[ Новые сообщения/New messages · Участники/Members · Правила форума/Forum Rules · Поиск/Search · RSS ]
Страница 1 из 11
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Made in Germany » [TEXT] 2015 03 24 - Interview Flake, tlz.de, Germany
[TEXT] 2015 03 24 - Interview Flake, tlz.de, Germany
AlonsoДата: Вторник, 24.03.2015, 18:53 | Сообщение # 1
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Rammstein-Keyboarder Flake über sein Buch, die „Munti“ und die DDR

Читать на немецком

 
SpringДата: Среда, 25.03.2015, 11:06 | Сообщение # 2
Группа: Site friend
Сообщений: 1637
Репутация: 913 ±
Статус: Off Clan
Клавишник Rammstein Флаке о свое книге, губной гармошке и ГДР.
24.03.2015

Клавишник Rammstein Флаке пишет о своём детстве в Восточном Берлине, каникулах в Тюрингии (прим.: федеральная земля в Германии) и о своём общем взгляде на вещи. На этой неделе он читает в Йене и Эрфурте. Однако раздобыть билеты уже нельзя: в эрфуртском книжном магазине они распроданы уже за неделю.

К фото:
В то время как некоторые коллеги по Rammstein в прошлом году были заняты другими музыкальными проектами, клавишник Флаке писал книгу. Чаще всего для этого он использовал раннее утро между 6 и 8 часами. Группу, с которой он достиг огромного всемирного успеха, упоминает он только в конце. Фото: Markus Werner

Эрфурт/Йена. Никто бы не взял в руки эту книгу, «если бы я по воле случая не играл в этой группе», пишет музыкант Флаке (48). На одной из последних страниц он обратил внимание, что, собственно, совсем ничего не рассказал об этой группе. Она называется Rammstein. Мы встретили в Лейпциге восточного берлинца, который своё гражданское имя Кристиан Лоренц не использует с детства, и говорили о холодных днях на Балтийском море, о неприятностях у внутренней границы и о первых музыкальных шагах в ГДР.

Вместо больших арен вы выступаете в книжных магазинах. Вы рады читальному туру?
Флаке: Возможно, этот читальный тур был очень большой ошибкой.

Почему? Вы же часто выступаете перед публикой.
Отличие от группы в том, что как писатель я совсем один. Это даётся мне намного сложнее, чем делать музыку с другими.

В начале вашей карьеры вы играли один на E-Piano и губной гармошке перед школьниками в спортзале. Кто-то должен был сказать: «Что это там за тип, которому совсем не неловко?» Вы были уверены в себе?
Это было больше манией величия, чем уверенностью в себе. Если бы я знал, насколько это будет неловко, я бы трижды это обдумал. В первый раз ты не знаешь, что ожидают, а отчаянно бросаешься в это, не зная, что случится. Но то, что при этом можно испытывать какие-то чувства и всё в целом может быть плохо, я не знал.

Это вас не устрашило.
Нет, скорее это меня вдохновило. Так плохо всё же не было. Кроме того, я всегда думал, что абсолютно нормально, если ты делаешь музыку, выходить на сцену и играть.

Вы пишите, что вас многое пугает: воздушные перелёты, изменения, болезни. Тем не менее, между строк в книге много шуток. Откуда это хорошее настроение?
Оно было с самого начала, я рос весело. Просто со мной происходит действительно много маленьких неудач, но они не мешают основному ощущению. Ты падаешь, из головы течет кровь, затем ты соскабливаешь струп (корочку на заживающей ране) и тебе снова лучше. И так как, к счастью, у меня никогда не было чего-то плохого, я могу с юмором обращать внимание на эти вещи. Я считаю всё прекрасным и действительно радуюсь каждому дню.

Ноябрь вы называете любимым месяцем. Почему именно время года, которое считается печальным?
Ноябрь я нахожу прекрасным просто потому, что он прекрасен. Есть и ясные дни, и туманные. Но то, что мне нравится этот месяц, не означает, что я обращен к смерти. Возможно, это также было акцией протеста. Когда многие весной и летом за что-то брались, я скорее чувствовал себя одиноко и считал всю весну немного глупой. Большинство самоубийств также совершаются при солнечном свете и в летние дни, а не в тёмные дни.

Вас невозможно было заманить купанием на открытом воздухе?
Купание на воздухе мне так и так не нравилось. С одной стороны, потому что я быстро замерзаю. С другой стороны, потому что все насмехались из-за того, что я такой худой. Кроме того, промокают волосы, вода попадает в нос. Даже когда я думаю о каникулах на Балтийском море с моими родителями, мне сразу вспоминается, что я всегда замерзал на пляже. Для меня лето – замерзание. Зимой по-другому, там, по крайней мере, одеваются тепло.

Когда у вас появилось желание самостоятельно делать музыку?
Довольно рано. В первом или во втором классе я начал слушать пластинки своего отца. Так как я часто болел, у меня было на это время. Я пытался объяснить, почему одна песня действительно хороша, а другая нет. Я пытался это анализировать, и быстро пришло желание самому делать музыку.

Почему вы выбрали пианино?
Один мой друг играл на пианино, и это мне действительно нравилось. Пианино полностью выражает себя, иначе, чем гитары или флейты. Есть фортепианные концерты, которые длятся часами, и ни на секунду не возникает чувства, что чего-то не хватает. Кроме того, на пианино можно без проблем сыграть довольно много музыкальных направлений. Собственно, оно подходит под каждую музыку, всё равно, будь то Ник Кейв, готика или панк.

А губная гармошка?
Это очень хороший блюзовый инструмент, который всегда можно носить, в противовес пианино. Она всегда под рукой. Губная гармошка всегда была у меня в нагрудном кармане джинсовой куртки. Иногда даже несколько.

Играете ли вы еще на ней?
Не, я их всех положил в коробку после того, как однажды съел хлеб с салями, а затем стал играть на губной гармошке. Я никогда не чувствовал этот привкус.

Что такого замечательного в группе?
Самое интересное, это согласованность между музыкантами. Я быстро заметил, что хорошую музыку невозможно сделать одному. При этом мне хотелось иметь ударный инструмент и бас.

В вашей книге вы рассказываете, что к музыке вы непременно добавляли вечеринки и алкоголь. Ваши родители поддерживали это дикое хобби?
Мой отец меня очень поддерживал, тем что оплатил мне первый орга́н, 2000 марок (прим.: ден.ед.в Германии до введения евро). На Востоке это были невероятно большие деньги, если прикинуть, что квартирная плата была 30 марок или около того. Это были несколько ежемесячных зарплат, которыми он пожертвовал ради орга́на. Это показывает, что он, должно быть, действительно в меня верил.

Как во времена ГДР вы пришли к другим инструментам и усилителям?
Группы невероятно выручали друг друга. Если имелся хороший усилитель, то каждый день он ходил по рукам, и его постоянно давали напрокат. Многое также пристраивалось дополнительно: кто-то доставал монтажную схему, и затем это припаивали – по шаблону делали этикетку и приклеивали. Имелись также восточные усилители, которые были настолько плохи, что мы как панк-группа опять же находили их хорошими.

Было легко достать пластинки?
Естественно, было радио. В Берлине также западное радио. Чтобы достать пластинки, доходили до Будапешта, и затем меняли и перезаписывали. Внимательность тогда была выше: мы хранили пластинки действительно трепетно. Не говоря ни слова, обращали внимание ровно на каждую деталь. Возможно больше, чем сами музыканты, когда они записывали это. Мы оценивали каждую деталь, каждый удар тарелок был важен.

У вас дома был магнитофон или проигрыватель пластинок?
Да. В общем-то, на Востоке имелось всё. Только с этим обращались более аккуратно, чем сегодня, потому что знали: если сломаешь, не так быстро сможешь купить новый.

И какой была звуковая дорожка в вашей молодости?
Рано был Джонни Кэш, с песней «Walk the Line». Мой отец много слушал джаз, как например Jelly Roll Mortons „Jungle Blues“ и тому подобное. Ну и всё, что было по радио: Ulrich Roski, Reinhard Mey, Konstantin Wecker – то есть такие вещи, где также можно было слушать текст. Затем сюда присоединился панк и распространился как эпидемия.

У вас были с группой Feeling B неприятности с руководством?
Не настоящие. Вроде как мы как-то были запрещены в нескольких районах из-за прославления наркотиков в песне «Mix mir einen Drink». Но это всё только были демонстративные бои. Серьёзные трудности я не могу вспомнить. Также мы должны были пройти распределение по категориям, чтобы нам разрешили играть в клубах. Но это также сюда относилось, мы это не воспринимали как преграду.

Вы пишете: «Нашего товарища Эриха Хонеккера я видел больше, чем шляпу с приветливым старым мужчиной под ней». Вообще, для вас это была уважаемая личность?
Уважаемыми личностями для меня были мои родители. Преподаватели тоже. У меня никогда не было сложностей с тем, чтобы кому-то подчиняться, если я видел, что вышепоставленное лицо было компетентно. Тогда я никогда не ставил под сомнение то, что говорили мои родители, учителя или позже мой инструктор. Наконец, он что-то в этом понимал и хотел объяснить мне. А правительство? Я вовсе не принимал его как такового и не понимал смысла. Я знал, что в «Новой Германии» есть что-то, что никто не прочтёт, а на уроках гражданства надо много учить наизусть, что потом опять забудешь. То, что у этого есть какое-то отношение к реальности, никогда не пришло бы мне в голову.

Вы описываете, как часто вы путешествовали по Тюрингии, где жила ваша бабушка. Почему вы однажды вернулись с полицией?
Жители были обязаны сообщать о каждом подозреваемом на внутренней германской границе. Им нужно было меньше пограничных солдат, чем бдительных жителей. Мы абсолютно обычно гуляли по дозволенной территории, но всё равно на нас донесли, нас забрали и допрашивали в г. Арнштадте, профилактически, так сказать. Позже выяснилось, что в эти дни три человека из нашей профессиональной школы действительно сбежали с этого места. Конечно, они сделали это с лёгкостью, потому что все были сконцентрированы на нас. Мы бежали посреди улицы, в то время как другие шли незаметно через лес.

Это был ваш первый контакт с народной полицией?
Нет, я уже часто сталкивался с полицией на Пренцлауэр-Берге. Вечером ты шел по улице на вечеринку, и затем тебя останавливали с вопросами: «Куда вы собираетесь? Покажите ваш паспорт». Но это воспринималось не как угроза, а скорее как вид спорта. У них была своя работа, у нас своя: мы должны были идти на вечеринку, а полиция должна была спросить наш паспорт и сказать: «Это запрещено». Этим каждый выполнял свой план, и всё было хорошо.

Какое у вас было отношение к церкви?
Церковь была для меня просто местом, где можно было играть с группой и где красивые женщины. То, что они тогда рассказывали, до сих пор остаётся для меня совершенно чуждым. Но я заметил, что молодые священники хорошо заботились о молодёжи, и я принимал это с благодарностью. Но потом мы осуществили распределение по категориям (прим. что-то типа проверки и прослушивания групп для решения о разрешении выступать), чтобы получить больше возможностей для выступлений. На распределении отклонили только очень жесткие панк-группы. Но дело было не столько в музыке, сколько в поведении.

Как получилось, что вы решили теперь написать книгу?
В детстве, ещё до того, как я стал интересоваться музыкой, я много читал. Благодаря этому, мир меня очень завораживал, и мне всегда хотелось однажды и самому что-нибудь написать. Это была случайность, когда мы встретились с группой и решили, что в 2014 году мы не будем играть, однажды, когда я бодрствовал утром между 6 и 8 часами, я начал писать.

Тяжело ли разглашать так много из личной жизни?
Это всё прошлое. Что прошло, то прошло. Тут мне всё равно, знает кто-то или нет.

По теме: церковные группы и Feeling B.
«В моей жизни не было ничего сенсационного, ничего, о чём нужно было бы сообщить. К счастью, я рассказываю это сейчас», - пишет Флаке.
Кристиан Лоренц родился в восточном Берлине в 1966 году. Флаке его зовут со школьных времён.
Первую известность он получил с берлинской панк-группой Feeling B. C 1994 он играет в Rammstein. Пять из шести их студийных альбомов получали первые места в немецких чартах. Rammstein считается одной из самых успешных немецких групп, получивших мировую известность.
В четверг 26 марта Флаке читает в книжном магазине Peterknecht в Эрфурте, затем днём позже в магазине Thalia в Йене. На оба мероприятия билеты распроданы.


Flake: Der Tastenficker. Schwarzkopf Schwarzkopf Verlag, 2015, 392 Seiten, 19,99 Euro

Martin Moll / 24.03.15 / TLZ
Z0R0007808294

Перевод: Spring for Rammclan.ru


Сообщение отредактировал Spring - Среда, 25.03.2015, 11:30
 
AlonsoДата: Среда, 25.03.2015, 17:34 | Сообщение # 3
Ex-moderator [2010-2016]
Группа: Site friend
Сообщений: 7643
Статус: Off Clan
Цитата Spring ()
затем ты соскабливаешь струп (корочку на заживающей ране) и тебе снова лучше

Ностальгия!
 
Forum » RAMMSTEIN OFFICIAL & INTERVIEW » Made in Germany » [TEXT] 2015 03 24 - Interview Flake, tlz.de, Germany
Страница 1 из 11
Поиск: