[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 xx xx - Interview Paul, Metal Hammer, Hungary
[TEXT] 2009 xx xx - Interview Paul, Metal Hammer, Hungary
AlonsoДата: Четверг, 14.11.2013, 11:32 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Согласно данным, вы начали работу над альбомом в 2007. Почему это заняло у вас столько времени?

Создать альбом Rammstein никогда не было лёгким делом. Проходит много времени, пока всё не встанет на свои места. С одной стороны, мы любим и умеем работать, с другой – мы шестеро абсолютно разных людей. У нас едва-едва получается договориться о стиле и направлении, как правило. Вот и в этот раз процесс занял на год больше времени, чем мы ожидали. Идея была в том, что в отличие от работы над двумя предыдущими альбомами, мы будем писать песни все вместе, в репетиционной. Это всё конечно очень здорово, но мы никогда так раньше не работали. Нам пришлось привыкать друг к другу. Нам пришлось учиться писать песни не отдельными маленькими группками, а всем вместе, как группе. Но что бы сделать это, нам пришлось сначала отставить в сторону наше эго и забыть наши прошлые проблемы. Мы должны были очистить наши взаимоотношения. Пока это не было сделано, мы не смогли бы приступить к работе. У нас было полно идей и это только всё усложнило. Если бы мы прорабатывали все наши идеи – мы бы до сих пор ещё сидели в репетиционной. Нам пришлось фильтровать и расставлять приоритеты. Иногда возникало чувство, что эта работа нас вгонит в могилу и мы никогда не закончим этот альбом.

Примерно сколько задумок для песен у вас было?

Достаточно сказать, что нам пришлось отбросить около 30. А среди них были чертовски хорошие! Тяжело было отобрать те песни, которые мы хотели довести и закончить. Мы начали работать с примерно 20-ю песнями. Когда картинка стала более-менее ясной, нам стало полегче дышать. Затем пришёл наш продюсер и у нас ещё один камень с души свалился, потому что ему понравились наши темы. А до этого момента мы были полностью потеряны. Под конец мы уже начали сомневаться в том, достаточно ли хороши те 20-ть отобранных песен, или нет. По моему мнению, ни один из альбомов нам так тяжело не давался, как этот.

Когда вы собрались вместе перед началом работы, вы выдвигали какие-либо единые условия?

Ну, да. Но в тоже время нам хотелось работать интуитивно. Позволить песне самой развиваться, а не париться о стилях, тяжести, мягкости и т.п. Но изначально мы хотели сделать более тяжелый, жесткий альбом, чем предыдущий.

Есть вероятность того, что не вошедшие песни будут изданы следующим CD, как было с Rosenrot?

Ни за что. Мы не хотим идти по этому пути. Эти песни не закончены. Ситуация с Reise, Reise была иной. На альбом не вошли песни, которые уже были закончены, записаны и смикшированы. И в тот момент мы решили выпустить другой CD в ближайшее время, как вторую часть, продолжение-сиквел с невошедшими песнями.
А сейчас таких планов нет. Честно – тогда мы просто хотели быстрее выполнить условия контракта по Rosenrot. Поэтому нам и было необходимо выпустить следующий альбом в сжатые сроки. А основные песни уже имелись.

Почему вы записывали LIFAD в США ?

Потому что мы никогда там раньше не работали. Мы работали в разных местах в Европе. Нам понравились они все, но возвращаться ни в одно не хотелось. Мы жаждали новых приключений. И ещё неплохо срабатывает, когда мы пишемся далеко от дома, семей и издателя. Мы давно поняли, что так нам работается интенсивнее. Изначально мы не задумывались о США, а хотели работать на греческом острове. Но та студия оказалась на ремонте и они не успевали его закончить к нашему времени.

Как ты думаешь – ощущается, где именно был записан альбом?

Нет. Это не влияет ни на песни, ни на восприятие, потому что мы пришли в студию с уже готовым материалом. Запись заняла бы в два раза больше времени, если бы мы начали там экспериментировать, менять песни или писать новые. Процесс записи и без этого весьма тяжёл и труден. А если мы приехали на студию с готовым материалом – это облегчает задачу.

Вас опять продюсировал Якоб Хелнер, как и всегда. Думали попробовать кого-нибудь другого?

Якоб – отличный продюсер. У нас замечательные взаимоотношения, он хорошо умеет держать команду в руках, но постоянная работа с одним человеком становится рутиной. Мы думали об этом, особенно в начале работы. Но своим появлением он так помог нам, вдохнув в нас надежду, что мы больше об этом и не задумывались. Без него и его команды этот альбом бы не вышел.

Весьма удивительно, что такая успешная группа, как Rammstein, может страдать от неуверенности в себе перед записью нового альбома…

Мы такие застенчивые парни (смеётся). Мы волнуемся о чем-то, о чем, может, и не следовало бы. Якоб нам советует не начинать чинить то, что ещё не сломано. А он всегда прав. Группой мы смогли достичь намного большего, чем мечтали когда-то. Ещё помогает то, что Якоб не немец, а швед. Особенно это подспорье в работе с Тиллем.

Что ты имеешь ввиду? Я не понял.

Якоб не говорит по-немецки, он не понимает стихи Тилля. Ему всё равно о чём песня, для него голос Тилля лишь инструмент, который он должен вписать в общую картину. У них очень неплохо получается работать вместе, а Тилль весьма непростая личность, между прочим. Так или иначе, но голос Тилля нигде так хорошо не звучит, как в студии. Что ещё мы любим в Якобе, так это то, что он трудоголик. Если есть работа – он забывает обо всём, об отдыхе, о выходных, свободном уик-энде! На заре Rammstein нам выпало счастье работать с британским продюсером по имени Грег Хантер, который не знал другого занятия, кроме как лежать на диване в полу-коме. Нет, ещё иногда он спал. Мы очень старались не разбудить его своим шумом, но в тоже время подумывали о том, что он не совсем тот человек, что нам нужен.

Как вы начали работать с Якобом?

В то время только вышел дебютный альбом Clawfinger. Deaf Dumb Blind. У него было потрясающее звучание, что нам всем понравилось. Мы прочитали на обложке, что продюсером у них был Якоб Хелнер и решили с ним работать. С ним связались и он приехал на встречу с нами в Гамбург. Мы повеселились, а когда он сказал что ненавидит Marshalls, нам стало ясно, что наш человек найден. Мы хотели индивидуального звучания, отличного от других групп.

В песне Haifisch вы прямо ссылаетесь на Бертольда Брехта, до этого вы цитировали Гёте. Это что – культурная миссия? Распространение германской культуры?

Когда мы начинали как группа, Берлинская стена только рухнула и все испытывали стыдливость к прошлому. Сейчас ситуация лучше, но до сих пор многие стыдятся того, что они немцы. И мы хотим это вывести из тени. Показать наши ценности. Мы не должны испытывать стыд от того, что мы немцы, это просто есть факт. Германская культура не лучше других. Но она наша. Мы на ней выросли.

В случае с Якобом, его непонимание стихов Тилля только плюс, но ведь большинство в Rammstein привлекает именно заставляющая думать лирика – иногда игривая, иногда провокационная.

Это верно. Особенно для Германии. У нас фанаты по всему миру, и большинство из них понимают нашу лирику с помощью словарей. Многим нравится звучание немецкого языка и по их мнению он хорошо ложится на нашу музыку. А писать на немецком очень трудно, я имею в виду для рок-жанра. Но, конечно, для хитов всё возможно! (смеётся) А основа философии Rammstein в том, что мы играем музыку для себя. Когда мы пишем песни, когда Тилль пишет к ним стихи, мы никогда не говорим об успехе или о деньгах. Вот такие мы эгоистичные подонки, но это правда ! (смеётся) Нам не нужно благодарить фанов за то, что они покупают наши CD или слушают наши песни. Мы что-то делаем настолько хорошо, насколько просто можем. Нам нравится это занятие, а остальное для нас идёт бонусным приложением. Мясник не благодарит же каждого, кто купил его сосиску. Подумайте, ведь это вы к нему пришли потому, что вам нравятся сосиски, а не потому, что хотели его выручить или как-то помочь, и вы знаете, что он не положит негодное мясо. Вот так и с Rammstein. Если вам нравится музыка – вы её покупаете или скачиваете и слушаете. И в этом нет ничего такого, за что мы должны были бы кого-то благодарить. Конечно, нам приятно, что мы нравимся туче народа, но мы бы писали точно такую же музыку, мы бы снимали точно такие же клипы, даже если бы у нас было всего 12 фанов, потому что мы играем изначально для себя. Фаны безуспешно могут требовать от нас сделать альбом таким, или таким. Такие решения - не их дело. Если им не понравится новый диск – они пойдут и будут слушать другую группу. На этот раз мы решили сделать более тяжёлый альбом и это совпало с желанием большинства поклонников. Но этот альбом был бы абсолютно таким же, даже если бы они хотели услышать кардинально иные вещи. Это же относится и к стихам Тилля.

Я думаю, это не простая задачка – шестерым достичь согласия, так ?

Так. Мы – шесть человек, у которых в принципе нет ничего общего. Кроме музыки. Это одна единственная вещь, которая держит нас вместе. Конечно, мы можем и много от души посмеяться, и часто наслаждаемся обществом друг друга; но ни в плане музыки, ни в плане идеологии мы не похожи. Но я иногда думаю, что это как раз хорошо. О музыке: во первых, есть партия консерваторов. Они не хотят ничего менять. Они как поклонники AC/DC. Их вводит в ступор малейшее изменение (смеётся). Если бы эта партия встала во главе группы, мы бы и сейчас играли дебютный Herzeleid 1995-го… И есть другая партия, которая всё время хочет что-то перевернуть в Rammstein. И если бы они попали к власти, то это также привело бы к катастрофе! Народ был бы в шоке от каждого нашего релиза. Самое трудное – найти дорожку посерёдке. Менять себя в рамках Rammstein без потери нашей индивидуальности.

Ну, и что ты думаешь о LIFAD ?

Жестче, тяжелее, сырее. Агрессивная энергия старого Rammstein снова проявилась в этом альбоме, но без возврата к танц-индастриалу, что отличало нас раньше. Из современного металла можно почерпнуть много вдохновения. Мне нравятся тяжёлые темы, а наш ударник ЛЮБИТ жесткую музыку. Если бы решал только он, все песни были бы полны doublering (смеётся). Ему нравятся группы типа Dimmu Borgir или Meshuggah. Будь его воля, он бы из Rammstein сделал экстрим-металл группу. Но эта не очень хорошая идея пока не возможна, потому что мы всё еще шесть человек, которые тянут Rammstein в шесть разных направлений.

Давай поговорим о новом скандальном видео – Pussy! Как вам пришла идея снять клип в стиле порно?

Я по сей день сам часто задаю себе этот вопрос ! (смеётся) Не стояло за этим никакого великого мозгового штурма. Когда альбом был готов, мы сели общаться с издателями, они предложили нам типичный старомодный путь. То есть - первый клип должен быть на типичную раммштайновскую песню, чтобы послать фанам месседж – мы вернулись и у нас есть новый альбом. И мы все сочли это жутко скучным. Наша идея заключалась в том, чтобы взять абсолютно не типичную песню и сделать на неё такое видео, которое бы привлекло всеобщее внимание. Давайте сотрясём систему! И показался совершенно очевидным выбор Pussy для сингла. Ну и что мы могли сделать на песню с таким названием – Pussy? Мы уже знали, что хотим работать с Йонасом Акерлундом, и мы отправили ему материал. Через несколько часов он нам ответил, сказав, что у него есть идея : «Что произойдёт, если мы снимем на это порно-клип?» Мы дружно сказали быстрое и немедленное Да! Мы тогда и не предполагали, во что мы ввязались…

Вы сожалеете об этом? Но ведь шесть с половиной миллионов человек посмотрело это видео только за первую неделю…

Рекламный эффект безусловен. Но я не уверен, будет ли это хорошо для нас в будущем. Съёмки-то были достаточно вульгарными, а уж когда мы увидели конечный продукт – мы за головы взялись…

Как снимался клип? Вам смонтировали головы на тела порно-актёров?

А ты как думаешь?

Я вообще-то не думаю, что вы бы стали сниматься в реальных порно-сценах.

Я тоже! (смеётся) И хотя у нас в группе есть люди, которые придерживаются той же точки зрения, но именно они были хорошо видны на протяжении всего клипа (смеётся)

Что сказал издатель?

Конечно, первая реакция была, что они не хотят иметь ничего общего с этим делом! (смеётся) Я бы не сказал, что им эта идея понравилась. Но у них своя логика – они не имели не малейшего представления о том, что можно сделать с клипом, который нельзя крутить на ТВ и который никогда не будет закачан на youtube! У них это было основной проблемой. Мы уже знали, что представим наш клип на хорошо продвинутом хардкор-порно-сайте и план перешёл в действие. Но с этого момента наши друзья, родственники и семьи стали странно на нас смотреть. Задумка, которая казалась отличной идеей, после этих скандалов перестала быть столь привлекательной. Но, конечно, это не тот вопрос, по которому мы все согласны. Некоторым участникам группы до смерти надоели постоянные скандалы, которые сопровождают нашу деятельность. Было бы не плохо сконцентрироваться на туре, просто играть музыку, а это всё усложняет. Я могу понять разочарование одного из моих лучших друзей. Его 9-ти летний сын большой фанат Rammstein. И он, и его друзья, конечно же посмотрели это видео. И мой лучший друг сказал, что он был реально обескуражен тем, что мы там делали. По его словам – ему нет дела до маркетинга и рекламы, но он очень зол от того, что его сын смотрел сцены, подобные этим. И мне, к сожалению, нечего было ему ответить на это.

Он также рассказал об альбомах:

Herzeleid – 1995

Мы все впервые встретились перед релизом дебютного альбома. Но большинство из нас знали друг друга по рок-сцене Восточной Германии, которая не была очень большой. Когда стена рухнула, Германия вновь объединилась, и это давало нам большие возможности. Но в тоже время нам в конкуренты попадали все западные группы, так что нам надо было выделиться. Был короткий период, когда мы хотели уйти в такие направления, как гранж. Но быстро поняли, что это будет глупо. Тогда мы решили, что не будем мэйнстримом, мы не хотели походить на американские группы, мы хотели быть истинно немецкой группой с немецкой лирикой! Было очевидно, что на таком пути мы можем оказаться сильны. Мы поставили свои истоки во главу угла. Мы работали с немецким менталитетом, мы создали несколько вещей в стиле german volk, но мы оставили место для классического рока и индастри-эффектов как Ministry. Вот так родился и дебютировал Rammstein. Наши шоу уже пользовались успехом, и это во многом нам помогло.

Sehnsucht – 1997

В глубине души мы чувствовали, что Rammstein мог бы быть успешен и в Америке, но в этом было трудно убедить нашего издателя. Просто не было прецедентов до этого. С немецкими текстами никто не может стать популярным за пределами страны. И мы пытались найти тех, кто смог бы в это поверить. У нас было несколько очень удачных концертов перед релизом нового альбома, таким образом мы смогли попасть в совместный тур с Korn и Limp Bizkit. Мы оказались в нужное время в нужном месте! (смеётся) Американское радио крутило Rammstein всё чаще и чаще, а наш вокалист обнаружил, что мы можем играть на сцене под гигантское пиро-шоу! И это произвело грандиозный эффект! Сначала он просто начал кое-что взрывать во время инструментальных партий, но потом ему вообще сорвало мозг! Тилль любит пошутить, что за свой успех мы должны быть благодарны исключительно пиротехнике (смеётся). А однажды его арестовали в Америке за половой акт на сцене с нашим клавишником…

Mutter – 2001

Для меня Mutter наш лучший материал. Я люблю саму эту музыку, плюс у меня много хороших воспоминаний о записи альбома. Мы записывались в южной Франции, в очаровательном местечке. Всё вокруг было столь мечтательно-романтично, что нас постоянно преследовало чувство вины за то, что нам так хорошо во время работы (смеётся). И вы можете уловить это хорошее настроение на альбоме. Если сравнить его с предыдущими альбомами – он разительно отличается. Этот материал стал достижением и глобально продвинул нас. Благодаря успешному американскому туру, всё больше и больше людей начали верить, что Rammstein может стать популярен во всём мире, а не только в Германии. Под конец мы смогли убедить в этом и Англию тоже! Было забавно наблюдать лица тамошних фанов, которые пытались подпевать нам, но не имели ни малейшего представления, о чем стихи (смеётся). Буду честен – мы такого не ожидали. Мои любимые песни на альбоме – Sonne и Links 2-3-4. Песней Links 2-3-4 мы хотели сказать, что мы не имеем никакого отношения к политике. Но как всегда находятся люди, которые не правильно понимают лирику
этой песни.

Reise, Reise - 2004

Успех Mutter серъёзно продвинул группу, и когда Рихард попытался взять контроль, гармония была нарушена. У нас возникли серьёзные внутренние проблемы, мы даже говорили о распаде группы! Но затем он начал свой сольный проект и гармония восстановилась. Этот альбом мы записывали в южной Испании, чтобы выбраться из обычной среды. В это время Рихард переехал в Нью-Йорк, он успокоился и демократия вернулась. Мы написали песню Amerika чисто для развлечения, но война в Ираке придала ей совершенно другой оттенок и смысл. Некоторые превратно понимали – почему мы смеёмся над ними, если они воюют и за нас тоже. Ну что ответить на это? Это действительно политическая песня, но сколько в ней юмора! Другой скандальной песней стала Mein Teil, основанная на истории каннибала. Но
это всё реальная жизнь. Мы просто написали песню о том, что видели в новостях. Но конечно мы вытащили на сцену огромный котёл, чтобы кого-то «поджарить»….

Rosenrot - 2005

Этот альбом - сиквел Reise, Reise. Но даже больше смесь. На нём есть песни и эпохи Mutter, и из предыдущих времён, и конечно новые песни. Я не считаю его настоящим альбомом Rammstein. Он в нашей дискографии, но так или иначе – это не альбом. Для меня это просто Reise, Reise vol. II. На нём есть несколько неожиданных и экспериментальных тем. На песне SNVM мы работали с вокалисткой Texas, Sharleen Spiteri. У неё фантастический голос, но в итоге это всё же не Rammstein, если вы меня понимаете… Это совместное творчество может и было захватывающим и интересным, но звучание Rammstein настолько особенное, настолько завязано на шестерых людях, что конечный продукт получается довольно странным, если к нам кто-то присоединяется. Но этот материал был хорош для того, чтобы взять паузу
на год. И мы не особо много общались друг с другом в это время.

LIFAD - 2009

Длительный перерыв пошёл группе на пользу. Но в кое-ком из нас «перегорело» желание играть музыку, писать новые песни, ехать в тур. Трудно было начинать. Мы делали его два года. Но мы себя не ограничивали во времени. Был период, когда мы брали паузу на 6 недель после 2х недель работы! (смеётся) Но я с гордостью могу сказать,
что это один из наших лучших альбомов. Во первых, песня Pussy привлекла всеобщее внимание своим порно-клипом, но песня о Josef Fritzl – Wiener Blut – намного более тяжёлая. Это не Mein Teil часть 2-ая, в музыкальном плане она
абсолютно иная, более экспериментальная. Это пугающе, это как короткометражный фильм ужасов. Мы «рожали» этот альбом очень тяжело, но он стоит этих страданий. Во время записи мы даже говорили о том, что демократия в группе не всегда хороша. Дело должно быть сделано, а для этого иногда требуется лидер…

Источник
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 xx xx - Interview Paul, Metal Hammer, Hungary
Страница 1 из 11
Поиск: