[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 10 19 - Interview Richard, Welt.de
[TEXT] 2009 10 19 - Interview Richard, Welt.de
SpringДата: Понедельник, 11.11.2013, 19:23 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 1627
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
2009 10 19 - Interview Richard, Welt.de

Rammstein слишком хитры, чтобы быть справа.

Они – самая успешная рок-группа Германии. На новом альбоме «Liebe ist für alle da» они как обычно выдают ужасы. Журнал WELT ONLINE поговорил с их гитаристом Рихардом Круспе о порно, национальных символах и предстоящем вскоре конце группы.

Черные волосы, тяжелые кольца, черные глаза – Рихард Круспе выглядит в точности так, как можно себе представить участника Rammstein. 42-летний мужчина сидит за большим столом в помещении студии звукозаписи Universal в Берлине, курит и приветливо улыбается. Может снова начаться дискуссия на тему: Rammstein – опасные провокаторы или же гениальные творцы своего произведения искусства?

WELT ONLINE: Господин Круспе, последний сингл Rammstein «Pussy» поднялся на первое место в немецких чатах. Не смотря на то, что клип не разрешили показывать по телевизору.

Рихард Круспе: Любая другая группа сказала бы: мы не можем снять порно, это же никогда не покажут по телевизору. Я слышал, что в течение 2-х недель это посмотрели более 2-х миллионов человек. Так что есть другие пути, не всегда нужно изгибаться при этом. Песня «Pussy» очень самобытна в отличие от других песен на альбоме. Наш вокалист Тилль написал сначала текст только на английском языке, и по моим ощущениям текст сначала был на критической границе.

WELT ONLINE: По содержанию?

Рихард Круспе: Да, по содержанию. Всего слишком много. Есть определенный юмор, это, я считаю, хорошо, но есть и границы. Затем Тилль по просьбе группы добавил строчки на немецком. Так текст получил юмористический оттенок, теперь я с этим могу хорошо жить. Это необязательно то, чем я определяю Rammstein, но Rammstein – это только микс из шести разных людей.

WELT ONLINE: А у кого же появилась идея о порно-клипе?

Рихард Круспе: Мы спросили режиссера Йонаса Акерлунда. Он прослушал песню и через 3 часа прислал в ответ E-Mail: «Давайте начнем революцию, давайте сделаем порно». На лицах участников группы можно было увидеть только широкие ухмылки.

WELT ONLINE: Но вы взяли себе дублеров?

Рихард Круспе: Ну..это большой вопрос. Все равно. Это было прекрасное испытание. Я всегда думал, что снимать порно – грязно и холодно, но это вовсе не так. Все люди были исключительно приветливы и очень обходительны.

WELT ONLINE: Но текст не особенно приветливый и обходительный.

Рихард Круспе: Про текст я не могу и не хочу ничего говорить. Я не пишу текстов.

WELT ONLINE: Но вы только что сказали, что первая версия текста для вас была слишком наполнена.

Рихард Круспе: Нет, она не была для меня слишком переполненной. Для меня она была слишком плоской. Со строчками на немецком она приобрела определенный юмор, который я могу перенести.

WELT ONLINE: Это называется, чтобы текст смогли понять немецкие секс-туристы в качестве критиков?

Рихард Круспе: Если вы это так видите.

WELT ONLINE: Я это вижу не так. Но не могли бы вы сказать, каково ваше понимание текста?

Рихард Круспе: Для меня это песня для вечеринки, не больше и не меньше.

WELT ONLINE: Строчку "Steck Bratwurst in dein Sauerkraut" можно орать, исключительно, будучи пьяным.

Рихард Круспе: Я думаю, это очень весело.

WELT ONLINE: А как быть с теми, кто не понимает этот юмор? Пьяная толпа мужчин по дороге на «молниеносную войну с оружием из плоти»/«Blitzkrieg mit dem Fleischgewehr»?

Рихард Круспе: Агрессия существует в любом обществе, она проявляется по-разному. Мои дети, которым 17 и 18 лет, так не делают. Единственное, что я могу сделать в своем маленьком кругу – это следить, чтобы такие вещи протекали по-другому. Но когда ты человек искусства, и начинаешь думать над такими вещами, то начинаешь сам себя ограничивать. Я вырос в такой системе, где постоянно был подвержен цензуре.

WELT ONLINE: А как же вопрос об ответственности?

Рихард Круспе: Я не из тех, кто водит указательным пальцем и говорит: «Вы должны так делать». Мы так никогда не делали.

WELT ONLINE: Но не хотите ли вы сказать, что хотите что-то критиковать, притом что вы слишком утрировано изображаете состояние общества?

Рихард Круспе: Да, может это и так. Но это вовсе не значит, что мы говорим людям, как им нужно жить. Каждый сам ответственен за свою жизнь. Каждый сам должен получить собственный опыт, чтобы чему-то научиться. Мы не являемся мессией.

WELT ONLINE: Тогда ваша музыка – это только проявление ваших личностей?

Рихард Круспе: Во время создания музыки, конечно, развивается и собственная динамика, с который ты живешь. Это те вещи, на которые нельзя повлиять.

WELT ONLINE: Обложка вашего альбома напоминает картины Рембрандта.

Рихард Круспе: Иероним Босх, пожалуй, лучшее сравнение. Обложка появилась в ходе работы вместе с испанским художником, который это просто попробовал. Журналисты всегда имеют право на критику. Но хорошие вещи случаются по определенной наивности.

WELT ONLINE: Что за железный монстр с зубами на обложке вверху справа?

Рихард Круспе: Это, должно быть, такой вид инопланетян. Я опять забыл. Было здорово, что при этом воображал себе художник. Это такой вид инопланетян, который съедает всё потребительское общество. То, что создал художник, очень по-философски.

WELT ONLINE: А обнаженной женщине, которая лежит на столе отрубают руки?

Рихард Круспе: Да, но не надо сейчас воспринимать это дословно, а в том смысле, что с ней жестоко обращаются.

WELT ONLINE: Выглядит как жертвоприношение.

Рихард Круспе: А я на картине больше вижу бездну этого мира.

WELT ONLINE: Рядом с женщиной у стола стоят двое мужчин, которые застегивают брюки. Вы один из них?

Рихард Круспе: Нет, это не я.

WELT ONLINE: Это же сцена изнасилования?

Рихард Круспе: Если вы так хотите видеть. Я считаю искусство интересным тем, что оно оставляет вещи открытыми.

WELT ONLINE: Перейдем снова к….

Рихард Круспе: …к сложным вопросам? У вас нет ничего другого, о чем мы могли бы поговорить? О чем-нибудь прекрасном? О жизни?

WELT ONLINE: У меня есть еще один вопрос по вашему альбому.

Рихард Круспе: Ок, еще один.

WELT ONLINE: Вы совершенно отчетливо используете национальную символику. Будь то флаг Германии, кафедру, которая напоминает картину с речью Гитлера…

Рихард Круспе: Да, но это в очень юмористической форме. «I can't get laid in Germany» - это уже очень весело.

WELT ONLINE: Я не думаю, что вы ультраправые.

Рихард Круспе: Нет, для этого мы слишком хитрые (смеётся).

WELT ONLINE: Почему в ваших песнях секс всегда связан с борьбой и войной?

Рихард Круспе: Для меня всегда секс связан со страстью. Я романтик. С другой стороны, мне нравится, когда это драматично. Сейчас мы должны вернуться очень далеко в моё детство, чтобы увидеть, что там, возможно, не удалось. Я думаю, что музыканты более или менее неосознанно передают вещи драматично и скорбно. Во всяком случае, так у Rammstein.

WELT ONLINE: Вы верующий?

Рихард Круспе: Религиозный? Нет, я верю в справедливость.

WELT ONLINE: Справедливость, которая возникает в самом человеке или которая возложена извне?

Рихард Круспе: Я думаю, существует идея. Некоторые говорят, что это Бог. До того, как делаются какие-то вещи или до того, как они возникают, всегда была идея, из которой и существует чувство справедливости. Понимаете? Я верю, что в жизни очень важно существование наказаний за какие-то вещи. Я верю в принцип судьбы и в принцип кармы.

WELT ONLINE: Но если есть такое наказание, не подходит ли какое-нибудь яркое наказание и к Rammstein?

Рихард Круспе: Мы высказываем только то, что является реальностью или частью общества. Раньше церковь говорила, что добро, а что зло. Но это бред. Только потому что кто-то имеет сексуальную ориентацию, которую церковь причисляет ко злу, это не равняется неправде, напротив.

WELT ONLINE: В «Liebe ist für alle da» тоже имеется в виду, что любая форма любви, даже общественно запрещенные, является частью человека?

Рихард Круспе: «Liebe ist für alle da» - это очень христианская мысль. Конечно, можно себя спрашивать, действительно ли тогда любовь для всех. Я бы хотел, чтобы это было так. Можем ли мы простить тех, кто понял любовь ошибочно? Об этом я часто размышляю, терплю неудачу, немного продвигаюсь вперед и снова возвращаюсь назад. Как раз, когда становится 40. Кое-что происходит. Особенно, у мужчин.

WELT ONLINE: Да? Что же?

Рихард Круспе: У меня есть 2 возможности в жизни: быть счастливым или быть известным. И как музыкант ты пытаешься вести значительный образ жизни. Моя проблема в том, что тоска по счастью очень велика, а сила, которая нужна мне, чтобы быть творческим, приходит из страдания. Даже если ты не страдаешь, ты пытаешься как-нибудь наполнять жизнь, чтобы снова смочь творить. Это круговорот. Если бы я был счастлив, я не хотел бы больше писать песни. Я пытался найти счастье снаружи. И сейчас, в 40 лет, ты находишься в положении, когда пытаешься найти внутри что-то, что сделает счастливым.

WELT ONLINE: А вы не можете подгадывать творческие моменты?

Рихард Круспе: Раньше я пытался это сделать с помощью наркотиков. Я принимал слишком много кокаина. Ты достигаешь таких масштабов, до которых иначе никогда бы не дошёл. Ты можешь 8 часов редактировать басы. Эта творческая сила приходит ко мне в разные моменты. Она жужжит в воздухе, и единственное, что можешь сделать ты – это быть открытым ей. Затем этот момент снова уходит. Как если бы пролетало мимо облако, ты хватаешься за него, а затем ждешь следующее.

WELT ONLINE: Говорят, этот диск может быть последним у группы. Не распадаются ли Rammstein?

Рихард Круспе: В настоящий момент с опытом последнего диска я не могу себе представить, чтобы снова идти в студию. Но я бы мог представить себе, дальше отправиться в турне. Ты попал в группу с определенным имиджем. Это как мыльная опера, которая никогда не кончается. У тебя есть характер, который ты играешь. И демократия Rammstein. У нас обсуждения ежедневно. Мы говорим обо всём, и все согласовано. В пределах группы у тебя нет сексуального разряда, который был бы у тебя в отношениях. У нас всё как в долгом браке. Просто больше друг с другом не спишь так охотно.

Интервью: Laura Ewert

Источник: www.welt.de
Перевод: Spring for Rammclan.ru
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 10 19 - Interview Richard, Welt.de
Страница 1 из 11
Поиск: