё сообща.

Такие вещи, как 'Te Quiero Puta' ведь нельзя написать за один присест. Или всё-таки можно?

Без труб и женского вокала это была бы ещё одна стандартная раммштайновская песня, хотя в это, конечно, трудно поверить. Да, риф сам по себе очень хорош, но этого было явно недостаточно. Тиллю нравится испанский, он его даже знает чуть-чуть. Ну, вот он, наконец, и написал текст на испанском, этого мы уже все давно ждали. Если песня была бы на немецком, да ещё и без этих мексиканских труб, то она, естественно, ничем бы не выделялась. К примеру, поначалу Тилль написал такой припев: 'Оmm, wie erleuchtet... Omm, ich bin total erleuchtet' ('О, как же озарен: О, полностью озарен'), а начало песни было такое: 'Ich steckte meinen linken Fuss in einen Pfuhl, der stinken muss' ('Я ногу левую свою в дыру зловонную сую'). Тогда мы подумали: 'Да-а-а, Тилль, ну ты: молодец просто'. Вобщем, с текстом надо было ещё определиться. Вот Тилль, наверное, и решил: 'Ладно, дурачьё, будет вам текст'. Иногда бывает так, что ему приходится писать до пяти различных вариантов одной песни, так что, я подозреваю, что он нас уже давно втихую ненавидит из-за всех этих придирок. Но в итоге оказывается, что это было именно то, что и нужно было песне. Тот факт, что мы делаем всё вместе, создаёт особый эффект, придаёт песне необходимое качество. В общем, наложил этот текст Тилль на музыку, а тут приходит Олли и говорит: 'А почему бы нам ту арабскую мелодию, которую мы ещё до этого написали, не взять и не записать по-новой с мексиканскими трубами?'. Мы эту идею, значит, на вооружение взяли, записали и что же получилось? Да офигенно просто получилось! Песня вдруг действительно зазвучала по-испански, и этому мы сами были очень удивлены. Интересно, что стоило только добавить к этой арабской мелодии совсем немного труб, и песня полностью изменилась.

Можешь ли ты что-нибудь рассказать о тех песнях, которые нам, журналистам, сегодня не удалось послушать?

Да, пожалуй. 'Stirbt nicht vor mir' звучит прямо как настоящая поп-песня от Red Hot Chilli Peppers. Кстати, мы специально записали целых шесть версий этой композиции, но ещё раздумаваем над окончательным вариантом. Есть даже версия, где поёт одна американская певица. Да, есть ещё одна песня: а-а, ну, ладно, это секрет. Плюс ещё одна песня - 'Hilf Mir', довольно-таки длинная. Но лучше уж вам журналистам показывать меньше, чем слишком много. А то, знаешь, как это бывает с любимым кушаньем: ешь ты его, ешь пятую тарелку, а на шестой уже обратная тяга начинается. Мы всегда пытаемся подать лишь одно блюдо, но приправленное так, чтобы вам обязательно захотелось следующей порции. Поэтому мы и записываем всегда на альбоме лишь по 11 песен - просто чтобы люди не заскучали.

Вы записывали ROSENROT, как до этого Reise Reise и MUTTER, с одной и той же командой: Якоб Хельнер, Штефан Глауманн и Хови Вайнберг. Такая постоянность, видимо, очень важна для Rammstein?

Процесс создания песен со времён MUTTER довольно-таки сильно изменился. Причиной тому стали постоянные ссоры внутри группы. Поэтому мы и оставили ту же самую команду продюсеров - нам надо было хоть за что-то зацепиться, иметь, так сказать, почву под ногами. Мы хотим продолжать работать с ними, поскольку это уже обеспечивает определённое качество нашей музыке, и это даёт нам почувствовать, кто мы же мы есть на самом деле, что мы единая группа. К примеру, ROSENROT во многом микшировали без нас, так как мы в то время были в туре, но мы знали, что со звуком всё будет в порядке. Мы только иногда получали mp3-файлы, чтобы проверить, может быть нужны какие-то доработки. Эта рутинная работа ведь тоже необходима. Хотя я не хочу исключать и того, что на следующем альбоме мы попробуем что-нибудь новое. Пока что наши альбомы нас вполне устраивали, они заметно отличались друг от друга, но единственный способ проверить, что получится в результате работы с другим продюсером - поработать с другим продюсером.

Ваш лэйбл сообщил недавно, что ваши тексты теперь стали более поэтичными, вы даже скрещиваете Гёте с братьями Гримм в ваших песнях. Что ты сам скажешь на этот счёт?


Ты знаешь, у меня всегда были проблемы с той информацией, которую сообщал народу наш лэйбл. Нас там так расписывают, аж заслушаться можно. Но тем не менее, я действительно считаю, что тексты Тилля это что-то невероятное. Вы, конечно, можете сказать: 'Ну, ещё бы ты так не считал - из одной группы всё-таки', но вот недавно я услышал, как по радио крутили 'Du Riechst So Gut'. По-моему, уже за строчки 'Слепой ребёнок, что вперёд ползёт, ведь мать свою он носом чует', Тиллю можно памятник ставить. Как выразительно это сказано! Уму непостижимо.

Rammstein - самая успешная группа в Германии и:

Мы получили прямо сейчас награду на World Music Award. Ну что, неплохо, должен я признать.

Вы чувствуете ответственность за то, что должны нести немецкий язык в массы?

Да вообще-то нет. В то время, когда мы начинали, немецкий язык был где-то на задворках Вселенной. Причём это было очень несправедливо, ведь у нас в Германии вообще стыдятся всего немецкого. Наша же задача состояла в том, чтобы показать как иностранцам, так и самим немцам, что Германия - это, в принципе, ещё не самый плохой вариант. И у немцев ведь есть свои хорошие стороны. Мы в Rammstein всегда за то, чтобы не стыдиться своего происхождения, неважно откуда ты родом.

Ты как-то раз в одном интервью ещё во времена Reise Reise упомянул, что вам приходится бороться с кризисом немецкого языка, потому что слишком мало осталось тех слов и выражений, которые подошли бы музыке Rammstein. Как с этим обстоят дела сегодня?

Ну, скажем так, постепенно те табу, которые ещё можно сломать, у нас заканчиваются, да и с мощными словами тоже возникают определённые проблемы. Мы, конечно, всегда пытаемся не повторяться, но вот, к примеру, слово 'Mutter' частенько приходится употреблять в текстах. Может быть, нам стоило бы относиться к этому попроще, ведь в английском языке тоже уже все слова на тысячу раз сказаны-пересказаны. Ведь не так уж и много есть групп, которые поют на немецком, и это несколько ограничивает тебя в выборе слов. Поэтому я чувствую, что нам просто придётся использовать некоторые слова ещё раз. К примеру, слово 'Fleisch' я считаю очень сильным, но мы теперь боимся употреблять его в других песнях, поскольку: Или подожди-ка, вопрос был о другом?

Нет-нет, он и вопроса повторений тоже касается.

Ну да, так вот, у нас этих музыкальных идей просто завались. Но среди нас лишь Тилль - тот, кто пишет тексты. И если почему-то вдруг его возможности отказывают или дают сбой, то вся машина под названием Rammstein просто встаёт как вкопанная. Ведь нельзя же БМВ купить без мотора. Так что приходится только надеяться и ждать, когда же у Тилля в голове снова заработают эти шестерёнки.

Ты сейчас упомянул тему табу. На ROSENROT ведь тоже есть парочка вещей, которые, что называется, 'на острие'. Например, 'Mann gegen Mann' - тема гомосексуализма. Такие провокации необходимы, чтобы указать на то, что в нашем обществе существует ещё множество противоречий и недопониманий, или же это просто провокация по вашему собственному желанию?

Да, ты знаешь, у нас в репетиционной такой ящичек специальный есть, 'Мы - великие провокаторы' называется. Там листочки со всякими табу лежат, вот мы перед записью каждого альбома туда руку хоп - и достаём что-нибудь этакое, чтоб, значит, душу нашу, злобно-садистскую, потешить. Но, если честно, конечно, мы действительно просто не можем по-другому. Это наша настоящая внутренная потребность - подстрекать людей к чему-нибудь нехорошему. Это у нас в крови, к тому же нам это доставляет просто бешенное удовольствие. Не хочу говорить за всю группу, но главное наше желание - это пошуровать у человека в душе, вытащить оттуда что-нибудь нездоровое и болезненное на свет и выставить это на всеобщее обозрение. Вот такие вот мы злодеи, собственно говоря. Правда, не думаю, что всё сработает как надо, если начинаешь искать эту провокацию намеренно. Мы-то теперь уже поднаторели в этих делах и знаем, что провокация уходит и приходит, а вот что остаётся после неё? Я считаю, что немцы с Востока всё-таки сильнее, да и грубее, чем западники. Особенно грубы те, кто пришёл с Севера. У нас ведь, кстати, полгруппы как раз из тех северных мест, поэтому Rammstein - группа грубая и неотёсанная. Тилль, к примеру, в хорошем настроении может запросто зажевать стакан. Просто так, со всем стеклом и прочими весёлыми вещами. Он и ручку от кружки тоже сгрызть может, в отличие, кстати, от других людей, кто таким образом развлекается. И при этом приговаривает: 'Ох, сейчас я пожую, всем в округе удружу'. Всякий раз, когда он это делает, я просто глаз оторвать не могу.

Можно ли сказать, что Rammstein это своего рода проявление бунта, восстания, анархии, даже когда вы и не едите стекло?

Да-да, обязательно так и запиши. Я считаю, что таким группам просто необходимо существовать. Да, Marylin Manson или Slipknot может быть в музыкальном плане не всегда на высоте, и вообще это уже дело вкуса, слушать их или не слушать. К примеру, мне очень нравятся первые работы Мэнсона. Мне нравится, когда группы идут своим собственным путём, и когда люди говорят, что на эти группы интересно взглянуть. Это совсем необязательно должны быть команды, играющие тяжёлую музыку, но вот порой бывает так, что как раз самые безвкусные группы и являются самими интересными. В Берлине есть один лэйбл, называется Aggro. Я, конечно, не фанат хип-хопа, но то, что они там записывают, я вам, ребята, скажу, просто башню сносит. Всё, что я там услышал, были лишь наглые абсурдные речетативы одного безумного парня. Но это было что-то! Вот такие странные направления в музыке мне и нравятся.

Тексты Rammstein в большинстве случаев всегда приправлены сарказмом и иронией. Откуда вы берёте ваши идеи и какой смысл, собственно говоря, вы в них заключаете?

Самый эффективный способ получения достоверной информации - пережить всё самому. Представьте себе, вы идёте с каким-нибудь седым умудрённым жизнью старичком по улице. Вдруг кто-то незнакомый к нему пододит и прямо говорит: 'Приветик, дядя! Красивая у тебя цепочка'. А вы знаете, что цепочка эта уже у этого старика лет тридцать, и что она для него очень многое значит. И тут старик берёт, снимает с себя эту цепочку и дарит этому случайному прохожему. Ну и что? Если бы старик взял бы и просто рассказал вам, что нужно делиться, то вы бы сделали для себя какой-нибудь вывод? Да ни черта подобного. Поэтому мы и пытаемся зашифровать смысл наших песен так, чтобы он не был очевиден с первого взгляда. Каждый может вынести что-то своё, положительное и не очень. Вот, собственно говоря, это и есть идея, над которой мы уже как десять лет бьёмся.

Недавно в СМИ снова всплыла тема ваших разборок с некоторыми фанатскими сайтами. Сначала www.rammsteinfan.de был прикрыт по настоянию вашего менеджмента, а недавно были большие проблемы у английского сайта www.rammimmages.com. Что ты можешь сказать на этот счёт?

К www.rammsteinfan.de, хочу сразу оговориться, группа не имела никаких претензий. Тут уж наш менеджмент постарался. Правильно это было или нет, я не знаю до сих пор. А о деле с www.rammimmages.com я вообще узнал только вчера из разговора с одним журналистом. Здесь группа вообще не при чём. Люди из нашего менеджмента подчас чересчур о нас заботятся, вот и перестарались малость: Но они ведь нам только добра желают *смеется*: Я, честно говоря, и не знаю, в чём там дело было, и постараюсь в скором времени во всём этом разобраться. Но, как я понял, обе стороны были отчасти правы. Когда закрывали www.rammsteinfan.de, то это выглядело так, будто злобные раммштайновцы до смерти всех запугали, и фанатам пришлось закрывать свой сайт. Но, вы же понимаете, от этого не должны страдать другие сайты.

Давай-ка немного отойдём от этой темы. Уже с давних пор ходят слухи о том, что кто-то из ваших готовит сольный проект.

Да, Рихард сейчас мастерит свой сольник, ведь он же у нас просто 'генератор идей', многие их которых он попросту не может реализовать в Rammstein. Кроме того, он всегда хотел петь. Но он единственный из нас, кто планирует нечто подобное. Ну, разве что Олли, который сейчас учится играть фламенко на испанской гитаре. Остальным пока заняться больше нечем, нам уже с лихвой хватает одного Rammstein.

Что же можно ожидать от Rammstein дальше? Ты как-то раз упомянул, что вы уже выполнили договор со своим лэйблом. Может быть, откроете свою собственную рекорд-компанию?

Хе-хе, ну, посмотрим. Собственный лэйбл - это ведь уйма работы. Я из того типа людей, которые во время отпуска на Балтийском море лучше возьмут велосипед напрокат, чем будут всю дорогу тащить его на крыше своей машины. Пришлось бы его прикреплять-раскреплять, шины накачивать, цепь подкручивать, в общем не для меня это. Взял вот напрокат - и доволен. С лэйблом тоже самое - слишком уж большая это возня. Не хочу я становиться одним из этим жирных заправил, которые только и делают, что себе задницу отращивают. Хорошее в этом деле то, что наш менеджер запросто может выматерить всю рекорд-компанию, если что-то пойдёт не так, но вот когда он уже сам часть этого лэйбла, тогда он оказывается на вражеской стороне. Мы же, наверное, постараемся всё-таки поискать для себя какой-нибудь хороший контракт. Может быть, даже опять с Universal. Я вот теперь лично, наконец-то, позволю себе сделать маленькую паузу, а уж затем мы снова примемся за новую пластинку. Опять перемены, опять взлёты и падения, новый альбом, новый Rammstein. Чтоб от рёва гитар на новом альбоме просто уши лопались - вот чего я хочу. Но, как говорится, поживём - увидим.

Перевод: Feelramm

mutter.ru

Спасибо Ramjohn!


И помните, Лестат может всё. Если Лестат "не может", значит ему влом или вы - какашка.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Rosenrot » [TEXT] 2005 09 xx - Interview Paul, Zillo
Страница 1 из 11
Поиск: