[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2010 xx xx - Interview Schneider, Metal Hammer
[TEXT] 2010 xx xx - Interview Schneider, Metal Hammer
ГорынычДата: Воскресенье, 25.08.2013, 03:43 | Сообщение # 1
Группа: Site friend
Сообщений: 1014
Репутация: 631 ±
Статус: Off Clan
Кристоф Шнайдер из Rammstein в рубрике "Моя История Жизни – Карты, которые раздала им жизнь"

Барабанщик Rammstein рассказывает о своей жизни в бывшей Восточной Германии, о всех “плюсах” и “минусах” игры в демократической группе, и куда он мог бы пристроить свой член…

Когда и где ты родился?

Кристоф: Я родился в 1966 году в Pankow, пригороде Берлина. В “Википедии” написано, что у меня, якобы, шесть братьев и сестер, но это не правда: у меня всего одна сестра, на два года младше меня. В той же “Вики” написано, что первую барабанную установку я получил от одного из своих “братьев”, что также неверно.

А это правда, что сначала ты играл на трубе?


Да! Мои родители хотели, чтобы я научился играть на этом инструменте, поэтому отправили меня в спецшколу на базе пионерского социалистического оркестра. Мне предложили на выбор, научится играть на трубе, кларнете или тромбоне, но я выбрал тот инструмент, который, на мой взгляд, мог бы освоить с наибольшей легкостью. Оказалось, что я талантливый парень и тогда меня отправили учиться, и буквально через час я уже играл свое первое разминочное упражнение. Через год я уже играл в оркестре, в составе которого начал давать концерты. Мне всегда говорили, что я мог бы сделать карьеру оркестранта, о чем, в принципе, мне пришлось задуматься.

И как же тебя угораздило пересесть за барабаны?


Играя в оркестре, я заинтересовался барабанами, здоровенными такими барабанами, и маленькими тоже, как и рабочими баранами. Когда мы играли что-то из современного репертуара, к нам подключался барабанщик со своей установкой. Я постоянно следил за ним, так как мне очень нравилось само звучание барабанов, и часто я приходил домой и играл на барабанах, причем у меня даже не было своих барабанных палочек. Знаете, фейерверки запускаются с таких палочек? Так вот я играл этими самыми палочками по клочкам бумаги! (смеется) Потом я сказал родителям о том, что хочу выучиться играть на барабанах, и сначала они меня не поддержали. Как мама, так и папа выросли на классике, мой отец был директором оперы, а мать – преподавателем музыки, и рок-музыку они никак не слушали.

Но в конечном итоге смирились?


Я постоянно конструировал самопальную барабанную установку из разных кастрюль и ведер, а потом, когда подрос, лет в 14-ть, у меня появилась моя первая настоящая барабанная установка. Моим близким пришлось с этим смирится, и они разрешили мне репетировать и брать уроки игры. Потом, я захотел научится играть на барабанах, так как мои родители хотели, чтобы я освоил хоть какой-то инструмент, и я ходил в музыкальную школу, в которой последние годы преподавал мой отец. Он то думал, что я без проблем туда поступлю, но я умудрился провалить экзамен! Я уже сносно играл на барабанах, но необходимо быть всесторонне развитым музыкантом, уметь играть на пианино, владеть нотной грамотой, уметь петь. Пришлось мне учится самому и играть свою любимую музыку!

Каково было быть музыкантом в Восточной Германии до падения Берлинской Стены в 1989?

На Востоке, были профессиональные группы в которых играли профессионалы с официальным разрешением исполнять музыку. Профессионалы работали по специальности и имели право зарабатывать на концертах. Музыкант должен был сдать соответствующий экзамен и получить аттестат. Существовали сертификаты трех уровней, и я получил первый! Согласно этого сертификата я мог зарабатывать 4 дойчмарки (1,3 фунта) в час, когда выступал на концертах. Без сертификата выступать, как и связываться с промоутерами, было запрещено. Музыкантам приходилось выживать на подобных условиях. Для получения сертификата нужно было выступить перед экзаменационной комиссией, по типу жури, которое занималось “литовкой” твоего репертуара. Концертный репертуар мог состоять из кавер-версий только на 40%, остальное – оригинальная музыка. И это было очень даже не плохо, так как группам приходилось сочинять собственные песни, и тогда было много интересных команд.

Сначала ты играл в группе Die Firma (The Firm). Что это был за коллектив?


Панк так называемой “новой волны”. Стиль – что-то такое мрачноватое, с готическими влияниями, с текстами песен, протестовавшими против системы. Естественно эти песни были запрещены и мы играли в подполье. Все остальные музыканты Rammstein также играли в разных андеграундных группах. Мы часто выступали в маленьких клубах перед совершенно разношерстными фанатами: фрики, готы, панки. Однако, правительство засылало всюду своих людей, “тайную охранку”. Смешно, но тогда мне казалось, что я играю в самой тяжелой команде на этой сцене, причем два музыканта нашей группы занимались “стукачеством”, а именно вокалист и клавишник! (смеется) Обалдеть! Они не были профессионалами, а наоборот нанятыми шпионами, которые получали небольшое вознаграждение и периодически “стучали”, донося на разных музыкантов на этой сцене.

Впервые Rammstein заявили о себе на конкурсе “Metrobeat” в 1994…


Был в 90-х такой конкурс, когда у молодых команд появлялась возможность отослать свое демо в “Департамент Культуры” в Берлине, а они уже выбирали понравившихся конкурсантов. В качестве приза можно было выиграть сессию записи в профессиональной студии, и нам повезло. Пришли в студию и записали первые четыре песни Rammstein. Эта запись заинтересовала несколько лейблов, но мы решили подождать и обзавестись влиятельным менеджером. Слава богу, что мы подождали и не подписали контракт с каким-нибудь маленьким, независимым лейблом, потому что позднее нами заинтересовались мейджоры.

Состав Rammstein не менялся вот уже 16 лет, как такое вообще возможно?

Мы все друзья и поэтому никому не было смысла уходить. Но с шестью музыкантами в одной группе, трудно принимать решения, так как у каждого свое мнение. С возрастом все становятся только амбициозней, и проблемней! В молодости, нам было легче принимать решения. т. к. у нас была одна цель: мы хотели играть, привлекать внимание и выпускать свои пластинки!

Вы уже давно превратились в стадионную группу, и как вам это нравится?


Мы уже лет десять как популярны: известны во многих странах, но к этому привыкаешь, а надо быть более избирательным. Раньше мы могли радоваться собираясь в Турцию, так как никогда там не выступали, а теперь народ на концерты не рвется, предпочитает сидеть дома и экономить. Стараемся, чтобы в нашей команде не было недовольных, пытаемся уважать желания каждого из нас. Если долго игнорировать мнение кого-то одного из музыкантов, однажды этот парень может уйти по причине непонимания.

Гитарист Рихард Круспе как-то сказал, что Rammstein для него сродни терапии. Ты испытываешь нечто подобное?

Абсолютно. Так оно и есть. Если довольно долго общаешься с одними и теми же ребятами, это превращается в жизненную терапию. Приходится учится работать в одной команде и при этом уживаться с остальными, а также надо учится иногда и уступать. Если вам чего-то очень хочется но больше никто в группе вас не поддерживает, тогда придется отказаться от задуманного. В противном случае, вы начнете всем действовать на нервы, и создадите проблемы себе. Я всегда стремлюсь к лучшему и делаю что-то новое.

Чем ты занимаешься вне рамок Rammstein?


Стараюсь поддерживать форму, а еще задумал одни сторонний проект. Теперь Rammstein все дольше и дальше делают “технологические перерывы” в своей карьере, потому что некоторые из нас стали семейными людьми. Я женился, но детей пока нет, и поэтому хочется чаще играть музыку. Конечно, я люблю проводить время со своей женой, но хотелось бы замутить какой-нибудь проектик. Но пока что я не нашел себе подходящих музыкантов.

Тебя прозвали “Думом” (Doom) в честь первой одноименной игры-стрелялки?

Да. Забавная приключилась история. Немецкое агентство авторских прав обратилось ко мне с просьбой придумать себе имя, Кристофов Шнайдеров развелось тогда видимо-невидимо, и поэтому мне понадобилось прозвище. Пауль Ландерс предложил взять псевдоним “Doom”. Мы были фанатами этой игры и поэтому я не стал ломаться и согласился!

Ходят слухи, что шесть искусственных членов в комплекте бокс-сета “The Liebe Ist Fur Alle Da” это слепки с реальных членов музыкантов Rammstein, это правда?


Изначально мы так и планировали, но возникло несколько сложностей. Представляете как трудно поддерживать эрекцию долгое время! Одно дело снимать слепок с члена попутно развлекаясь со своей девушкой. Никто из нас этого так и не сделал, но кое-кто хотел. Мне эта идея показалась глуповатой.

В клипе “Pussy” ты реально снимался с “членом на изготовку” или это был муляж?


Мы наняли двойников. Жаль, что я тебя этим разочаровываю, но с другой стороны, лично я этому даже рад! (смеется)

“Разная Мелочевка”
Что нравится Кристофу?


Любимые рок-группы – “Deep Purple, Led Zeppelin, Motorhead – и, естественно, AC/DC”.

Любимые не роковые группы – "The Neue Deutsche Welle (группы панка “новой волны” и пост-панка из Германии). Из начала 80-х. Я давно уже не слушаю рок, а увлекаюсь только электронной музыкой, по типу Kraftwerk. Тоже самое было с Гари Ньюманом и группой The Human League”.

Любимая компьютерная игра – “Естественно, Doom. Но если бы я знал, что эта игрушка будет прилагаться к каждому нашему альбому, естественно, я бы выбрал себе другое прозвище!”.

Перевод: Дмитрий Doomwatcher Бравый (28.02.2012)
Источник: www.rock-archives.ru.
Оригинал: http://fanparty.ru
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2010 xx xx - Interview Schneider, Metal Hammer
Страница 1 из 11
Поиск: