[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 10 13 - Interview Paul and Flake, Faz.net
[TEXT] 2009 10 13 - Interview Paul and Flake, Faz.net
SpringДата: Суббота, 09.11.2013, 18:32 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 1637
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
2009 10 13 - Interview Paul and Flake, Faz.net

Интервью с Rammstein
«Мы хотим гнева»


13.10.2009. 15 лет Rammstein реализовывают идеи, которые общественность находит отвратительными. По словам гитариста Пауля Ландерса и клавишника Кристиана Лоренца люди сейчас настолько безучастные, что может помочь только сила. Они хотят провоцировать и получают от этого удовольствие.

Новое видео Rammstein – настоящее порно. Было сложно отыскать еще одно табу?

Кристиан Флаке Лоренц: Собственно, мы его хотели много лет назад еще снять.
Пауль Ландерс: Все постоянно думают, что мы все садимся вместе и рассуждаем: Как еще можно провоцировать? Какого табу у нас еще не было? Но все не так. То, что мы делаем – это противоположность коммерческому.

И этим вы зарабатываете поразительно много денег.

Ландерс: Как ни странно. Мы сошлись 15 лет назад, потому что хотели делать монотонную, притупленную музыку. Мы стояли в подвале и шумели. Мы никогда не пытались искать успех. Мы делаем то, что находим хорошим. Всегда. И когда мы вшестером вместе, у нас выходят идеи, которые общественность находит отвратительными. А у нас это просто так.

Но вы же хотите провоцировать?

Лоренц: Безусловно. Все настолько «затоплено», что обычно не проберешься к людям. Раньше в восточном Берлине люди прислушивались, чтобы уловить тонкости между строк. Сейчас люди настолько безучастные, что помогает только сила.

Что думают ваши партнерши о видео Pussy?

Лоренц: Моя жена в восторге. Она считает, что все лгично: порно и рок-н-ролл – единое целое.

Как проходили съемки?

Лоренц:Сначала было как у зубного врача. Мы сидели в борделе в Шарлоттенбурге и должны были заходить по очереди. Я ужасно боялся и стал пить для мужества. Но я не думал, что все пройдет по-деловому. Чисто механически.

А общество в целом?

Ландерс: Мы не думаем. Вы можете это себе представить так: несколько молодых людей разбивают стекло на автобусной остановке, они бесятся, высоко подпрыгивают, немного смеются, а взрослые качают головой. Но молодых людей это не волнует.

И что вы делаете сейчас, когда вам больше 40 лет?

Ландерс: Возможно, мы остановились.
Лоренц: Нам также понравился этот протест, что видео не показывают по MTV.
Ландерс: Мы музыканты. Мы не хитрые. Но я чувствую инстинктивно, что это видео, это порно – контрольная точка. Это видео – прощание. Мы сделали видео, чтобы его нельзя было смотреть. Ведь песня и без видео гениальна: молниеносная война с оружием из плоти; вставь сосиску в свою квашеную капусту. (Blitzkrieg mit dem Fleischgewehr. Steck Bratwurst in dein Sauerkraut). Я лопнул со смеху.
Лоренц: Это интернациональная песня. Там есть слова, которые знают во всем мире.

Rammstein – это особенная немецкая группа?

Ландерс: Мы всегда хотели быть немецкой группой. Мы спрашивали себя: что, собственно, значит немецкий? Страна достаточно ущемлена. Запад еще больше, чем восток. При этом все другие страны находят немцев милыми. Наше обращение к немцам звучит так: всё не так плохо. Мы же здесь.

Это также подходит для песни на вашем новом альбоме о преступлении в Амштеттене?

Лоренц:Если что-то такое случается в мире, мы говорим об этом. В какой-то степени, мы уполномочены в этом, потому что только мы можем по-настоящему повлиять в этом случае.

Можно даже сказать, что вы увлекаетесь жестокостью и извращением преступления.

Ландерс: Вы можете так сказать, это политически корректно. Но вы же не спрашиваете Квентина Тарантино, почему в «Убить Билла 2» так много крови? Мы не политически корректная группа. Такими мы никогда не хотели быть. Мы хотим провоцировать, мы хотим гнева и от этого получаем удовольствие. Мы поем о темных сторонах человечества. Но над нами можно смеяться.

Rammstein считаются мрачными, воинственными и брутальными. А в частной жизни вы такие же жесткие парни?


Лоренц: Нет частного. Rammstein это Rammstein.
Ландерс: Тяжелые группы по большей части славные. Чем тяжелей группа, тем приветливей её участники.
Лоренц: Шведские дэт-металлисты в репетиционной носят шлепанцы, курят на улице, вежливые, тихие и спокойные.
Ландерс: А исполнители эстрадных песен носилуют детей.
Лоренц: Как Курт Деммлер.

Изменяется ли личность, когда 15 лет постоянно поешь о крови и ужасе?


Ландерс:От этого мы только милей. Как группа Rammstein мы можем делать такие вещи, на которые вы, как среднестатистический человек, не осмелитесь. Мы можем даже снять порно, о чем мечтают многие мужчины. На нашем концерте можно даже банковскому служащему кричать низким голосом «Rammstein» и трясти кулаком, а на следующее утро он должен исправно встать в 8 и в костюме отправиться на службу. Это наша задача. Мы являемся переключателем.

Но в какой-то момент времени все меняется: террористы Беслана и преступники Литлтона (Колорадо) тоже слушали Rammstein.

Лоренц: А на завтрак они тоже ели белые булочки.

Что это значит?

Лоренц:Мы делали много вещей, которые ничего общего с их преступлением не имели. Я думаю, тяжелая музыка растворяет агрессию. Возможно, они слишком мало слушали Rammstein.

Собственно, как я могу себе представить это: 6 в какой-то мере зрелых мужчин играют вместе уже 15 лет?

Лоренц: Это как в сказке: «Вшестером весь свет обойдем». Один может что-то одно, другой – что-то другое, а другие также могут это оценить.

В чём ваш конёк?


Ландерс: Я скажу, что может Флаке, а Флаке скажет, что могу я. Тогда это будет не так неловко.
Лоренц: Ок.

Ландерс: У Флаке изысканный вкус, который очень важен, когда речь идет о том, что было бы неприятно для крутой группы. Например, Флаке бы отклонил выступление группы на шоу «Спорим, что…»(прим- телешоу в Германии с 1981 г.). Он также наблюдает за тем, чтобы не было слишком плоско (пошло) или произвольно, «гладко выглажено» или приторно. Он ненавидит скрипки и слащавые аккорды, он ненавидит, когда слишком прекрасно.

Лоренц: А Пауль наш главный ответственный по гневу. Когда мы медлим, он говорит: «как раз сейчас». Он прям как хороший кучер. Когда наступает рутина, когда поводок начинает срываться, Пауль может строго повлечь за собой и удержать команду.

Было ли время, когда вы нуждались в групповой терапии или супервидении?

Лоренц: Никогда. Групповая терапия ведь то, что мы делаем. Для меня важно, чтобы был кто-то, кого видишь каждый день и который говорит: «Лучше не обувай эти ботинки». Группа людей, которые меня отражают.

Вы действительно встречаетесь каждый день?


Лоренц:Разумеется.
Ландерс: Мы видим друг друга чаще, чем свои семьи.

Вы оба в ГДР играли в панк-группе Feeling B. Сейчас уже 20 лет как упала стена. Есть ли тоска?

Ландерс:У Флаке да. Он этакая «восточная оспа».
Лоренц: У меня нет ностальгии по востоку. Я лишь запад считаю дерьмом.

Что бы вы хотели вернуть?

Лоренц: Если подумать, всё. Правда я говорю только за себя.
Ландерс:Мы не типичные. В отличии от большинства мы находили восток весёлым. Вокалист Feeling B рассматривал ГДР с мудростью побывавшего в дальних краях, и он способствовал тому, чтобы и у нас был такой же взгляд.
Лоренц: ГДР была игрушечной страной. Были группы, переигрывающие The Rolling Stones, они и держались как настоящие Stones на западе. Это не имело ничего общего с реальным миром.
Ландерс: Не поймите нас неправильно. Многие страдали или были упрятаны за решетку. Но нас не преследовали, мы танцевали на своей волне. С востока мы вычерпали самое лучшее. Я расскажу один пример: Мы садимся в поезд, потому что хотим на Балтийское море, при этом не имея ни гроша. Для этого маленький, обшитый бархатом ящик, бывшие шахматы, посеребрённая медная проволока, щипцы и пестро-выкрашенные листики. Из этого в поезде мы делали серьги. До того, как до нас доходил проводник, мы зарабатывали денег больше, чем стоил билет на поезд. Люди выстраивались в очередь. Это и был для нас восток.

А сегодня не аналогично?

Лоренц:У меня было тоже основное понимание востока. Если на вывеске было «Зерно является собственностью народа», я не бежал на поле. Я соглашался с этим, считал, что это хорошо. Я чувствовал, что разделяю ответственность за крупные дела. Даже в качестве панка. Мы уступали места пожилым женщинам в трамвае и переносили детские коляски. Это было осмысленное существование.

Этого чувства вам сегодня не хватает?


Лоренц: Да. Сейчас деньги – новый Бог.

Но этого у вас более, чем достаточно.

Лоренц: Так я борюсь с системой. Я отбираю у неё деньги.
Ландерс: Это вовсе не так.
Лоренц:Но звучит хорошо.

Rammstein стали логическим последствием воссоединения Германии и этого кризиса смысла?


Лоренц: Мы должны были найти новое средство для отстаивания идеалов. Feeling B этого больше не достигали.

Почему?

Ландерс:В ГДР Feeling B были на границе дозволенного. Мы экспериментировали, что можно, а что нет. Когда возникали границы, мы тут же были в середине. А наш противник переходил наверх. На востоке это было просто. Затем мы узнали и на западе, что подобает, а что нет. Это наше предназначение: быть на границах хорошего вкуса и нервировать людей.

Против чего же Rammstein сейчас?

Лоренц: Я считаю людей в целом не хорошими. Я осуждаю этих людей в Пренцлауэр-Берге, которые в наушниках заказывают себе кофе Того. Когда у них не хватает вежливости вытащить затычку,когда они разговаривают с официанткой, меня это ужасно злит.
Ландерс:Меня выводит из себя трусость. Немцы унижаются из-за страха потерять работу или разозлить шефа. Это опережающая самоцензура, которая препятствует многим хорошим вещам. Люди изворачиваются и хотят как можно меньше вызывать недовольство. Это меня дико нервирует. Мы как раз пытаемся делать противоположное.

Шок-рок из восточного Берлина.
Название группы, происходящее от авиакатастрофы, тексты про инцест, насилие, садомазохизме и каннибализме, к этому грубый метал, крайний пуризм (прим. - стремление к чистоте литературного языка, к изгнанию из него всяких посторонних элементов) и временами опасно из-за большого количества огня на сцене: со всем этим Rammstein – самая успешная немецкая группа современности заграницей. Тем не менее, на родине эти плохие парни как популярны, так и сомнительны, несмотря на то, что им больше не приписывается правая экстремистская направленность. Как и следовало ожидать, их шестой студийный альбом „Liebe ist für alle da“ (Universal), который с пятницы в продаже, тоже мрачная оргия о сексе и власти. В конце ноября группа отправится в тур.

И вот встреча в „Pratergarten“, где туристы и жители Пренцлайэр-Берга (района в Берлине) дружно проводят летние ночи под каштанами, а зимой едят кнедлики (прим. - отварное изделие из хлеба или картофеля). „Rammstein“Universum (мансардный этаж над клубом Knaack с менеджментом, мерчендайзингом и студией) находится недалеко отсюда. Кристиан Флаке Лоренц, родившийся в 1966 г. в этом районе, клавишник, приехал на велосипеде. Пауль Ландерс (восточный берлинец, год рождения – 1964 г., гитара) – пешком. Оба в черном. Ландерс (с серебряной цепочкой и кольцом в виде черепа) много смеется и обворожительно приветлив. Лоренц (в смятом пиджаке) после заболевания свинкой слышит хуже и говорит, что ему все время нужно время согреться. Поэтому он заказывает много пива. Никто из гостей их не узнает. По словам Лоренца, ему редко нужно прятаться на рынке.
Оба музыканта во времена ГДР играли в группе Feeling B, долгое время жили вместе в съемной квартире и в 1994 г. вместе с Тиллем Линдеманном (вокал), Рихардом Круспе (гитара), Оливером Риделем (бас) и Кристофом Шнайдером (ударные) основали группу, которая сделала их богатыми. Школьная карьера? Где-то перед выпускными экзаменами закончилась. Образование? – Не важно. У обоих есть семьи. Восьмилетний ребенок Ландерса при случае спрашивает, почему Флаке прячется в кастрюлю на сцене. Тогда отец отвечает, что они решили, что это было бы хорошо.

Интервью Julia Schaaf.

Источник: www.faz.net
Перевод: Spring for Rammclan.ru
 
AlonsoДата: Суббота, 09.11.2013, 19:43 | Сообщение # 2
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Цитата Spring ()
Но в какой-то момент времени все меняется: террористы Беслана и преступники Литлтона (Колорадо) тоже слушали Rammstein.
Лоренц: А на завтрак они тоже ели белые булочки.

Молодец Флаке.
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 10 13 - Interview Paul and Flake, Faz.net
Страница 1 из 11
Поиск: