[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 11 02 - Paul, spielefilmetechnik.de, Germany
[TEXT] 2009 11 02 - Paul, spielefilmetechnik.de, Germany
AlonsoДата: Пятница, 14.09.2012, 12:32 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
2009 11 02 - Interview Paul, spielefilmetechnik.de, Germany

"Слишком жестко, слишком отвратительно или слишком провокационно - такого не бывает."

Rammstein является одной из самых успешных немецких групп в мире. Но не только их музыка часто провокационна, порно видео на первый сингл снова вызвало скандал.

Интервью: Маркус Эрлвайн

"Даром создавать музыку обладает не каждый. И мы также обладаем им только вместе, а не по одиночке. И должны пытаться использовать этот дар на благо человечества. Это был тяжелый бой. Поэтому для меня этот компакт-диск должен был бы стоить все прочувствованных 60 евро, из-за стресса, который у нас был."
Уже с видеоклиппом для первого сингла Pussy Rammstein снова позаботились о большой сенсации. Неужели они на самом деле сыграли самих себя в порно-клипе, или были всё же дублёры, а головы потом приставили цифровым образом?
Когда я вступаю в застекленную комнату интервью на верхнем этаже здания звукозаписывающей компании, Пауль Ляндерс стоит на балконе и наслаждается солнечным видом столицы, в то время как далеко под ним спокойно течет Шпрее. Гитарист Rammstein полностью одет в черное, благодаря его рубашке без рукавов, выделяется татуировка на правом плече. Его шея и руки увешаны тяжелыми цепями. Он сначала любезно предлагает мне с отчетливо слышимым Берлинским акцентом что-нибудь выпить. Я решаюсь на Bionade, чью пробку Пауль, заядлый SFT-читатель, затем гоняет сквозь пальцы весь наш разговор. Музыкальное порно-видео к первому синглу Pussy было, пожалуй, уже снято к этому времени, но еще никто не знал об этом.

SFT: Прослушивание только что совершенно спутало мою концепцию интервью!

Пауль Ландерс: Какова была концепция?

SFT: Я хотел бы начать с другого вопроса, но теперь я хочу, только одного, узнать, что именно вы поете в песне, которая озаглавлена только B********?

Пауль: Этого слова не существует вовсе!

SFT: Так что, это выдуманное искусственно образованное слово?

Пауль: Точно. Мы не хотели ограничивать воображение, давая там что-то конкретное. Напишите, что вы думаете, и как вы это услышали! Я не буду говорить больше, потому что мы даже не записали это сами.Название оставляет все открытым, и любой может придумать, что он хочет, чтобы понимать слово, и тот смысл, который за ним стоит.

SFT: Но это смогло бы также быть совершенно матерным словом на иностранном языке!

Пауль: Да, или, может быть турецкое из сексуальной практики. Но это не так!

SFT: Несколько месяцев назад кратковременно выглядело, как будто это интервью будет проходить при совсем других обстоятельствах, так как сообщалось, что Тилль покидает группу и заменяется на En Esch из KMFDM...

Пауль: Но это была полная интернет-утка!

SFT: Уже совершенно ясно, но как вы восприняли тогда такое откровенно ложное сообщение?

Пауль: Когда пошел этот слух, мы были в небольшой деревне на побережье Балтийского моря, закладывая фундамент для нового альбома. Мы заключили себя на месяц на ферме и репетировали. Мы ничего не знали, потому что у нас не было сети. Только через три дня мы узнали, что у нас, мол, проблемы. В любом случае, мы не заметили ничего, и сейчас я бы тоже не стал тратить на это энергию. Для научных работников средств массовой информации, пожалуй было бы интересно проанализировать, как такое может распространяться. И многие до сих пор думают, что да, Тилль действительно ушёл. Просто невероятно! Больше я ничего не могу сказать (об этом).

SFT: Разве вы не чувствовали себя немного беспомощными?

Пауль: Нет. Там мы очень эластичны. Если кто-то рассказывает о тебе, что у тебя есть дома красный хомяк, однако, у тебя ничего такого нет, это же тебе не мешает ! Если бы люди стали вдруг рассказывать вещи, которые тебя касаются эмоционально, тогда качество твоей жизни, естественно, может ухудшиться. Но с этой темой такого не случилось!

SFT: Почему запись нового альбома была для вас как езда на американских горках?

Пауль: Подходящее понятие, очень здорово! Вы запираетесь в деревенский дом, начинаете играть песни, и думаете это очень хорошо и принимаете всё. Тогда у вас получается мешок с 20 записями, на которых спрятаны 60 хороших идей, но также и куча грязи. Только иногда отличить это очень трудно и вы должны копаться в этом мусоре. У нас просто было слишком много (идей)! Это был первый ужас. Из этой кучи отделить зёрна от плёвел, это была тяжёлая работа! Хотя мы смогли бы уже принять альбом после этой первой стадии, но мы хотели заранее доработать песни до правильной версии, так что бы сделать нормальную предварительную запись. Это было вторым шагом. После того, как это всё было уже почти создано, мы внезапно потеряли интерес и лучше хотели играть вживую. Затем мы взялись за песни в третий раз и всё началось сначала. Но то, что хорошо звучало при первом проходе, теперь мы находили глупым. Песня - просто моментальный снимок, поэтому снова мы работали над песнями, к вечеру это было хорошо, а на следующее утро они снова не подходили. И таким образом мы никак не могли довести песни до конца, они оставались полуоткрытыми и мы начинали их в 4 или 5 стадиях, снова и снова сначала, так как мы не фиксировали их просто достаточно быстро. Таким образом, эти от 30 до 50 песен были четыре раза переработаны полностью. Это всё продолжалось вечно и был просто адом! Лучше стало только тогда, когда мы начали выбрасывать вещи. Это было довольно противно. Так как не зная что будет хитом, а что провалом, мы должны были отсортировывать вещи, просто чтобы сдвинуться наконец с места. Мы были совершенно перегружены таким большим количеством песен. Только тогда когда мы оставили 20, мы продвинулись, так как имелся обзор. Ты должен иметь отдельные части из песен в голове, так как ты можешь перемещать куски туда-сюда и тексты должны к этому подходить.

SFT: Но почему все же вопреки многим идеям, которые вы имели, вы всё таки не закрыли мешок (с идеями)?

Пауль: В то время мы знали что это является проблемой. Мы знаем об этом только сейчас. Когда вы находитесь в какой-то стадии, вам действительно надо довести её до конца. Но мы сделали так - здесь месяц, а потом взяли перерыв. Потом там опять один месяц. А потом всё началось опять с нуля. Сейчас я бы сказал, вы идете в студию, приспосабливаетесь к ситуации и доводите альбом здесь до конца. В дополнение к этому была ещё такая проблема с нами, что мы не сразу знаем, что хорошо или плохо. У нас не было уверенности в себе и мы всё время задавали себе вопрос: Будет ли из этого что-то? Хотим ли мы это делать?

SFT: Итак, можно сказать, что вы были в группе доведённой до своих пределов?

Пауль: Нет, это было раньше, при последних дисках. На этот раз мы снова притерлись, вынужденные методом работы. Но кое-что опять продолжилось, до тех пор пока мы не научились снова общаться друг с другом, и взаимно высказывать мнения. Это было не просто! Это проще, отойти в сторону от кого-то, кто вам не нравится, чем решить проблему. Есть люди, которым вы можете просто сказать свое мнение и есть другие, которым вы не будете говорить, потому что вы знаете, что они взорвались бы сразу. Но если вы хотите создавать вместе, то не должно быть никакого отрицательного напряжения. Позитив да, и когда вы не получаете негатива - альбом будет написан. "Даром создавать музыку обладает не каждый. И мы также обладаем им только вместе, а не по одиночке. И должны пытаться использовать этот дар на благо человечества. Это был тяжелый бой. Поэтому для меня этот компакт-диск должен был бы стоить все прочувствованных 60 евро, из-за стресса, который у нас был. Оно того стоило, и я не буду жаловаться, но это была самая напряженная вещь, которую мы когда-либо делали.

SFT: Вы в то время, наверно постарели сразу на несколько лет?

Пауль: Это не так, потому что я до сих пор между делом, делаю другие вещи, чтобы отключиться. Но это был очень, очень большой стресс.

SFT: Что вы делаете, чтобы компенсировать?

Пауль: виндсерфинг!

SFT: Здесь, на Балтике?

Пауль: Да!

SFT: А насколько вы хороши в этом?

Пaуль: Фу! Мне ещё нужно много чему учиться!

SFT: Ваш менеджер говорит об этом альбоме, что вы по-новому изобрели себя музыкально. Вы с этим согласны?

Пауль: Нет, я так бы не сказал. Я вообще не согласен всегда с менеджментом - это моя природа. Я даже считаю, что в этом случае всё обстоит как раз наоборот. Мы вернулись назад к корням. Вернулись снова к тому, что беспокоило нас в самом начале. Мы снова немного жестче и стали немного яснее. Естественно, с сегодняшней точки зрения! Мы не пытались, как Metallica с их последним альбомом звучать снова как в 80-е годы. Всегда можно охотно себя цитировать, но связь с сегодняшним днём не должна отсутствовать. Я нахожу это важным! Мы не пытались делать ретро-альбом. Знаете ли Вы Крайслер PT Cruiser? Он выглядит снаружи немного как ретро и ты думаешь, как классно. Но внутри арматура из пластика! И это как раз не хорошо! Хотя мы и пытались воссоздать первичную стихийную силу и звук, но в любом случае с сегодняшней возможной точки зрения. И, естественно, мы включили также опыт всех последних лет и я надеюсь, что это обращает на себя внимание.

SFT: Тексты трёх песен на новом альбоме снова довольно противоречивы: Ich tu dir weh, Wiener Blut и Waidmanns Heil. Вы согласны?

Пауль: техт Ich tu dir weh я вообще не нахожу спорным.

SFT: Вы не находите его жестоким?

Пауль: Нет! Я нахожу его хорошим! У меня просто появляется чистая радость когда я слышу это. Это как раз дело вкуса. Если ты смотришь фильм Тарантино, в котором 40 японцев перебиты женщиной в желтом комбинезоне, вот об этом можно говорить: Это извращенно! Это отвратительно! Можно также находить это смешным и с нетерпением ждать эту ерунду. Это действительно чисто дело вкуса, и я не хочу, диктовать кому-либо, как он должен чувствовать для себя тексты Rammstein. Но лично я не считаю, этот текст провокационным. Мы всегда очень обращаем внимание на тот факт, чтобы это не было слишком уж откровенно. Может быть, что он кажется провокационным, я также не хочу в этом никому отказывать, но мы всегда сами - полиция вкуса. Мы размышляем не над тем, что люди могли бы подразумевать, а нам важен что мы находим это хорошим. Rammstein, собственно, всегда подразумевает провокацию. Это похоже на логотип Apple! Это наша неотъемлемая часть и вставлена с какой-то определённой целью. У нас была еще другая песня при выборе альбома, которая была действительно провокационна. Там был намёк на шутку внутри группы и нам тоже пришлось бы объяснять песню. Я порадовался бы, если бы эта песня попала на диск, но она еще не готова музыкально. Может в следующий раз! Это как будто ты готовил по твоему любимому рецепту, брал все продукты как всегда и несмотря на это ни черта не получилось. Нельзя сказать почему. Так иногда случается с песней. Поэтому принимают также всегда несколько песен. Собственно, эта песня - это единственная песня, которая действительно не работала. В моём вступлении мне пришлось бы заикаться, так что я теперь радуюсь немного о том, что это не (смеется) придётся объяснять! Но это была хорошая вещь!

SFT: Ну тогда расскажите об этом более подробно!

Пауль: Это чепуха говорить о неотложенных яйцах (прим.перевод. что-то сходное с русским "делить шкуру неубитого медведя"). Но я хочу сказать, что ты будешь чувствовать провокационным, ты что ты можешь позволить себе чувствовать таким. Мы не думаем в категориях "провокационно" и "не провокационно"! Мы думаем только в "хорошо" и "плохо"! При съёмках видеоклипа мы не думаем: Если кадр будет или не будет запрещён, а думаем о том что он должен быть снят, так как это важно для действия. И таким образом мы это решаем . Мы не думаем в категориях запрещено и дозволено. Мы не должны придерживаться возрастного лимита, у нас FSK 20 (усмехается).

SFT: Существует ли что-то вроде самоцензуры в пределах группы? (усмехается).

Пауль: Это вкус! (обдумывает долго) В отрицательном случае это самоцензура, в лучшем случае это вкус. Или как ты подразумеваешь это?

SFT: Обдумываете ли вы, что бы не делать определённые вещи, что бы не дошло, как в прошлом, снова до новых недоразумений?

Пауль: Первоначально, где-то в течение первых 5 лет, мы себя вели как грудной ребенок за столом, который просто берет бутылку кетчупа, выливает на белый ковер и при этом на 100 % совершенно не знает, что он, собственно, делает. Естественно, мы получили тут же отклик общественности, и поняли, что мы делаем вещи, которые не повседневны и воспринимались некоторыми людьми довольно болезненно. На основе этого опыта мы теперь осторожнее. Это совершено обычно. Никогда речь не шла у нас о том, чтобы ошарашить людей совершенно. Мы делаем просто то, что мы находим хорошим. Это абсолютно ясно, что если появляется проблема, когда мы думаем, что это могло быть слишком вызывающе, мы обсуждаем вместе. Некоторые думают совершенно наоборот. Особенно в песнях, которые слишком поверхностны, тогда мы спрашиваем себя, звеучит ли это, вероятно, слишком слабо, слишком любезно, слишком мило или к мягко. Мы обращаем внимание на это больше, чем на вопрос если техт слишком жёсткий. Слишком жестко, слишком отвратительно или слишком провокационно - такого не бывает.

SFT: Но тогда почему песня упомянутая выше, не включена в альбом?...

Пауль: К сожалению она музыкально не сложилась!

SFT: Но вы мирились бы с возможными ошибочными толкованиями куска?

Пауль: Да. Но в пределах группы также, естественно, всегда существуют различные мнения. Некоторые больше не поддерживают вечный театр, другие находят песню просто хорошей. Но я могу заверить всех, что не имелось до сих пор еще ничего хорошего, которое мы бы не включили на основе страха перед возможными недоразумениями. В таком случае мы были бы просто тупыми. Наконец, это наша приправа. Группы, которые идут на такие компромиссы, далеко не продвигаются, так как они останавливают себя самих. Это, собственно, наша работа. Мы получаем деньги за то, что мы делаем вещи, от которых некоторые люди чувствуют себя так как будто им наступили на галстук.

SFT: Тогда мы вернулись опять к провокации?

Пауль: Ясное дело! Что практически включено! Существуют различные виды провокаций, естественные и неестественные. Некоторые, как Оливер Pocher воспринимаются как неестественные, потому что он всегда должен раздражать всех. Некоторые говорят, что он не может иначе. Каждый смотрит иначе. Даже Christian Ulmen провоцировал людей! Можно найти это смешным или надоедливым. Отличный вкус и общественное мнение играет роль, а также сроки. То, что вызывает сегодня много негодования, не воспринимается всерьез через десять лет. Когда вы оглядываетесь назад и смотрите, что вы в то время возбудили, то вы можете оценить ситуацию немного. Если кто-то строит дерьмо, то я счастлив на самом деле над этим подняться. Я считаю, это хорошо, когда лейбл Aggro Berlin, всегда устраивает немного проблем. Для художника не существует ничего хуже, чем скука. Когда людям становится скучно, Я думаю, нет большего позора. Так как не достаточно наказан!

SFT: Два вопроса, которые являются постоянными атрибутами: вы все еще сочуствуете правому крылу и гомоэротические наклонности. Вы научились с этим бороться?

Пауль: Ремарки о нашей принадлежности к правым делают только лишь совершенно умственно-отсталые. Я лично не слышал это уже несколько лет. Кто так думает, я уже больше тому помочь не могу. Общественное мнение, все люди, которые не интересуются нашей музыкой и наблюдают нас только из уголка глаза, иногда думают еще о нас в таких красках. Это не касается меня, так как я знаю кто я и кто мы такие. Все люди, которые нас знают и нас ценят - они также это знают. Если ты смотришь издалека на луну, то ты думаешь, там холодно и много кратеров, но это вовсе не должно быть таким образом. Ты должен там побывать хотя-бы единожды, чтобы смочь говорить об этом. Однако, я прощаю всем, которые думают плохо о нас, так как я делал бы, пожалуй, это так же - из уголка глаза. Это наша судьба, так как мы трясем двери, которые еще не открыты, которую оставили бы лучше еще закрытой 10 лет назад и над чем через 10 лет, однако, будут смеяться. Гомоэротика - я нахожу это, впрочем, очень забавным. Там я радуюсь, если мы находимся под подозрением. Гомосексуальные нацисты из Берлина, просто прекрасно!

SFT: До сих пор у Вас всегда в каждом альбоме было 11 песен. Связано ли это с каким-то суеверием?

Пауль: Нет, это скорее как у мужчин, которые садятся в ресторане всегда на то же место!

SFT: Привычка?

Пауль: Да. Женщины всегда хотят сидеть в другом месте, в то время как мужчины лучше на том же самом месте и едят в большинстве случаев также всегда то же самое. Это так просто!

SFT: Тогда это, пожалуй, также привычка снова работать с одним и тем же продюсером. Не было ли бы увлекательно однажды испытать кого-то нового?

Пауль: Это было в любом случае планом. Но на основании расхождений и стресса которые мы пережили, было важно нам в конце, минимум иметь одну известную величину при этом (уклоняется). Проверьте внутреннюю часть крышки Bionade - там буква R. Если это не знак! (все смеются)

SFT: Отсеяли ли вы в этот раз также настолько много песен, что остальные куски могут составить следующий альбом?

Пауль: Нет, это была неповторимая вещь. Мы не выносим избыток на этот раз в новый альбом. Имеется, однако, специальное издание и B стороны, а не подвинутый альбом. Это была неповторимая вещь, так как, с одной стороны это было совершенно очевидно, и так как с другой стороны мы хотели выйти наконец из контракта с звукозаписывающей компанией. Мы хотели быть свободны. Это было хорошее чувство закончить договор, так как мы не должны были создавать музыку, а могли. Это большое различие. Так же например: ты должен спать с подругой, или ты можешь или ты хочешь спать с нею. Если у кого-то есть женщина, которая хочет секса каждый день три раза, это в конечном счете превратится в ад, хотя на самом деле это что-то хорошее.

SFT: Вы специально сделали текст к песне Pussy слишком простой? Это звучит как преднамеренно сделанный сингл для американского рынка.

Пауль: Сингл для США было бы неплохо!

SFT: Но, все же, вы в этом коммерчески ничуть не нуждаетесь!

Пауль: Мы пытались 10 лет назад сделать песню по-английски из-за предполагаемого статуса хита, но это пошло полностью в штаны. Мир не хочет Rammstein на английском языке! Тем не менее У Тилля имеются идеи на других языках. У нас был испанский на последней записи, ранее также был русский, на этот раз даже французский - которые не могут быть предотвращены легко. Так как мы не ограничиваем себя, мы просто позволили этому случиться. Мы не думаем об американском рынке и сингле. Мы находили рефрен просто остроумным. Первоначально это была песня полностью на английском языке, все же, но американцы и англичане, для которых мы это играли попросили нас, чтобы мы добавили немного немецкого. Мы предложили Тиллю куплеты писать по немецки, что-нибудь что английские носители языка также понимают. С утверждением, что песня остается простой. Сложная немецкая строфа с английским рефреном просто не подошла бы. Хорошая песня сама по себе хит. Мы не думаем в категории: Будет ли это хитом? Мы хотим просто сделать хорошую песню. Pussy будет также первым синглом. Раньше мы отказались бы, так как нам это показалось бы слишком уж коммерческим, так как это действительно ярко. Но мы считаем между тем свободным брать песню, которая приятна. Я не думаю, что это будет хитом. Это хорошая песня, это остроумно и люди понимают это определенно, но это не монстр-хит.

SFT: Как вы думаете, вы когда-нибудь избавитесь от репутации плохих мальчиков нации?

Пауль: Это останется в любом случае. Так же как Харальд Джунке всегда останется пьяницей и Che Guevara классный и Фидель Кастро-бетонная голова. Репутация есть репутация! Было бы неплохо, если бы...ну нет! Мы сохраним её! Хотя ты становишься репутацией при каждом действии, которое доказывает противоположность. Но мы не будем делать это.

Перевод special for rammclan.ru SonneN
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Liebe ist für alle da » [TEXT] 2009 11 02 - Paul, spielefilmetechnik.de, Germany
Страница 1 из 11
Поиск: